Арсений Королев

Арбитражный управляющий

Арбитражный управляющий с 2016 года.

Комментарии на портале:

НАПКА обсудила новую модель упрощенного банкротства

Начну с высказывания Председателя Комитета Госдумы Николая Николаева, который «…. объяснил, что при первоначальной разработке проекта «не выдумывался велосипед» – авторы опирались на зарубежный опыт и предложили проводить процедуру через арбитражных управляющих, через систему СРО, чтобы она финансировалась в достаточной степени самим сообществом. Это позволило бы охватить широкий круг людей, которые находятся в тяжелой жизненной ситуации и успешно реализовать реабилитационную функцию банкротства».
    Статья 25.1. Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 08.06.2020) "О несостоятельности (банкротстве)" раскрывает цели на которые должны расходоваться средства фонда СРО арбитражных управляющих, а именно - для осуществления компенсационных выплат в связи с возмещением убытков, причиненных лицам, участвующим в деле о банкротстве, и иным лицам вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, при одновременном наличии следующих условий:
недостаточность средств, полученных по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего, для возмещения причиненных им убытков;
отказ арбитражного управляющего удовлетворить требование такого лица или неудовлетворение арбитражным управляющим этого требования в течение тридцати рабочих дней с даты предъявления этого требования.
    Хочется напомнить господину Председателю Комитета Госдумы Николаю Николаеву, что СРО арбитражных управляющих никогда не являлись благотворительными организациями, цель которых - добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки.
    Деятельность СРО арбитражных управляющих никогда не регламентировалась положениями Федерального закона от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ "О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)"
Да и  обязательные членские взносы арбитражных управляющих, за счет которых формируется  компенсационный фонд не являются добровольными благотворительными пожертвованиями, предоставляемые гражданами и юридическими лицами в денежной или натуральной форме.
На каком основании господин Николаев решил растратить средства СРО, которые имеют четко определенное законом целевое назначение?
И из каких средств возмещать  убытки, если все растратить на финансирование процедур банкротства физических лиц?
Насколько не дают покоя господину Председателю Комитета Госдумы Николаю Николаеву деньги управляющих, как ловко он находит им применение.
Почему бы господину Николаеву не начать финансировать процедуры банкротства физических лиц за счет своей заработной платы и заработной платы других депутатов из фракции «Единая Россия» в Государственной Думе. В отличии от арбитражных управляющих, они эту заработную плату ежемесячно получают и уж точно не в размере 30 тысяч в месяц.
Далее господин Николаев сетовал: «К сожалению, мы поняли, что единого сообщества арбитражных управляющих у нас нет. Есть целый ряд разрозненных групп со своими интересами, но вот сообщества профессионального, консолидированного – нет. Именно поэтому рынок не определился, кто станет национальным объединением саморегулируемых организаций. До тех пор, пока арбитражные управляющие не соберутся и не решат между собой этот вопрос, у нас все так и будет, вот в таком кривом состоянии».
При этом все управляющие сошлись во мнении о том, что финансирование процедур банкротства за счет СРО управляющих, внесудебный порядок процедуры банкротства и прочие идеи господина Николаева – несостоятельны.
Наверное, по мнению господина Николаева, управляющие должны были  принять решение об увеличении сумм ежемесячных взносов в СРО со своей стороны и профинансировать все процедуры банкротства. Наверное, «это позволило бы охватить широкий круг людей, которые находятся в тяжелой жизненной ситуации и успешно реализовать реабилитационную функцию банкротства» - как выразился господин Николаев. Наверное. Но скорее всего это приведет к тому, что сами управляющие окажутся в  тяжелой жизненной ситуации, им самим придется прибегнуть к банкротству. При этом становиться не ясно кто их процедуру банкротства будет финансировать.

«Банкротство по-честному»: Павел Замалаев о кодексе этики арбитражных управляющих

Для начала начнем с фразы респондента Павла Замалаева (далее по тексту -респондент )  «…я пошел учиться в Сколково и попал в среду людей, которые генерируют так называемые «экологичные идеи». Они на первое место ставят пользу миру, сообществу, как бы громко это ни звучало. Материальная выгода у них стоит на второй ступени.»
Согласно данным из открытых источников: «Бюджетное финансирование «Сколково», до завершения проекта в 2020 году, должно составить 125,2 млрд рублей (документ об этом 13 августа 2013 подписал Дмитрий Медведев), при этом не менее 50 % затрат на создание инновационного центра «Сколково» планируется привлечь в виде частных инвестиций
Главной целью Инновационного центра «Сколково» было заявлено достижение общественно полезных результатов в области развития инноваций.
Резиденты Сколково регистрировались и получали налоговые льготы задолго до постройки первых офисов наукограда. Против этого выступали Министерство финансов и Министерство экономического развития, опасавшиеся падения бюджетных поступлений. Однако усилиями Крейга Барретта, Джона Чемберса и Александра Галицкого новосозданной организации удалось отстоять принцип экстерриториальности, и к концу 2010 года число резидентов Сколково достигло 28, из которых 11 получили первые гранты.
Согласно данным Счетной палаты РФ, на конец 2015 года участниками «Сколково» стали почти 1500 компаний. Вместе с тем доля бюджетных средств в доходах инновационного фонда за 3 года составила более 86 %
Благодаря проекту было создано более 30 тыс. новых рабочих мест.
Для сотрудников фонда были предусмотрены 13-е зарплаты, премии, полисы добровольного медицинского страхования и прочие блага.
Только после коррупционных скандалов 2013 года Минфин установил для фонда чёткие показатели эффективности, проект был переведён на поквартальное финансирование. Были пересмотрены расходы на персонал: проведены сокращения, в том числе среди вице-президентов, изменена система вознаграждений топ-менеджеров: введены KPI отменены внутригодовые премии. Зарплаты в фонде были значительно снижены».
Среда людей, которая «генерируют так называемые «экологичные идеи», получила сначала немалые материальные блага, а уже потом принялась за принесение «пользы миру, сообществу», при этом мы не затрагиваем критерии эффективности данной «пользы», как скоро она появилась и появилась ли вообще.
То есть сначала «13-е зарплаты, премии, полисы добровольного медицинского страхования и прочие блага» для работников, гранты для организаций – резидентов Сколково, а потом будем работать, чтобы принести «пользу».
Далее у респондента «….появилась мысль о том, что эти идеи и ценности нужно наложить на ту деятельность, которой я занимаюсь».
Было бы очень неплохо, если бы деятельность управляющих финансировалась также, как у  «генераторов так называемых «экологичных идей» из Сколково. Зачастую все наоборот, управляющий из своих средств финансирует публикации, почтовые расходы, командировочные и прочие расходы на процедуру, а уже потом, может быть, ему их возместят. Не редки случаи, когда и вознаграждение за ведение процедуры управляющий получает только после годичной судебной тяжбы. Про финансирование лиц, сопровождающих процедуру (помощник управляющего, бухгалтер, оценщик, юрист, специалист по проведению финансового анализа) говорить даже не приходится, кредиторы считают, что все должен сам делать арбитражный управляющий, этому всему его научили в рамках Программы подготовки арбитражного управляющего, следовательно, незачем тратить деньги из конкурсной массы на оплату труда данных специалистов, иначе кредиторам меньше достанется.
Заметьте какая существенная разница с финансированием  сотрудников Сколково (зарплаты, «13-е зарплаты, премии, полисы добровольного медицинского страхования и прочие блага») и с оплатой лиц, которых бы хотел привлечь управляющий, да и с оплатой труда самого управляющего.

