Обанкротившийся владелец сельской АЗС не смог повесить убытки на арбитражных управляющих

6 минут
Поделиться новостью:
Обанкротившийся владелец сельской АЗС не смог повесить убытки на арбитражных управляющих

Первый арбитражный Апелляционный суд г. Владимира поставил точку в долгом споре между обанкротившимся предпринимателем из Владимирской области и его арбитражными управляющими. Экс-бизнесмен пытался взыскать с последних 13,6 млн рублей ущерба за то, что они якобы не уберегли его имущество – сельскую автозаправочную станцию. Со слов предпринимателя, неизвестные разграбили её из-за отсутствия охраны. После нескольких лет разбирательств суд отказал бизнесмену в удовлетворении иска, не поверив в рассказанную им криминальную историю.

АЗС не продается

Интерес к судебному спору между владимирским предпринимателем Сергеем Наплековым (признан банкротом в 2017 году) и двумя его арбитражными управляющими Сергеем Павловым и Татьяной Максимовой вызван тем, что в его рамках судам предстояло определить границы ответственности арбитражных управляющих по сохранению имущества своих «подопечных».

Сергей Наплеков был признан банкротом в 2017 году. Тем же решением Арбитражный суд Владимирской области ввел процедуру реализации имущества должника. Финансовым управляющим банкрота был назначен Сергей Павлов, которого через год сменила его коллега Татьяна Максимова, руководившая процедурой банкротства Наплекова до февраля 2021 года.

В 2020 году Максимова в рамках процедуры реализации имущества должника выставила на торги принадлежавшую Наплекову автозаправочную станцию в деревне Новоселово Киржачского района Владимирской области. Начальная цена здания АЗС составила 6,8 млн руб., земельного участка – 9,2 млн. Торги назначались три раза, но из-за отсутствия покупателей АЗС так и не была продана. Вероятно, причина была в ее техническом состоянии.

Как пояснил Сергей Павлов, который неоднократно выезжал на АЗС в деревню Новоселово (при составлении описи имущества, при показе имущества залоговому кредитору и при передаче имущества Максимовой), «здание АЗС находилось в непригодном для эксплуатации состоянии». Эту же причину отсутствия покупателей на свою заправку – неудовлетворительное техническое состояние – назвал и Сергей Наплеков. Однако в том, что АЗС пришла в упадок, экс-бизнесмен обвинил своих финансовых управляющих, которые, по его мнению, не приняли мер по охране его имущества.

Сначала он предъявил Иск о взыскании ущерба к Татьяне Максимовой, а через полгода включил в число ответчиков Сергея Павлова.

Актив без охраны

В исковом заявлении о взыскании материального ущерба Сергей Наплеков опирался на абзац второй пункта 2 ст. 20.3 и абзац пятый пункта 2 ст. 129 закона о банкротстве, которые обязывают арбитражных управляющих принимать меры по защите и обеспечению сохранности имущества должников.

По мнению истца, по закону управляющие были обязаны обеспечить охрану его имущества, попавшего в конкурсную массу (в т.ч. АЗС в деревне Новоселово), однако с самого начала процедуры банкротства АЗС не охранялась. В результате, со слов Сергея Наплекова, в 2018 году неизвестные проникли внутрь заправки, срезав замки, и вынесли оттуда ценное оборудование, что снизило стоимость АЗС как банкротного актива.

В качестве обоснования исковых требований Сергей Наплеков представил суду ряд документов. В том числе: инвентаризационную опись имущества на 11,7 млн рублей, составленную при передаче им АЗС в аренду компании «СтройЭлектроСервис» в 2017 году, договор аренды, счета за электроэнергию, свидетельствующие о том, что АЗС в момент передачи в аренду была действующим активом, а также фотографии АЗС до и после разграбления.

Размер ущерба истец оценил сначала в 6,8 млн рублей, позднее он увеличил сумму иска до 13,6 млн рублей.

