Андрей Камнев

Обозреватель ДОЛГ.РФ

Эксперт в области взыскания проблемной задолженности корпоративных клиентов.
Действующий руководитель банкротных проектов в нефтегазовой отрасли.

Комментарии на портале:

ЧОП, залоговое имущество и 2 беспокойных кредитора

Вопрос, касающийся платежей, идущих на охрану нескольких предметов залога, не разрешен до настоящего момента действующим законодательством о банкротстве.
Действительно, пропорциональное распределение расходов между залогодержателями исходя из соотношения начальной стоимости реализованного предмета залога к общей начальной стоимости всего заложенного имущества нарушает права охранной организации, поскольку реальная цена реализации имущества может отличаться от начальной стоимости предмета залога.

Однако если в дальнейшем судебная практика будет придерживаться правовой позиции, изложенной судом кассационной инстанции (в Постановлении АС Уральского округа от 18.02.2020 по делу А60-741/2015) – обязанности конкурсного управляющего перечислить денежные средства, полученные от реализации одного предмета залога, в счет исполнения обязательств по договору охраны нескольких предметов залога – залоговые кредиторы, предмет залога которых будет реализован ранее других, станут нести риски непродажи предметов залога иных залоговых кредиторов или продажи их по более низким ценам.

Ведь в том случае, если сумма реализации предмета залога на торгах оказалась меньше расходов на его охрану, то последние возмещаются из конкурсной массы Должника, а не залоговым кредитором (о чем свидетельствует судебная практика: Постановление АС Западно-Сибирского округа по делу № А46-548/2015 от 05.12.2016). Возлагать данные расходы на того из залоговых кредиторов, который первым реализовал предмет залога, при недостаточности конкурсной массы было бы неверно.

Есть основания полагать, что стоит придерживаться общего принципа, установленного в Законе о банкротстве: любые расходы на обеспечение сохранности предмета залога (текущие и реестровые) покрываются за счет средств, поступивших от продажи предмета залога на торгах. Тогда как норма Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 58 "О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя" о том, что затраты на покрытие текущих платежей и погашение требований кредиторов первой и второй очереди залогодержатели несут пропорционально размеру средств, вырученных от продажи каждого предмета залога – не должна распространяться на расходы по обеспечению сохранности предмета залога и реализацию его на торгах.

Суд с тенью: как два нижегородских химзавода с одним владельцем спорили за имущество

Если абстрагироваться от вещных правоотношений, в данном случае имела место ситуация корпоративного тупика («детлока»), при котором в наличие у собственников бизнеса различных интересов и стратегий развития компании, последняя не может нормально функционировать. Указанный процесс сопровождается срывами общих собраний, невозможностью принять решения по ключевым вопросам (назначения руководителя организации, одобрения крупных сделок, смена юридического адреса и т.п.), рядом судебных споров (в т.ч. связанных с оспариванием сделок и решений общих собраний, взысканием убытков и исключением участников), а также отказом ряда контрагентов от ведения экономических отношений с «проблемным» контрагентом. Все это, очевидно, ведет к ряду негативных последствий, одно из которых (банкротство юридического лица) в итоге и произошло в изложенной ситуации.

Отечественное законодательство предусматривает ряд выходов из подобных ситуаций:

1. Как лучший вариант – переговоры между конфликтующими сторонами и выкуп одним конфликтующим участником доли, принадлежащей другому по разумной цене.
2. Добровольный выход одного участника из общества, если такое право предусмотрено его уставом (ст. 94 ГК РФ, ст. 26 Закона об ООО).
3. Исключение участника из общества в судебном порядке по иску другого участника (п. 1 ст. 67 ГК РФ). Здесь стоит учитывать вероятность встречного иска, что ставит суд в довольно нестандартное положение – появляется необходимость оценивать действия каждой из сторон на предмет того, кто из них в большей степени виновен в конфликте и причиняет интересам общества более значительный ущерб. При этом размер долей участников, по существу, не имеет значения. В этой связи достаточно показательными являются ситуации приведенные в п.п. 7-8 «Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019).
4. Последним сценарием (если собственники не уладили конфликт в добровольном порядке, а спор об исключении не дал результата) видится принудительная ликвидация компании с передачей каждому из участников эквивалентного его доле имущества общества (пп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ).