Далее со слов респондента: «…я избрал проект «Банкротство по-честному». Цели его громкие и далеко вперед идущие. Одна из них – изменить отношение к арбитражным управляющим в лучшую сторону, вторая – повысить собираемость долгов. Потому что, согласно статистике, на сегодняшний день собираемость в процедурах не более 5%».
Возникает вопрос – а как «повысить собираемость долгов», а точнее удовлетворить требования кредиторов, если у должника в конкурсной массе ничего нет?? Движимого и недвижимого имущества нет, сделки с данным имуществом за три года до принятия заявления отсутствуют, денежных средств нет, совместно нажитого имущества (если мы говорим о банкротстве физических лиц) тоже нет, на иждивении дети. Заработная плата чуть выше прожиточного минимума.
Так за счет чего сформировать конкурсную массу, чтобы из нее удовлетворить требования кредиторов по долгам?
Конечно есть случаи, когда обнаруживаются сделки, которые осуществил должник за 3 года, год, полгода, три месяца, месяц до подачи заявления о банкротстве, и суд их признает недействительными, что позволяет пополнить конкурсную массу, но процент данных случаев ничтожно мал, по сравнению  с основной массой дел.
И как, при данных условиях, «повысить собираемость долгов» по мнению респондента? Как он может эту ситуацию изменить?
«Никто из «арбитражников» не говорит: «я помог возвратить столько-то миллионов или миллиардов». Все говорят о «100% гарантии списания долгов» - повествует респондент.
В очередной раз выражаю несогласие с его мнением,
Во – первых, повторюсь, невозможно «возвратить столько-то миллионов или миллиардов» если у должника их никогда не было, а за тем что было  зорко следят кредиторы, изучают ответы, полученные управляющим из соответствующих органов, где может стоять имущество должника на учете, его отчеты. И если управляющий «забудет» что – то включить в конкурсную массу или «забудет» обжаловать какую – либо сделку, то кредиторы сразу ему напомнят отдельным письмом, а если и это не поможет, то подадут заявление о признании действий управляющего незаконными и сами подадут в суд заявление о признании недействительности сделки.
Во – вторых,  о «100% гарантии списания долгов» дают рекламу фирмы. Также данные фирмы утверждают о наличии у них «своего» арбитражного управляющего. По поводу наличия у фирмы «своего» управляющего – вопрос более чем спорный, его может и не быть, а это просто рекламный ход, рассчитанный на привлечение клиентов этой фирмой. Данные фирмы даже не являются юридическими, хотя слово «Юридическая» и может содержаться в их названии. Скорее всего их можно отнести к рекламным фирмам, в штате которых менеджеры, а не юристы.
«Мне тоже до какого-то момента было страшно прямо отказать клиентам, намеренным «списать все долги». Все устали от списаний долгов, от этих схем, все хотят нормально и честно работать». – говорит Павел.
Термин «списать все долги» был введен в разговорный обиход при банкротстве физических лиц с целью заменить термин «освободить от обязательств» после процедуры реализации имущества, для простоты понимания.
Мне не совсем понятно выражение респондента «Все устали от списаний долгов, от этих схем, все хотят нормально и честно работать»
Во – первых: освободить от обязательств (списать долги) может только суд при условии добросовестного поведения должника – не скрывал имущество и информацию о нем, не скрывал своих кредиторов и размер задолженности, не прятался (не менял место жительства) и прочее. Если имущества должника достаточно для составления графика погашения задолженности, то суд введет процедуру реструктуризации, что позволит ежемесячно в рамках какой – то суммы в течении трех лет погасить накопленные долги и приостановить начисление процентов и пеней.
Во – вторых: Если у должника  нет имущества, нет дохода (уволили с высокооплачиваемой должности), позволяющего выполнять график платежей в реструктуризации, то суд данную процедуру и не вводит. А какой в ней смысл – должник не имеет средств на погашение долгов даже в рассрочку на три года. У должника (а их большинство) один выход – ходатайствовать   о введении процедуры реализации имущества – венцом которой и является судебный акт, в котором суд освобождает от обязательств (списывает долги). Но если по каким – то причинам суд установит недобросовестное поведения должника, то судебный акт будет гласить о том, что должник не освобождается от обязательств.
И «схем», от которых «все устали» никаких я лично не вижу, если банкрот не имеет финансовой возможности выполнять график платежей, вел и ведет себя добросовестно по отношению  к кредиторам.
В – третьих:  Должнику конечно можно попытаться «частично списать долги», что предполагает уменьшение начисленных штрафов по накопившимся долгам. Это можно сделать путем подачи иска без введения процедуры банкротства. Только это мало кому помогает, ну уменьшил суд штрафные санкции банка (подчеркну не проценты), а дальше что….? Платить кредиты и проценты средств нет, банк начисляет новые штрафы и так далее…
Поэтому Закон и дает право через суд объявить себя несостоятельным, представить сведения об имуществе, о невозможности справиться с финансовой нагрузкой и ….получить судебный акт об освобождении от обязательств (списании долгов).
И почему быть должно «страшно отказывать клиентам» в помощи в реализации права на освобождении от обязательств, если по другому их проблема просто не решается?? И что именно здесь не честно???
Жители нашей страны многие доведены до отчаяния в связи с тем, что не могут расплатиться с долгами.
Издательство «Аргументы Недели» сообщает, что мужчина захватил заложников в банке из-за долгов. Речь идет о 34-летнем Алексее Барышникове, который 23 мая этого года пытался взять в заложники несколько человек в отделении «Альфа-банка» на Земляном Валу. Он угрожал взорвать здание.
Как явствует из публикаций Издательства «Аргументы Недели» должники, доведенные до отчаяния от невозможности справиться с долгами, уже прибегают к захвату заложников. Хорошо, что обошлось без жертв.
А респондент утверждает, что освобождение от обязательств (списание долгов) является «схемой», от которой «все устали».
Мне кажется, что взятые в заложники Алексеем Барышниковым так не считают.
Что касается идеи Кодекса профессиональной этики арбитражного управляющего, то данную идею пытаются воплотить в жизнь довольно давно. Только на моей памяти еще с 2014 года, а фактически еще раньше.
Думаю, что данная идея не несет в себе какой – либо практической пользы ни для арбитражных управляющих, ни для общества. Равно как и идея (а таковая тоже была) создания при Партнерствах Третейских судов для разрешения споров между управляющими.
Все недобросовестные действия управляющих очень хорошо пресекаются судом на основании жалоб участников дела о банкротстве.
При этом в каждом Партнерстве разработаны Стандарты и правила профессиональной деятельности управляющих, которые содержат критерии этики и их необходимо придерживаться, за нарушение данных критериев, как и в Кодексе профессиональной этики адвоката, предусмотрены санкции дисциплинарного характера.

Год банкрота: настигнет ли Россию долговой кризис в 2020 году?