Недоказанный грабеж

Несмотря на представленные документы, факт разграбления АЗС в ходе рассмотрения дела в арбитражном суде истцу доказать не удалось. В частности, суд не смог определить достоверность представленных фотографий и период, когда они были сделаны. ООО «СтройЭлектроСервис», с которым был заключен договор аренды АЗС (и прилагающаяся к нему инвентаризационная опись имущества), как оказалось, возглавлял сам же Сергей Наплеков. Кроме того, суд не получил удовлетворительного ответа на вопрос, почему, обнаружив кражу имущества в 2018 году, истец обратился в правоохранительные органы только в 2020 году.

Сторона защиты также сообщила, что Сергей Наплеков до сих пор не передал свое имущество арбитражным управляющим, как того требует Закон о банкротстве.

«Фактически имущество в ведение финансовых управляющих передано не было, акт приема-передачи не составлялся, ключи, оборудование и какие-либо документы не передавались», – поясняет в отзыве на исковое Заявление Сергей Павлов.

Нет денег – нет охраны

Не удалось истцу доказать в суде и факт неисполнения арбитражными управляющими обязанности по обеспечению сохранности имущества. Как пояснил директор юридического агентства «Система» Роман Береснев (представлял в суде Сергея Павлова), о банкротстве устанавливает четкие границы ответственности арбитражных управляющих по защите имущества своих «подопечных». И одна из таких «границ» – наличие реальной возможности реализовать эту обязанность.

Пункт 1 статьи 20.3 Закона о позволяет арбитражному управляющему заключить договор на охрану имущества должника со специализированной организацией – попросту говоря, нанять охранников. Но оплачиваться их деятельность должна из конкурсной массы должника. Причем необходимость нанять людей и наличие «свободных» средств в конкурсной массе управляющему придется доказывать в арбитражном суде.

Как пояснили Сергей Павлов и Татьяна Максимова, в конкурсной массе у обанкротившегося Сергея Наплекова не было средств для оплаты услуг охранников. Чтобы решить проблему, они обратились к залоговому кредитору Андрею Бодрову, у которого в залоге было здание АЗС и который больше других был заинтересован в ее сохранности, однако у него также не оказалось финансовых возможностей для обеспечения охраны.

В суде апелляционной инстанции Сергей Наплеков уточнил, что невыполнение обязанностей по сохранению имущества должника финуправляющими заключалось еще и в том, что после отказа залогового кредитора взять на себя охрану АЗС они не провели собрание кредиторов, чтобы изыскать иной путь решения проблемы. Однако сторона защиты парировала эту претензию тем, что собирать других кредиторов не было необходимости именно потому, что Андрей Бодров являлся залоговым кредитором и ему причиталось 80% средств от продажи АЗС. Следовательно, у других кредиторов должника нет никакой экономической целесообразности оплачивать сохранность залогового имущества Бодрова, пояснили представители финансовых управляющих.

Не последнюю роль в принятии судом итогового решения сыграл и тот факт, что в 2020 году Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Владимирской области по заявлению Сергея Наплекова проверило правомерность действий Татьяны Максимовой. Проверяющие не нашли нарушений в ее работе и прекратили производство по делу об административном правонарушении.

В результате Владимирской области отказал Сергею Наплекову в удовлетворении иска к Сергею Павлову и Татьяне Максимовой. А в конце апреля это решение поддержал Первый арбитражный г. Владимира, который поставил точку в долгом споре между обанкротившимся предпринимателем из Владимирской области и его арбитражными управляющими.

Комментируя решение суда, директор ООО «Система» Роман Береснев отметил, что удовлетворен достигнутым результатом.

«Привлечение к материальной ответственности арбитражного управляющего возможно только при наличии вины, а бремя ее доказывания лежит на заявителе. У арбитражных управляющих Павлова и Максимовой не было возможности для привлечения охраны АЗС, так как в конкурсной массе должника не было денежных средств. Тем не менее возложенные на них законом обязанности по сохранению имущества должника они выполнили в полном объеме, поэтому оснований для привлечения их к ответственности нет. И мы сумели это доказать», – сказал Роман Береснев.

Он также подчеркнул, что дело «Наплеков против Павлова и Максимовой» станет важной частью судебной практики и в будущем поможет защищать интересы других арбитражных управляющих в подобных процессах.

Читайте также