Экономколлегия объяснила, как правильно квалифицировать реестровую и текущую задолженности

       ВС РФ справедливо посчитал, что суды ошиблись с определением даты возникновения у Альфа-Банка права на привлечение к субсидиарной ответственности контролирующего должника лица (далее - КДЛ).
    Помимо наличия презумпции о непередаче бухгалтерской документации, облегчающей процесс доказывания состава правонарушения, судам необходимо было установить момент причинения вреда КДЛ кредиторам.
    Поскольку в рамках дела о банкротстве КДЛ несет субсидиарную ответственность в том случае, если полное удовлетворение требований кредиторов невозможно вследствие действий данного лица, есть основания полагать, что момент причинения вреда КДЛ кредиторам общества совпадает с моментом объективного банкротства данного общества (момент, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов).
    Несмотря на тот факт, что обязательство по возмещению вреда возникает с момента его причинения, требование к лицу, несущему субсидиарную ответственность, может быть предъявлено лишь после отказа основного должника удовлетворить требование кредитора.
    Полагаю, что право на привлечение к субсидиарной ответственности КДЛ возникло после отказа общества произвести полное погашение требований кредиторов, то есть после предъявления всеми кредиторами своих требований обществу. Если все кредиторы предъявили свои требования до момента принятия судом заявления о признании КДЛ банкротом, требование Альфа-банка о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности подлежит включению в реестр, в противном случае - попадает под режим текущих платежей.

Еженедельный обзор судебной практики от ДОЛГ.РФ (20.01 – 26.01)

Вопрос возможности передачи ценных бумаг в отсутствие заключенного в письменной форме договора уже довольно длительное время находится на острие ножа отечественных правоприменителей.

Между тем, несмотря на вполне интересную мотивировку сторонников недействительности подобных сделок (применение аналогии с формой договора купли-продажи), нормативная обусловленность подобной меры в настоящий момент отсутствует. Так, форма в которой должна заключаться сделка по передаче акций законом не установлена, а согласно п. 1 ст. 149.2 ГК РФ переход прав, удостоверенных бездокументарной ценной бумагой, по общему правилу осуществляется на основании передаточного распоряжения. Достаточность такого распоряжения для легитимации сделки по отчуждению акций подтверждается сложившейся (не многочисленной, но вполне однозначной) судебной практикой (к примеру Постановлением АС Восточно-Сибирского округа от 09.12.2014 № Ф02-5770/2014 по делу № А74-3472/2014). Таким образом, в споре по делу «Корунд-М» Верховный суд лишь закрепил давно сформировавшуюся позицию арбитражных судов.

Кроме того, отдельно стоит выделить момент с закреплением цены подобной сделки, она в соответствии с действовавшим до декабря 2015 года Положением ФКЦБ от 02.10.1997 №27 подлежала обязательному включению в текст распоряжения, что свидетельствует о возможности согласования данного условия и без заключения отдельного письменного соглашения.

Шесть бывших директоров «Метробанка» защитили свои активы от ареста в ВС РФ

Нужно отметить, что подобный результат рассмотрения заявления о принятии обеспечительных мер (тем более, что ответчиками являются менеджеры кредитной организации) в нынешних реалиях можно начать воспринимать как весьма нераспространенный.

Так, происходит активное формирование правоприменительной практики, закрепляющей достаточность разумных подозрений в сокрытии контролирующим лицом, привлекаемым к субсидиарной ответственности, своих активов для наложения ареста на его имущества (в частности, следует упомянуть Постановление СК ВС РФ по Экономическим спорам от 27.12.2018 №305-ЭС17-4004(2)).

При этом важно отметить, что заявитель подобного ходатайства не должен указывать конкретное имущество, на которое  должны быть наложены обеспечительные меры. Суд вправе арестовать активы ответчика в пределах размера требований по субсидиарной ответственности, конкретное имущество, на которое накладываются обеспечительные меры, определяет судебный пристав-исполнитель.