Что касается сроков проведения процедур банкротства, то необходимо учитывать, что каждая процедура индивидуальна. И цифры статистики не могут в полной мере нести достоверную информацию.
Существует множество причин, вполне объективных, которые делают срок проведения конкурсного производства довольно значительным.
Например одна из них.
Ранее, до 2016 года большинство кредиторов жаловалось в Партнерства арбитражных управляющих на то, что длительное время управляющий не может провести инвентаризацию, что слишком затягивает процедуру конкурсного производства.
Но как быстро провести инвентаризацию  управляющему, если, на примере одной лизинговой компании, активы (т.е. переданное в лизинг имущество, стоимость которого не выплачена) находятся в нескольких регионах России.
И для их инвентаризации управляющему необходимо посетить все эти регионы для начала – это первое, второе – не все производственные площадки, на которых находятся активы, готовы предоставить данные активы для инвентаризации. Управляющему приходится решать сначала проблемы с допуском его к данным активам, а уж потом проводить инвентаризацию. Но и это еще не все, предприятия – собственники производственных площадок, могут выдать активы лизингополучателя за свои, сменив инвентарные номера. То есть, марки и модели производственных линий и оборудования соответствуют расшифровке по 01 счету «Основные средства», а инвентарные номера не совпадают. И начинается сложный и длительный процесс доказывания в суде того, что данные активы как раз и были переданы в лизинг предприятием – банкротом.
Данный процесс может растянуться на годы и, безусловно, будет свидетельствовать о длительном периоде конкурсного производства.
В 2016 году Федеральным законом от 23.06.2016 N 222-ФЗ  был внесен пункт 2 в статью 129 Закона О банкротстве, согласно которого конкурсный управляющий обязан: принять в ведение имущество должника, провести инвентаризацию такого имущества в срок не позднее трех месяцев с даты введения конкурсного производства, если более длительный срок не определен судом, рассматривающим дело о банкротстве, на основании ходатайства конкурсного управляющего в связи со значительным объемом имущества должника.
То есть срок проведения инвентаризации ограничивался тремя месяцами, с даты введения процедуры.
Но законодатель также предусмотрел увеличение данного срока с учетом примера, описанного выше, что представляется логичным.
Поэтому обобщенные цифры статистики о сроках конкурсного производства рисуют целое, но банкротство – это очень сложная процедура и необходимо учитывать многочисленные частные случаи.
Также необходимо отметить, что прекращение работы предприятия – банкрота в процедуре конкурсного производства также относиться к компетенции собрания кредиторов, а не управляющего. Когда кредиторы примут такое решение неизвестно, может через два, может через три или четыре года после введения процедуры, а срок процедуры все идет.
Что касается вопроса о том, что производственные активы предприятия – банкрота нормально не работают, то необходимо напомнить, что при условии нормальной работы активов предприятие вообще не было бы признано банкротом.
Как правило, на предприятиях – банкротах оборудование давно не модернизировалось, нередки случаи, что из запасных частей нескольких станков собирают один, производственные цеха имеют неисправные крыши и прочее. И все это уже было до введения процедуры банкротства на предприятии и до назначения конкурсного управляющего.
Не соглашусь и с тем, что предприятия – банкроты не платят полностью налоги в конкурсном производстве, налоги платятся полностью (возможно измениться объем выручки, так как надо учитывать, что покупатели не очень любят работать с предприятиями – банкротами, ищут новые ниши закупок) и относятся они к текущим платежам, поскольку образовались в конкурсном производстве, то есть после признания предприятия банкротом. Равно как и декларации, управляющий обязан подавать по всем видам налогов предприятия – банкрота, иначе его привлекут к налоговой ответственности.
Не соглашусь с тем, что само имущество ухудшается, потому что за ним не следят и не вкладывают в его развитие, реновацию, ремонт, а любой другой экономический субъект не может нормально его приобрести.
В соответствии с пунктом 2 статьи 129 Закона О банкротстве конкурсный управляющий обязан принимать меры по обеспечению сохранности имущества должника.
Конкурсные кредиторы очень зорко следят за выполнением управляющим данной обязанности, и если он ее не выполнит и здания предприятия придут в ненадлежаший вид, что существенно снизит их стоимость, за счет которого должны быть удовлетворены требования кредиторов, то кредиторы предъявят убытки к управляющему.
Обеспечение охраны предприятия, отопления (чтобы не пришли в неисправность системы отопления) и масса иных мероприятий – все это ложится на плечи управляющего и направлено на обеспечение сохранности имущества должника.
О «вкладах в развитие» напишу отдельно, чуть ниже.
Ну и к вопросу о нормальном приобретении любым другим экономическим субъектом.
Я тоже об этом писал, надо понимать конкретного покупателя, который при оценке сделки по приобретению имущества, должен располагать еще и значительными средствами для налаживания производства (модернизация оборудования, оборотные средства, закупка комплектующих, зарплата и прочие составляющие производственного цикла), а это, как правило, в несколько раз больше, чем стоимость приобретенного имущества.
Соглашусь с тем, что «слишком много обособленных споров с обжалованием, чем злоупотребляют кредиторы. При этом никто не привлекает последних за недобросовестность».
Кредиторы (особенно если это коллекторы, выкупившие долг) подают заявления не основанные на доказательствах, в нарушение статьи 65 АПК РФ, приводят в защиту своей позиции судебные акты Верховного Суда РФ, которые вообще не имеют отношения к данному спору, пытаются возложить бремя доказывания на суд или оппонентов, предпринимают попытки обжалования судебных актов по истечении срока на обжалование (не имея уважительных причин) и прочее, и прочее, и прочее. Конечно, с данными злоупотреблениями процессуальными правами надо бороться, причем на законодательном уровне.
Есть конечно и объективные причины, когда кредиторы в сроки, установленные Законом О банкротстве заявились в реестр и их требования основаны на вступивших в законную силу судебных актах, но должник с их требованиями не согласен (представляет суду конкретные платежные документы, подтверждающие погашение данных требований) и просит суд отложить рассмотрение спора по включению в реестр, чтобы обжаловать судебные акты, которые подтверждают законность требований.  
Категорически не согласен с тезисом: «Программа подготовки арбитражных управляющих устарела. В основном в программе рассматривается ликвидационная процедура, то есть как продавать, как оценивать, как инвентаризировать. Но никто не учит арбитражных управляющих механизму возврата активов в экономику». Подчеркиваю категорически не согласен.
Программа подготовки арбитражных управляющих, если по ней готовиться, а не относиться формально, содержит все необходимое и даже больше.
Конечно законодательство меняется и арбитражному управляющего приходиться постоянно учиться, кроме того Партнерство арбитражных управляющих заботиться о ежегодном прохождении управляющими курсов повышения квалификации, причем бесплатно (направляются методические материалы, обзоры судебной практики, организуются видеолекции, привлекается преподавательский состав ряда ВУЗов и так далее) Конечно, каждому управляющему также не стоит к этому относиться формально, незнание может привести к убыткам, которые кредиторы будут взыскивать с него же. Не знаю, как в других Партнерствах, но в том, в котором состою я – отношения теплые, всегда можно посоветоваться, коллеги никогда не отказывали (я имею ввиду центральный аппарат)
Вопрос то не в программе обучения, а в действующем законодательстве.
Статья 129 Закона О банкротстве не содержит такого положения как обязанности конкурсного управляющего зарабатывать в процедуре конкурсного производства. Зарабатывать для увеличения конкурсной массы, разумеется.
Тема затронула за живое, поэтому не исключаю излишнюю эмоциональность при дальнейшем изложении.  
Итак, приведу конкретный пример.
Шло банкротство предприятия на балансе которого находились два торговых центра, расположенных в центре города.
Конкурсный кредитор подал заявление в суд о признании действий управляющего незаконными, по мнению данного кредитора в процедуре конкурсного производства необходимо было сдавать площади в аренду по рыночным ценам.
Данный конкурсный кредитор к заявлению приложил отчет оценщика, согласно которого за три года конкурсного производства выручка от сдачи площадей двух торговых центов в аренду должна составить сумму в несколько сотен миллионов.
Как был сделан расчет. Во – первых: оценщиком использовалась все 100 процентов площади торговых центров. Это в корне не правильно, никогда, даже при обычных условиях, торговые площади не заполняются на 100 процентов, никогда. Если удалось привлечь арендаторов хотя бы на 75 – 85 процентов торговых площадей, то это говорит о хорошей заполняемости.
Во – вторых: Расчет арендных ставок по рыночным ценам не может быть применен к торговым площадям предприятия – банкрота. Надо просто понимать специфику данной деятельности и психологию арендаторов. Арендаторы понимают, что предприятие является банкротом, поэтому возможно здание продадут в ближайшее время, и придет другой собственник, который не захочет с ними продлевать договор аренды (а они вложились в рекламу, добились того, чтобы покупатели целенаправленно шли к ним в данном торговом центре). И многие арендаторы узнав, что предприятие объявлено банкротом, сами вышли с инициативой о завершении арендных отношений. Их можно было сохранить при условии снижения цены.
Конкурсный кредитор настаивал на проведении судебной экспертизы по данному вопросу, чтобы получить серьезное доказательство с целью укрепления своей правовой позиции.
Но при этом, действующее законодательство о банкротстве не содержит такого положения, как обязанность конкурсного управляющего заработать денежные средства для увеличения конкурсной массы.
Обязанностью конкурсного управляющего является сохранение имущества должника, а именно:
– обеспечить охрану, чтобы не проникали злоумышленники с целью причинения вреда имуществу,
- обеспечить оплату  платежей энергосберегающим компаниям, чтобы не заморозилась система отопления
На эти цели как раз хватало денежных средств, полученных от арендаторов.
Конкурный кредитор был не согласен и наставил на том, что необходимо было заработать денежные средства в соответствии с расчетом, который он представил.
Ему было предложено предоставить списки арендаторов, которые были готовы заключить договора аренды на условиях цен из его отчета, а также представить доказательства того, что конкурсный управляющий отказал, предложенным им арендаторам, в заключении договоров.
Конечно, никаких  таких арендаторов у конкурсного кредитора не было и быть не могло.
Следующий довод конкурсного кредитора состоял в том, что конкурсный управляющий не обеспечил должную рекламу для привлечения арендаторов.
Немного поясню по содержанию рекламы для того, чтобы торговый центр стал нормально функционировать:
- реклама на радио,
- бегущая строка на телевидении,
- реклама на баннерах при въезде в город (баннер должен быть не один),
- реклама на транспорте,
- проведение акций по всевозможным конкурсам, привлечение артистов и прочее
Это минимум миллион рублей в месяц. Если говорить в привязке к результату.
То есть это далеко не 1,5 тыс. рублей за объявление рекламного характера  в газете.  
Кредитор не пояснил, из каких средств управляющему оплачивать данную рекламу. Из конкурсной массы? Так ее едва хватает на текущие платежи – оплата коммунальных платежей, охраны. А другие кредиторы и он, в том числе, обвинили бы управляющего в нецелевом использовании денежных средств на рекламу из конкурсной массы и взыскали бы с управляющего в данной сумме убытки.
На собраниях кредиторов, читая отчет конкурсного управляющего, все кредиторы придирчиво уточняют затраты на процедуру по каждой копейке (копейке!)
При этом никто из кредиторов не предложил оплатить услуги рекламы по привлечению арендаторов.
Подводя краткий итог «о возврате активов в экономику» хочется отметить, что развитие любого бизнеса требует вложений, а их нет для предприятий - банкротов, а если отсутствует вливание капитала, то о каком развитии и  «возврате активов в экономику» может идти речь? Но все понимают, что бизнес требует инвестиций, а предприятие  - банкрот, почему то должно обойтись без них.
Возможно всех бы устроило, чтобы инвестором предприятия – банкрота стал  конкурсный управляющий, который в ряде случаев даже вознаграждение свое не получает, но несколько десятков миллионно должен где - то найти.  Очень удобная позиция для всех, кроме управляющего.
Конкурсный управляющий и так во всем виноват, и в том, что руководство должника не смогла возвратить кредиты, выводило активы, не платило налоги, и в том, что банки выдали данные кредиты, не проверив должным образом даже залог, который по документам был взят с учетом дисконта и должен был покрыть всю сумму кредита, а по факту залог оказался почему - то гораздо меньше суммы кредита. И снова проблема управляющего – срочно беги в органы и подавай заявление о мошенничестве, иначе, как обычно, действовал не добросовестно.
Не могу согласиться с высказываем:  «важно решить вопрос о добросовестности лиц, участвующих в процедурах банкротства. Речь идет ….. и об арбитражных управляющих, которые выступают представителями всех заинтересованных лиц и очень часто реализуют какие-то собственные интересы».
Арбитражный управляющий находится между несколькими огнями одновременно. Между должником и кредиторами, первый не имеет возможности расплатиться, а вторые требуют не только, чтобы с ними расплатились, а расплатились чуть – ли не в полном объеме. А также между кредиторами, каждый из которых считает возможным получить больше другого кредитора или столько же, при чем его не интересует, что размер требований у него в три раза меньше.  
    В силу своей профессии арбитражный управляющий вынужден как – то находить компромисс между данными «огнями». Подчеркиваю вынужден.  
    Печален прогноз Дмитрия Гладышева: «Вполне вероятно государство скоро перейдет к регулированию профессионального сообщества. Будет создан, может быть, какой-то аналог государственного СРО, как альтернатива тем независимым СРО, которые сейчас существуют».
    Только весной 2019 года был отстранен Росреестр от надзора за управляющими, политика которого ознаменовалась жесткими репрессиями, и функции контроля перешли к СРО, значит в недалеком будущем чиновники, которые в глаза не видели ни предприятия, ни его проблем и прочее, опять будут диктовать жесткую политику из кабинета. Я думаю, этим ознаменуется закат профессии антикризисного управляющего.

    В заключении хочется отметить, что предвижу вопросы читателей моего комментария, о том, что я со многим не согласен в комментируемой статье. Занять роль стороннего наблюдателя и выражать сомнения гораздо проще, чем сделать самому конкретные предложения. Так какие же предложения? как выйти из ситуации?
    На мой взгляд, выход достаточно очевиден и лежит на поверхности. Как писал Марк Аврелий : «Главный принцип – это простота». Но данный выход никто не хочет видеть.
    Если общество, государство и кредиторы хотят видеть в арбитражной управляющем лицо, которое должно восстановить платежеспособность в конкурсном производстве, полностью рассчитаться  с кредиторами, и чтобы предприятие не было ликвидировано по итогам процедуры, а продолжило работу, то на законодательном уровне  необходимо закрепить финансирование из бюджета деятельности управляющего для модернизации оборудования, рекламы продукции, закупки большего объема оборотных средств, обновления автопарка предприятия.
    Финансируются же Центральным банком России процедуры финансового оздоровления банков, планируют финансировать и негосударственные пенсионные фонды через ЦБ РФ, которые отвечают признакам несостоятельности, а почему - то для предприятий – банкротов таких мероприятий нет.
    И конкурсный управляющий, не имея никаких средств, должен наладить производство, не имея никаких средств, должен обеспечить на предприятии – банкроте новые станки (а это даже не миллионы, а десятки миллионов рублей), не имея рекламного бюджета должен сделать продукцию привлекательной и найти выход на новые рынки сбыта, не имея  транспортных средств (хотя бы в исправном состоянии, а не новых) должен обеспечить поставку продукции покупателям.
При этом для всех очевидно, что без инвестиций в производство оно никогда не заработает. И чудес только от того, что предприятие  является банкротом и, следовательно, инвестиции не нужны, не будет.
Компетенции  у управляющего хватит, даже с учетом «устаревшей Программы подготовки арбитражных управляющих», вы просто поверьте, а поймете потом.

Арбитражный управляющий Арсений Королев    

Второй эпизод: топ-менеджент СБ-банка “увел” из компании 6 млрд руб.

 По данным из открытых источников по состоянию на конец 2014 года – начало 2015 года у СБ Банка активов на 82 млрд руб.: здания напротив Кремля (на Раушской набережной), на Смоленской площади и др. Правда не уточняется стоимость основных  средств отдельно от остальных активов.

В коментируемой статье идет речь о том, что Андрей Вовченко отдавал указания по совершению притворных сделок, направленных на вывод активов, в том числе по передаче основного самого крупного здания (на улице Садовнической, дом 5) ПИФ "Март Риэлти", а в дальнейшем было перепродано ООО "Аквенга", зарегистрированному на номинального учредителя.
При этом в качестве оплаты использовались векселя Военно-промышленного банка, который лишился лицензии немногим позднее СБ-банка, в сентября 2016 года. Однако по данным ВПБ никакие векселя вышеуказанным подставным фирмам не выдавались.
Ну достаточно топорная «схема». Даже «схемой» не назовешь, а какое - то самоубийство.

На что рассчитывал господин Вовченко не понятно, в начале 2015 года СБ Банк не отвечал признакам платежеспособности, на депозитных счетах СБ Банка разместили свои вклады физические лица, следовательно конкурсным управляющим будет Государственная корпорация страхования вкладов, которая в свою очередь проанализирует все сделки банка и в соответствии со статьей 189.40 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 03.07.2019) "О несостоятельности (банкротстве)" их оспорит, имущество все равно вернется в конкурсную массу и будет продано с торгов.

Поэтому совершенно очевидно, что таким образом сохранить активы не получится, и можно было не пытаться.
А расчет векселями третьего лица (Военно-промышленного банка), которое их не выдавало это уже обстоятельство, которое не выдерживает критики, равно как и привлечение фирм «однодневок» в качестве покупателя.

Неужели господин Вовченко не мог догадаться, что элементарный запрос в Военно-промышленный банк органами МВД или Арбитражным судом в принципе раскроет всю картину происходящего. А картину происходящего узнать желающих будет очень и очень много.

Действия господина Вовченко не грешат рациональностью точно.
Только как привлечения себя к уголовной ответственности и к материальной (ущерб придется возмещать хоть в рамках дела о банкротстве, хоть в рамках гражданского иска по уголовному делу) большего от данных действий ожидать было изначально нечего, они не могли привести хоть в каком – либо виде к сохранению активов.

И бегство за границу это не панацея, все равно придется отвечать на вопросы правоохранительных органов, например Интерпола, по запросу России. Вполне очевидна выдача и снова возврат к теме, от которой убежал.
Вовченко не стоило себя сравнивать с Березовским, которому Англия предоставила политическое убежище в обмен на работу со спецслужбами, речь о так называемом «архиве» Березовского (компромате на политическое руководство России). Правда даже для Березовского закончилось все очень плачевно, как он перестал быть нужным, его просто убили, спецслужба Великобритании – это не та организация, которую можно «переиграть» и заставить работать на себя, тем более лицу, который вообще не имел опыта службы в соответствующих структурах. Березовский думал, что будет все просто, как совместный бизнес с Арби Бараевым по торговле заложниками, но просчитался.

Что касается «эпизода второго», с «руководителем группы корпоративного кредитования» Судостроительного Банка Сергеем Зыковым, то конечно возникает масса вопросов.
По версии следствия, он со своими неустановленными сообщниками, используя поддельные документы «о финансово-хозяйственной деятельности юридических лиц, ввел в заблуждение членов кредитного комитета, которые одобрили выдачу кредитов» более чем на 3 млрд. рублей.

Совершенно очевидно, что подготовка документов для рассмотрения кредитным комитетом готовиться несколькими отделами (а не одним сотрудником кредитного отдела).

Во – первых, всех потенциальных заемщиков в обязательном порядке проверяет служба безопасности любого банка, проверяет сколько лет организация на рынке, проверяет балансы, были ли кредиты в других банках, добросовестность возвратов кредитов, сколько подано исков в отношении проверяемой организации, учредителей (их деловую репутацию, в каких организациях они еще являются учредителями, репутацию данных организаций), директоров (проверяют по тому же принципу, что и учредителей), выходят по адресу организации – заемщика, проверяют наличие в адресе, и еще осуществляют массу проверочных мероприятий. И только после этого ставят свою визу об одобрении или об отказе.

Во – вторых. Уже дано сложилась практика обеспечения обязательства в виде залога. В банках тоже существуют для данных целей специальные отделы, которые оценивают залог фирмы - заемщика с 70 процентным дисконтом недвижимого имущества и 50 процентным дисконтом движимого имущества. Специалисты банка тоже выходят в адрес залогового имущества и тоже дают свое заключение об одобрении или нет кредита.

Поэтому руководитель группы корпоративного кредитования ну никак не может ввести в заблуждение кредитный комитет, потому что в каждом банке подготовку документов по потенциальному заемщику готовят несколько отделов, руководители которых несут ответственность за данные заключения. И только совокупность положительных заключений может являться рекомендацией для кредитного комитета в части одобрения кредита, и опять же подчеркну слово рекомендацией.
И так называемых «неустановленных сообщников» установить не сложно, есть вполне конкретный перечень руководителей отделов, которые обязаны подписывать заключения об одобрении или нет кредита.

Следствию необходимо в обязательном порядке ознакомиться с должностными обязанностями и трудовым договором Зыкова, выяснить его компетенцию, которая по словам самого Зыкова сводилась «в определении размера резерва на тот случай, если кредитный комитет одобрит выдачу займа», то есть Зыков не наделен даже полномочиями привлечения заемщиков, выполнения анализа финансово – хозяйственной деятельности организации – заемщика, расчета технико – экономического обоснования проекта, под который берется кредит.

Исходя из реплики Зыкова он вообще выполнял функции сотрудника отдела кредитных ресурсов, а не кредитного отдела. Именно отдел кредитных ресурсов определяет хватить или нет собственных средств банку для выдачи кредита.
Преступление было переквалифицировано из мошенничества (статья 159 УК РФ) в присвоение или растрату (статья 160 УК РФ).
Необходимым условием квалификации хищения как присвоения или растраты является то, что похищаемое имущество должно быть вверено виновному.