ООО «ПромСтройНефтеГаз» ответит перед Тюменской буровой компанией

Оценивая итог рассмотрения обоснованности заявления (Дело о банкротстве прекращено 26.06.19 в виду отказа Заявителя), ПромСтройНефтеГаз предпринимает все меры по недопущению введения процедуры банкротства.  
    Такая ситуация в отрасли встречается довольно часто,  причиной этого могут  служить диаметрально противоположные намерения бенефициаров:  
    - Применить процедуру санации (оздоровления) компании для последующего восстановления ее платёжеспособности и оплаты долгов;
    -  Затянуть возбуждение банкротства для реализации стратегии по защите активов компании и предотвращению негативных санкций в адрес бенефициаров.
    
    Введение процедуры банкротства в отношении компании имеет для  ее собственников негативные последствия и возможные финансовые риски:
    - Признание недействительными хозяйственных сделок, совершенных должником (глава 3.1 Закона о банкротстве) и последующей реституция (возврат всего полученного по сделке);
          - Риск привлечения к субсидиарной ответственности бенефициаров по долгам компании банкрота (глава 3.2 Закона о банкротстве);
         - Риск взыскания убытков с руководителя должника за недобросовестные действия, которые причинили вред имущественным правам должника и кредиторов;

Ничего общего. Конфликт в совете директоров АО: как найти выход из кризиса?

Корпоративные конфликты действительно довольно распространенное явление в отечественной правовой действительности.
При этом, конфликты между членами совета директоров в российских АО/ООО случаются не очень часто и по большому счету мотивированы противоречиями возникающими между лицами, контролирующими указанных членов совета директоров – конкретными акционерами/участниками общества. В таких случаях конфликты возникают на всех уровнях управленческой структуры в том числе:
- между акционерами при принятии решений общим собранием;
- между членами совета директоров, также лоббирующими противоречивые интересы конфликтующих акционеров;
- между акционерами и ЕИО.
Указанная проблема эффективнее всего решается превентивными методами и, прежде всего, составлением акционерного соглашения, предусматривающего способы разрешения противоречий между акционерами (закреплением порядка голосования по определенным вопросам, опционы на выкуп акций и т.д.). Также, как правильно отмечает автор статьи, разумным будет создание структуры внутренних документов общества, в том числе закрепляющих правила по которым будут действовать органы корпоративного управления (положения о ЕИО, положение об ОСА, положение об СД и др.).
Ситуация же корпоративного конфликта только между членами СД представляется исключительной и может реализовываться только при наличии в обществе т.н. независимых директоров (имеется ввиду именно независимость от акционеров при принятии решений). При этом, если такие независимые директора будут действовать очевидно в ущерб интересам общества, то ситуация решается довольно просто – акционеры переизбирают состав совета директоров.

Налоговая против нефти: подан иск о банкротстве ООО «Русьнефть»

Полагаю, такая ситуация на нефтересурсном рынке России вполне ожидаема: Ключевые игроки наращивают свои  обороты укрупняясь,  а молодые, как ООО «Русьнефть» – оказываются неприспособленными и не могут конкурировать, что в конечном итоге приводит в тому, что собственники бизнеса «бросают» свои компании в надежде освобождения от долгов путем принудительного  исключения ФНС из ЕГРЮЛ.  На сегодняшний день тенденции таковы, что  ФНС все более активно пополняет бюджет за счет средств, полученных в результате инициирования процедуры банкротства.

Законодатель даже предусмотрел упрощенный порядок подачи налоговым органом заявления о банкротстве: к ФНС не применяется порядок досудебного опубликования намерения обратится с заявлением о банкротстве (п.2.1 ст.7 Закона о банкротстве).

Автор статей:

Субординация при банкротстве: послесловие к научно-практической конференции РШЧП

26 февраля на базе Российской школы частного права состоялась научно-практическая конференция на тему «Субординация обязательственных требований участников при банкротстве корпорации». Обозреватель ДОЛГ.РФ посетил мероприятие и вместе с участниками обсудил актуальные вопросы банкротной отрасли.

Возврат к списку