В соответствии с этим под присвоением либо растратой вверенного имущества понимается незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица).

Изъятие имущества, вверенного виновному, путем замены его на менее ценное, совершенное с целью присвоения или обращения в собственность других лиц, должно квалифицироваться как хищение в размере стоимости изъятого имущества.
Присвоение — это обращение в свою пользу вверенного имущества посредством его обособления, удержания и таким образом установления незаконного владения им.

Растрата — это обращение в свою пользу или пользу других лиц вверенного имущества посредством таких действий, с помощью которых оно незаконно истрачивается, расходуется, потребляется и т.п.
Снова возникает вопрос, как было доказано обращение в пользу Зыкова денежных средств, выданных спорным заемщикам, и может ли Зыков в силу своих должностных обязанностей вообще являться субъектом такого преступления (он не кассир и не операционист банка).

Помимо всего прочего у Зыкова был непосредственный руководитель - Ирина Кукарская, Директор Департамента кредитования, которая в силу своей должности обязана владеть всей информацией, которую для нее готовят такие как Зыков.
Ирина Кукарская долго была в статусе свидетеля, но потом все – таки стала фигурантом уголовного дела.

Кукарская пояснила: «В октябре меня вызывает следователь и говорит: вы очень хороший, честный, порядочный, адекватный человек, но у нас нет выбора, нам нужно предъявить вам обвинение. Речь идет о технических заемщиках. Это заемщики, которые используются, наверное, почти всеми банками в тех или иных целях: в одних банках — в интересах собственников для финансирования их проектов, в других банках — чтобы улучшить нормативы деятельности банка. В нашем банке был технический портфель, но он был ровно для того, чтобы гасить задолженность других заемщиков. То есть деньги уходили и деньги приходили. Поэтому я с уверенностью могу сказать, что вывода никогда за все время моей работы не было. Все дело сфабриковано» (Сведения из открытых источников).

Таким образом, для «сохранения положительной структуры баланса» и улучшения (или хотя бы выполнения) нормативов банка при исполнении обязанности по предоставлению Центральному Банку РФ, СБ Банк в расшифровке по статьям дебиторской задолженности просто заменил названия одних компаний заемщиков на другие и валюта баланса не изменилась. В противном случае, невыполнение нормативов - это основание для отзыва лицензии.

Что можно сказать в данном случае, если бы СБ Банк не был в процедуре банкротства и не было бы физических лиц, которые разместили свои средства на депозите в банке, и которым Агентству по страхованию вкладов пришлось возмещать эти суммы, то, наверное все эти внутренние рокировки в отчетности никто бы не заметил.

Но, с учетом того, что произошло, безусловно, будет необходимо найти виноватых и показать борьбу со злоупотреблениями.
Зыкова конечно не оправдают, иначе это основание для иска к следственным органам за незаконное уголовное преследование, а с учетом того, что он находился под стражей – сумма иска будет внушительной, самый лучший исход для Зыкова - признают соучастником в преступной группе и приговор будет обвинительный. Обжаловать можно, но бесполезно.

Кукарская тоже будет признана виновной, наказание будет определено с учетом ее активности работы со следствием. Если она в своих показаниях будет раскрывать лиц (топ – менеджеров, акционеров), которые давали указания по привлечению «технических заемщиков», то у нее есть вероятность попасть в соучастники и избежать максимального наказания, какое обычно применяется к организатору преступления.

Вот такие далеко не радужные перспективы развития событий для Зыкова и Кукарской.
Что касается бывшего президента банка и члена его совета директоров Андрея Егора, ранее осужденного и. о. председателя правления Василия Мельникова, бывших членов правления Алексея Парфенова, Дмитрия Кунда, Елены Зубовой, Ярослава Стешко, бывшего председателя совета директоров Леонида Тюхтяева, а также Андрея Вовченко, то все они по иску Государственной корпорации вкладов будут привлечены к материальной ответственности в размере неудовлетворенных требований кредиторов.

Леонид Тюхтяев, несмотря на то, что он занят воздухоплаванием на дирижаблях и воздушных шарах, и за год до начала проблем у банка оставил пост топ – менеджера, но от банковского бизнеса не отказался, иначе бы продал доли компаний – учредителей банка.

В части того, что он не является пока фигурантом по уголовному делу, это временное явление, потому что пока не привлекли к уголовной ответственности других руководителей высшего звена и акционеров. Как привлекут, то будет через протоколы допросов доказана причастность Тюхтяева к ряду деяний, пусть даже и отсутствуют его подписи на документах.

В принципе все очевидно.

Выбор за тобой: россиянам могут разрешить самим определять способ прохождения личного банкротства

По первой законодательной инициативе я высказался в комментарии к статье «Упрощенное банкротство будет доступно не всем гражданам», и на настоящий момент считаю данную инициативу неприемлемой.

Что касается второй инициативы главы комитета ГД по собственности Николая Николаева, согласно которой процедуру банкротства физических лиц необходимо сделать внесудебной и автоматизированной, иными словами, долги будут списываться через один год после введения процедуры в случае нехватки имущества для реализации и удовлетворения требований кредиторов, то необходимо остановиться подробнее.

Не вызывает сомнения, что глава комитета ГД по собственности Николай Николаев, мягко скажем, не знаком во – первых с судебной практикой по данной категории дел, а во – вторых с положениями Закона О несостоятельности (банкротстве).
Как представляет себе господин Николаев Н. внесудебный порядок проведения процедуры банкротства физического лица, если некоторые процедуры банкротства физического лица идут свыше трех лет и содержат в себе ряд обособленных споров – признание сделок с движимым имуществом недействительными, признание сделок с недвижимым имуществом недействительными, выплата алиментов из конкурсной массы должника, признание долгов супругов общими, выплата доли совместно нажитого имущества супруге должника, предоставление доступа в помещения, принадлежащие должнику, признание имущества супруги должника как совместного нажитого имущества супругами, выплата денежных средств из конкурсной массы на содержание должника, и прочие сложные обособленные споры.

Суд по первой инстанции в данных вопросах затрудняется разобраться, поэтому данные споры рассматриваются в судах апелляционной, кассационной инстанций и Верховном суде, при этом выполняется условие, описанное господином Николаевым Н. не только нехватка имущества для реализации с целью удовлетворения требований кредиторов, а имущества вообще нет. Или господин Николаев Н. предлагает вообще лишить права кредиторов, должника, его родственников (которые тоже являются участниками процесса и их конституционные права очень даже затрагиваются) на обжалование судебных актов и права на судебную защиту? А как же без суда обособленные споры о включении в реестр требований кредиторов? Кто, как не суд, будет проверять законность включения в реестр? или господин Николаев Н. считает возможным заявляться всем кто желает?

Таковые найдутся, даже не имея законных оснований.
Если следовать логике господина Николаева Н., то статью 213.32 Закона О несостоятельности (банкротстве) «Особенности оспаривания сделки должника-гражданина» вообще нужно исключить в силу того, что имущества то нет для удовлетворения требований кредиторов, зачем оспаривать то, что было за три года до банкротства и прочее.

И какой орган если не суд будет делать вывод об освобождении или не освобождении должника от долгов в соответствии со статья 213.28 Закона О несостоятельности – системный администратор? Специалист по IT технологиям? Вывод которого куда обжаловать – в суд? Или старшему специалисту по IT технологиям? Напоминает фразу из недалекого советского прошлого «без суда и следствия…. расстрелять».

Это предлагает глава комитета ГД по собственности. Становиться страшно от такой некомпетентности на таком высоком уровне, да еще и с правом законодательной инициативы.
Далее по тексту статьи выразил свое мнение Павел Сигал, первый вице-президент «Опоры России», по его мнению, чтобы гражданин был признан банкротом, его долг должен превышать 500 тысяч рублей, а просрочка составлять не менее 3 месяцев. Что является в корне не правильным.

В силу пункта 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г. N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан" При реализации должником права на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом на основании пункта 2 статьи 213.4 Закона о банкротстве учитывается наличие обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что должник не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок, и признаков неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества у должника (пункт 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве). Размер неисполненных обязательств в этом случае значения не имеет.

При этом, продолжает Павел Сигал, стоит учитывать, что, избавив себя от долга, россиянин создает себе большие проблемы в финансовой сфере. Банки с большой опаской относятся к бывшим банкротам и очень редко выдают им новые займы или ипотеку.
Насущной проблемой является шаг первый – получить Определение об освобождении от долгов, у многих о новых обязательствах перед банками речи не идет, коллекторы в подъезде не сидят, родственников не донимают, жить можно с депозитной картой на свое имя и расплачиваться ей в магазине за хлеб и на этом спасибо Закону О несостоятельности (банкротстве).
Павел Сигал тоже считает возможным в досудебном порядке рассмотреть процедуру банкротства физического лица, в котором должник скажет коллекторам и банкам - кредиторам у меня ничего нет, а они с радостью согласятся. Конечно, верить в это можно, но не больше.

Считаю вторую законодательную инициативу не соответствующей духу Закона о банкротстве и такому сложнейшему механизму как банкротство.

Что несет грядущий 2020 год рынку МФО

Рынок МФО вообще тема злободневная. Тема, которая занимает массу умов России.
Огромный процент физических лиц, обратившихся с необходимостью  признать себя несостоятельным (банкротом), вынуждены были это сделать по причине невыплаченных займов, которые брали именно в микрофинсовых организациях.
Возникает вопрос – так почему же столь эффективный механизм «экстренного» получения денег, оказался во многих случаях причиной невозможности рассчитаться с МФО, даже если такое намерение было?
Причина  достаточна проста.

Микрозайм, как правило, выдается на небольшой срок, пять, десять, пятнадцать, тридцать дней, однако проценты от 2 и более процентов в день микрофинасовая организация начисляет и требует ей выплатить за весь срок пользования займом, то есть за пределами срока на который был заключен договор (пять, десять, пятнадцать, тридцать дней).

Следовательно заемщики не могут справиться с финансовой нагрузкой в виде 2 и более процентов в день за период после окончания срока действия договором. МФО продолжает начислять такие проценты, передает права требования долга коллекторам, которые тоже претендуют на выплаты процентов за пределами сроков окончания договора.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в Определении от 22.08.2017 N 7-КГ17-4 разъяснила незаконность требований процентов МФО в размерах, определенных для сроков действия договоров, за пределами действия договора с МФО должны начисляться проценты по ставке рефинансирования ЦФ в соответствии со статьей  395 ГК РФ.

Особенности предоставления займа под проценты заемщику-гражданину в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, устанавливаются законами (пункт 3 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Порядок, размер и условия предоставления микрозаймов предусмотрены Федеральным законом от 2 июля 2010 г. N 151-ФЗ "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" (далее - Закон о микрофинансовой деятельности).
Исходя из императивных требований к порядку и условиям заключения договора микрозайма, предусмотренных Законом о микрофинансовой деятельности, денежные обязательства заемщика по договору микрозайма имеют срочный характер и ограничены установленными этим законом предельными суммами основного долга, процентов за пользование микрозаймом и ответственности заемщика.

Это положение имеет особое значение, когда возникший спор связан с деятельностью микрофинансовых организаций, которые предоставляют займы на небольшие суммы и на короткий срок, чем и обусловливается возможность установления повышенных процентов за пользование займом. Иное, то есть установление сверхвысоких процентов за длительный срок пользования микрозаймом, выданным на короткий срок, приводило бы к искажению цели деятельности микрофинансовых организаций – отмечает Верховный Суд.

В итоге Верховный Суд РФ признал законным начисление процентов по ставке 2 процента в день (730 процентов годовых) только за период на который был выдан займ – 15 (пятнадцать) дней, а за период по истечении 15 (пятнадцати) дней начисление процентов по ставке 2 процента в день (730 процентов годовых) признал незаконным, начисление за данный период необходимо осуществлять по ставке рефинансирования ЦФ в соответствии со статьей  395 ГК РФ.
Т.е. МФО заемщику на сумму основного долга 13 000 руб. начислила проценты (подчеркну не штрафы) в сумме 93 400 руб., и МФО поддержали суды первой и апелляционной инстанций, пришлось обращаться в Верховный Суд РФ, чтобы добиться справедливости.
Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ в от N 7-КГ17-4 датировано 22 августом 2017 года, но МФО продолжают начислять гигантские проценты и требовать их возврата.

И многие заемщики просто не знают, что данное требование незаконно, продолжают терпеть действия коллекторов и прочих лиц, уполномоченных МФО для взыскания долгов.

У МФО отсутствует желание вести свой «бизнес» в соответствии с действующим федеральным законодательством и в соответствии с разъяснениями, которые даны  Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ в от N 7-КГ17-4 от 22 августа 2017 года, вот основная причина снижения спроса со стороны населения.

При этом и МФО и банки зависят от своих клиентов (заемщиков), чем лучше заемщики возвращают займы, тем рентабельней деятельность МФО. Политика, направленная по потопление клиента очень негативно в первую очередь сказывается на МФО.
В статье приведены мнения, что возможно придется снизить процент пользования краткосрочным займом до 1 (одного) процента, считаю это будет правильно, эффективней брать оборотом, пусть под такой немаленький процент, но большему кругу лиц  и не требовать начисления процентов за сроками действия договора (пять, десять, пятнадцать, тридцать дней), чтобы дать возможность рассчитаться клиенту (заемщику).

Арбитражный управляющий Арсений Королев

В пресс-центре МИЦ «Известия» началось обсуждение законопроекта «О негосударственных судебных исполнителях»

В России появятся частные судебные приставы-исполнители, которые будут действовать параллельно с государственными приставами. Соответствующий законопроект, вносящий изменения в законы «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах», внесен в Госдуму, после согласования во всех заинтересованных ведомствах. Он подготовлен рабочей группой при Минюсте под руководством бывшего замминистра Владимира Зубрина.

Как говорится в пояснительной записке к законопроекту, введение института частных судебных приставов необходимо для повышения эффективности системы правосудия. Нынешнее исполнительное производство признается неэффективным. Так, по данным на 2012 год, доля оконченных фактическим исполнением производств в системе Федеральной службы судебных приставов (ФССП) составляет менее половины (45,4%), а по суммам отношение взысканной задолженности к подлежащей взысканию составляет 18,5%. Остаток невзысканных сумм достигает 2 трлн рублей. При этом, как указано в документе, максимально эффективно исполняются документы, связанные со взысканием налоговых платежей и штрафов, а взыскание в интересах граждан и организаций осуществляется менее успешно.

— Причинами низкой эффективности исполнительного производства является большая нагрузка на ФССП в целом и на отдельных приставов-исполнителей в частности (на каждого из них приходится более 2 тыс. исполнительных производств), — считает гендиректор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин в интервью «Известиям».

Не скажу, что идея новая.

С целью уменьшения нагрузки, например на судебную систему, был введен Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" от 24.07.2002 N 102-ФЗ, который позволяет третейским судам, не входящим в систему судебной власти, установленной Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» от 31.12.1996 N 1-ФКЗ, рассматривать споры субъектов договорного права.

Однако не могу сказать, чтобы это снизило нагрузку на государственную судебную систему, причина – это необходимость оговорки в договоре о подведомственности спора третейскому суду и, как правило, одна из сторон возражает против такой оговорки, так как это по ее ошибочному мнению неотвратимо ведет к необъективности суда. Это безусловно не правильно, но менталитет исправить трудно.

Никакую нагрузку на государственную судебную систему  появление третейских судов не снизило, если снизило, то в очень малом объеме. Большинство хозяйствующих субъектов предпочли все – таки разрешать споры в судах, обозначенных Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации»
До недавней реформы в стране образовалось порядка 1 500 (полторы тысячи) третейских судов, сейчас около пяти.  
Другой закон, призванный снизить судебную нагрузку  - это Федеральный закон "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" от 27.07.2010 N 193-ФЗ.

По закону предполагается, что вместо обращения в суд, стороны выбирают медиатора, который сможет урегулировать спор.
Не скажу, что много обращений к медиатору, кроме того, если даже по прошествии процедуры стороны и договорятся, найдут компромисс, то ничего не мешает одной из сторон не выполнить договоренности, это не мировое соглашение, которое утверждается судом и не решение третейского суда, по которому можно получить у компетентного суда (суда, который входит в государственную систему судебной власти) исполнительный лист, и взыскать в принудительном порядке со ответчика присужденное.

Поэтому Федеральный закон "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" от 27.07.2010 N 193-ФЗ также не снизил нагрузку на суды.

Но это небольшое отступление.
В Законопроекте «О негосударственных судебных исполнителях» говорится о снижении коррупциогенности в сфере исполнительного производства за счет возможности открытого и прозрачного дополнительного финансирования процесса розыска имущества и исполнения судебных актов. Между тем в законопроекте не установлен механизм такого финансирования, а оплату услуг частных приставов предлагается осуществлять посредством исполнительского сбора в порядке, определенном законодательством.

— В соответствии с законодательством исполнительский сбор равен 7% от суммы задолженности, взыскивается с должника только после взыскания долга и в ряде случаев взысканию не подлежит, а также может быть снижен судом.

Не могу согласиться с мнением AstapovLawers Марины Агальцовой, что такое вознаграждение для частных приставов будет нерентабельным.
По мнению других собеседников «Известия» частный пристав должен иметь право по соглашению со взыскателем на получение вознаграждения от взыскателя за свою работу до фактического взыскания долга, независимо от взыскания долга, а также иметь право на премию в случае достижения положительного результата. Подобный вид оплаты конечно наиболее желателен для частного пристава, но вряд ли взыскатели будут готовы к такому подходу. Все хотят платить за результат и в размерах, которые посчитают нужными.

Я считаю, что если частные приставы будут получать  7% от суммы задолженности, то безусловно будут ориентироваться на крупный размер задолженности, это первое.
А второе логично вытекает из практики работы коллекторов и иных организаций, которые скупают у банков права требования к должникам за 2 процента от суммы задолженности. Но потом… когда они вступают в права процессуального правопреемника, данные организации (коллекторы) уже более чем активно занимаются взысканием.

В отличии от юристов банков, которые получают вознаграждение в виде заработной платы, определенной штатным расписанием и которые просто выполняют свою работу – составить претензию, подать иск, получить исполнительный лист, предъявить ко взысканию, коллекторы максимально предпринимают все действия,   потому что от их действий зависит сколько они получат.
Коллекторы используют все, в том числе и не юридические методы взыскания (это практика не прекратила свое существование): следят за должником, членами его семьи, сидят в подъездах, приходят к соседям, пишут в подъездах различного рода непотребные надписи в отношении должника, отслеживают социальные сети, то есть фактически занимаются в том числе и преступлениями, ответственность за которые в частности предусмотрена статьей  171 УК РФ (осуществление деятельности без специального разрешения (лицензии на детективную деятельность)).

Кроме того, если коллекторы, получив права требования от банков, участвуют в банкротстве должника (на правах конкурсного кредитора), то в отличии от банков, участие которых ограничивается в принципе подачей требования о включении в реестр требований кредиторов должника, активно обжалуют сделки, ходят на все судебные заседания, активно обжалуют судебные акты и в принципе используют суд как инструмент шантажа для получения с должника или третьих лиц денег.
Все это обусловлено тем, что чем активнее их поведение, тем больше шансы получить с должника. Никто им зарплату не заплатит, как например юристу в банке.
Такие же параллели можно провести и в части частных приставов, они в отличии от государственных  приставов, будут работать не за зарплату (которая еще и небольшая), а за проценты от фактически взысканной суммы.

Что касается вознаграждения, определенное  Законопроектом в размере 7% от суммы задолженности, то жизнь внесет свои коррективы и частные приставы договорятся со взыскателем на большую сумму (конечно в каждом случае все по разному и может зависеть от ряда факторов), и конечно неофициально.

Подводя итог сказанному, считаю, что  изменения в закон «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах» о введении института частных приставов в России определенно будет иметь положительный результат, эффективность взыскания возрастет, вместе с тем и возрастет процент нарушения конституционных прав человека и гражданина России (это касается должников и членов их семей).

Арбитражный управляющий Арсений Королев

Дело рук не инвесторов – завод «Аммоний» идет к банкротству

С 1 января 2018 года вступили в силу изменения, внесенные в пункт 2.1 статьи 7 Федерального закона № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 г., согласно которым: «Право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора, должника, работника, бывшего работника должника, при условии предварительного, не менее чем за пятнадцать календарных дней до обращения в арбитражный суд, опубликования уведомления о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом путем включения его в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и иных субъектов экономической деятельности (ЕФРСФДЮЛ)»
Однако на сайте ЕФРСБ сообщение № 04350717 от 08.10.2019г. Внешэкономбанка о намерении обратиться в Арбитражный суд с заявлением о банкротстве Акционерного общества «Аммоний» (адрес: 423650, Республика Татарстан, район Менделеевский, город Менделееевск, территория Промзона, ОГРН: 1061674035257, Дата присвоения ОГРН: 13.06.2006, ИНН: 1627005779, КПП: 162701001, генеральный директор: Алиев Тимур Фаризович) в открытом доступе отсутствует.

Возможно это обусловлено тем, что в связи с вступлением в силу Постановления Правительства РФ от 12.01.2018 №5 «Об определении случаев, при которых отдельные сведения, указанные в пункте 7 статьи 7.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», не подлежат размещению в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», а также лиц, в отношении которых указанные сведения не подлежат размещению в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (далее – «Постановление»), а также во исполнение Федерального закона от 31.12.2017 № 481-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – «Закон») с 25 января 2018 года размещению в сети «Интернет» не подлежат сведения, предусмотренные подпунктами «л2», «н1» - «н3» и «о» пункта 7 статьи 7.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» сведений о физических лицах, являющихся индивидуальными предпринимателями, и юридических лицах, в отношении которых введены меры ограничительного характера.
Возможно меры ограничительного характера действуют и в отношении Внешэкономбанка, в отношении Сбербанка действуют точно.

Отсутствие сообщений в открытом доступе, на которые были введены меры ограничительного характера, были предметом рассмотрения многих судов, которые категорически отказывались принимать заявление о банкротстве в связи с отсутствуем в открытом доступе уведомления о намерении обратиться с таким заявлением не менее чем за пятнадцать календарных дней до обращения как это предписывает пункт 2.1 статьи 7 Федерального закона № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»
Впоследствии была выработана судами позиция, согласно которой в подтверждение выполнения всех требований о публикации сообщения в ЕФРСБ об обращении о признании банкротом заявителю необходимо представить суду:

1) Счет-фактуру о публикации сообщения,

2) Акт сдачи-приемки ресурса ЕФРСБ,

3) Выписка из личного кабинета нотариуса с указанием сведений о публикации сообщения в ЕФРСБ,

4) Справка нотариуса, подтверждающую обращение о предоставлении заявления в электронной форме в ЕФРСДЮЛ.

Ну это небольшое отступление о наболевшем, о том, как заявителю приходиться доказывать суду выполнение обязанности по опубликованию сообщения в ЕФРСБ при условии существования меры ограничительного характера и нарушение Постановлением Правительства РФ от 12.01.2018 № 5 принципа прозрачности. Автор не мог обойти данный острый вопрос в своем повествовании.
Из информации в открытых источниках следует, что АО «Аммоний» открылся в 2016 году на базе Новоменделеевского химического завода.

Согласно информации на сайте АО «Аммоний» возможности производства завода серьезные, а именно 717 500 тонн в год аммиака, 233800 тонн в год – метанола, 717 500 тонн в год – карбимида, 380 000 тонн в год – селитры аммиачной.
В 2019 году в связи с резким ростом доллара предприятие не смогло обслуживать кредиты и влезло в долги, сумма которых на сегодняшний день оценивается в 100 млрд руб. Также в качестве причин убытков завода рассматриваются снижение цен на азотные удобрения и по итогам 2018 года АО «Аммоний» зафиксировал чистый убыток в 20,3 млрд рублей.

Что касается девальвации рубля то это проблема огромного количества предприятий на территории России, в конце 2014 года из – за резкого повышение курса валют многие просто не смогли обслуживать валютные кредиты, одобрение на которые было получить гораздо проще, чем на рублевые. В части расчетов по достижении точки безубыточности и окупаемости проекта необходимо было учитывать возможную девальвацию.

Что касается снижение цен на азотные удобрения, то это в принципе проблема менеджмента завода, как правило низкий рекламный бюджет и нежелание бороться за новые ниши рынка.
Ну и если, как указано в открытых источниках, в 2018 году уже был убыток, то в соответствии с пунктом 1 статьи 9 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" генеральный директор завода Алиев Т.Ф. уже был обязан обратиться с заявлением о банкротстве не дожидаясь когда это сделает Государственная корпорация «ВЭБ.РФ»
«Азот», входящий в «СДС-Азот» предпринимателя Романа Троценко, планировал выкупить у Внешэкономбанка права требования по кредиту на строительство «Аммония». Сумма сделки составит $900 млн.

Инвестиции «Азот» в ближайшие два года составят 12 млрд рублей.

Возникает вопрос почему расстроилась сделка по уступке прав требований к АО «Аммоний» между Внешэкономбанком и «Азот», при условии, что ни Правительство Татарстана, ни Внешэкономбанк не заинтересованы в банкротстве этого предприятия, как заявляла в апреле официальный представитель Казанского Кремля Лилия Галимова.
Как вариант, возможно сделку по уступке прав требований к АО «Аммоний» между Внешэкономбанком и «Азот» планируют провести в процедуре банкротства, практика такая существует и крупные банки, исходя их внутренних своих установок делают именно так.

Остается только отслеживать как будет развиваться ситуация.
Завод с такими объемами производства стратегически важен для государства, и мне представляется, что государство не допустить его банкротство по сценарию его продажи конкурсным управляющим.

Арбитражный управляющий Арсений Королев

Банкротство «Нового потока» отложено

 В чем обвиняет Сбербанк Мазурова?
Основания возбуждения уголовного дела в отношении него полностью в статье не раскрыты.
В структуру «Нового Потока» входят следующие производственные активы:
АО «Антипинский нефтеперерабатывающий завод»
ООО «Марийский нефтеперегонный завод»
ООО «Афипский НПЗ»
ООО «Битумное производство»

В своей статье «Тюменское фиаско. Как распалась империя бизнес-партнера однокурсника Путина и знакомого Собянина» Сергей Титов более подробно раскрывает обстоятельства данного дела.

Мазуров для закрытия дыры в обороте АО «Антипинского нефтеперерабатывающего завода» и нехватки средств на развитие был вынужден занимать деньги в ВТБ, Промсвязьбанке и МКБ. Около 500 миллионов долларов кредитов были оформлены на «дружественные компании», которые одолжили средства заводу, чтобы он не прекратил свою деятельность.
При этом сам Сбербанк не предоставил дополнительное финансирование, хотя это сделать было необходимо. В результате появились новые кредиторы с внушительными требованиями и не все деньги от продажи активов Антипинского нефтеперерабатывающего завода смогут достаться Сбербанку.

Представители Сбербанка получили в совете директоров Антипинского НПЗ три кресла из семи. Вместе с новым гендиректором Андриасовым (тоже кандидатура предложенная Сбербанком) получалось большинство. Таким образом, Сбербанк получил фактически право управлять заводом.

А теперь рассмотрим как осуществлялось руководство заводом представителями Сбербанка.
Предназначавшийся трейдеру VTB Commodities Trading товар на почти 200 млн евро оказался перепродан другому покупателю. Трейдер обратился в суд Высокий суд Лондона и данный суд его поддержал. Он постановил заморозить активы Антипинского НПЗ на 225 милионов евро, что означало заморозку всего экспорта завода, на который направлялось около 80% всех нефтепродуктов. Трейдер VTB Commodities Trading арестовал активы завода и не заплатил авансы. В результате НПЗ не смог закупить нефть и остановился уже окончательно, что явилось поводом для подачи заявления о несостоятельности в Арбитражный суд Тюменской области директором завода.

При этом, как считают представители VTB Commodities Trading до смены руководства НПЗ у трейдера были профессиональные, рабочие отношения с предприятием.

Есть мнения, что новое руководство завода умышленно поссорились с трейдерами и продали груз дважды.
VTB Commodities Trading также отрицают факт того, что являются причиной банкротства, их целью была защита своих прав как трейдера в ответ на недобросовестные действия.

Сбербанк пока отказался от комментариев, сославшись на то, что арбитражный управляющий определит круг виновных.
Не исключено, что новое руководство завода, которое имеет большинство в совете директоров в лице представителей Сбербанка готовило почву для продажи Антипинского нефтеперерабатывающего завода азербайджанскому нефтяному гиганту Socar, который интересовался покупкой НПЗ с 2018 года.

Еще до потери Антипинского НПЗ Новый поток Мазурова лишился акций Афипского НПЗ, который достался Михаилу Гуцериеву. К Марийскому НПЗ в середине мая поданы иски о банкротстве. По сути, сейчас от New Stream осталась лишь управляющая компания.

В своей статье Сергей Титов «Узник Сбербанка: как основатель Антипинского НПЗ объяснил свое уголовное преследование» изучил показания Мазурова:

Сбербанк, по мнению Мазурова, инициировал уголовное дело, чтобы лишить его «права на защиту и оспаривание противоправных действий» и «устранить».

Обвинения Сбербанка в получении кредитов на основании ложных документов безосновательны, считает Мазуров: сотрудники Сбербанка имели доступ ко всей кредитной документации и на протяжении шести лет контролировали все сделки НПЗ. Хищение средств завода за счет сделок по заниженной цене бизнесмен также отрицает. Из его показаний становится ясно, что, по версии Сбербанка, Антипинский НПЗ отгружал нефтепродукты по заниженной стоимости в адрес трейдера New Stream Trading AG, входившего в «Новый поток» Мазурова. Бизнесмен указывает, что трейдер торговал нефтепродуктами Антипинского НПЗ в соответствии с условиями кредитного договора, «который прописал, согласовал и утвердил Сбербанк». Установленные указанным контрактом условия и правила ни со стороны Антипинского НПЗ, ни со стороны New Stream Trading AG не нарушались, заверяет бизнесмен.

В банкротстве виноват новый гендиректор НПЗ Максим Андриасов, назначенный Сбербанком осенью 2018 года, считает Мазуров. Свое видение событий он изложил в показаниях для следователей МВД. Ранее представитель «Нового потока» сообщал, что 11 июля Мазуров добровольно приехал в следственный департамент МВД, где дал подробные пояснения по уголовному делу.
По версии Мазурова, Андриасов «на протяжении шести месяцев умышленно создавал основания для банкротства завода». Гендиректор якобы не пролонгировал кредиты других банков и не отгружал покупателям предоплаченные нефтепродукты. Это привело «к серьезной тревоге трудового коллектива, кредиторов, поставщиков и покупателей завода», указывает Мазуров. В итоге завод остановился, а затем «по инициативе Андриасова» приступил к собственному банкротству.
Анализируя доводы Мазурова нельзя с ними не согласиться.

Безусловно банк строго отслеживает продажу нефтепродуктов на предмет их соответствия ценам, указанным в Кредитном договоре, для этих целей существует целый отдел, который занимается подобного рода инспектированием и нарушение этих условий Банк не допустит, тем более на протяжении длительного периода времени.
Маловероятно и то, что Сбербанк мог руководствоваться ложными документами о финансово-хозяйственной деятельности при принятии решения в выдаче кредита.

А вот на гендиректора НПЗ Максима Андриасова арбитражный управляющий будет обязан подать в правоохранительные органы заявление об установлении в его действиях состава преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 196 УК (преднамеренное банкротство), также есть основания для привлечения его и иных лиц из совета директоров (которыми являются представители Сбербанка, поскольку они в большинстве), которые голосовали за те или иные решения к субсидиарной ответственности.

О том, что Мазуров и его менеджмент учувствовали в поручительствах, которые НПЗ выдал под кредиты аффилированных с бизнесменом структур для закрытия дыры в обороте АО «Антипинского нефтеперерабатывающего завода» и нехватки средств, тема, которая требует отдельного разбирательства.

Конечно сделки арбитражным управляющим будут оспорены, поскольку поручительство не несет экономической выгоды Заводу, а только возлагает дополнительные обязательства по выплате кредитов заемщиками. И де-ю́ре отсутствует причинно – следственная связь, позволяющая установить, что полученные кредиты и были выданы в качестве займов заводу, но даже если и эта связь будет доказана, необходимо будет доказать умысел Мазурова и его менеджмента при установлении состава преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 159 УК РФ.

Имущество разорившегося тюменского научно-аналитического центра будет распродано с молотка

04 июля 2019 года Арбитражным судом Тюменской области по Делу Дело № А70-8605/2019 было вынесено решение о признании несостоятельным (банкротом) Непубличного акционерного общества «Сибирский научно-аналитический центр» (ИНН 7203079440, ОГРН 1027200802166) зарегистрированного Территориальным управлением администрации г. Тюмени по Ленинскому АО 02.10.02г. за номером № 1896, адрес: 625016, г. Тюмень, ул. Пермякова, д. 46. 5 А70-8605/2019, и введении в отношении него процедуры конкурсного производства

Судом также установлено, что внеочередным общим собранием акционеров Непубличного акционерного общества «Сибирский научно-аналитический центр» (протокол от 10.06.19г.) было принято решение о ликвидации Общества, назначена ликвидационная комиссия в составе: председатель комиссии – Бабич Дмитрий Викторович, члены комиссии: Брехунцов Андрей Анатольевич, Ильичев Алексей Юрьевич.

Сведения о нахождении Непубличного акционерного общества «Сибирский научно-аналитический центр» в процедуре ликвидации внесены налоговым органом в Единый государственный реестр юридических лиц.

Сведения о принятии должником решения о ликвидации опубликованы в журнале «Вестник Государственной Регистрации» № 26 (742) Часть-1 от 03.07.19г.

В соответствии со статьёй 224 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в случае, если стоимость имущества должника – юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязана обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

Таким образом, если бы не инициатор ООО «Инженерное бюро», то ликвидационная комиссия или председатель ликвидационной комиссии Бабич Д.В. были бы обязаны обратиться с заявлением о признании несостоятельным Непубличного акционерного общества «Сибирский научно-аналитический центр» и банкротства предприятия не избежать. Судьба предприятия практически была решена.

Требование кредитора Непубличного акционерного общества «Сибирский научно- аналитический центр» ООО «Инженерное бюро» составили 2 564 082 руб. 16 коп. суммы задолженности. Крайне незначительная сумма в сравнении с активами НАО «СибНАЦ, но в силу действующего законодательства о банкротстве она позволяет обратиться с соответствующим заявлением.

Под угрозой исчезновения находятся исследования и геофизика с 50-х годов.

Численность предприятия работников более 400 человек, которые являются квалифицированными специалистами в области научных исследований и разработки в области естественных и технических наук, которые уже получили уведомления о сокращении, а они являются мощным интеллектуальным потенциалом страны.

В ряде публикаций по данной теме выражено предположение, что научные работники найдут свое применение у учредителя НАО «СибНАЦ», в ООО "ГЕОДАТА", (адрес: 625016, Тюменская область, город Тюмень, улица Пермякова , 46, ОГРН: 1027200794609, ИНН: 7203076819, КПП: 720301001).

Хочется в это верить, а также верить в то, что не повториться печальный опыт научно – исследовательских институтов, существовавших на территории бывшего Советского Союза, после ликвидации которых высокопрофессиональные кадры были выброшены на улицу, научные разработки оказались не востребованы, многие из этих разработок утекли зарубеж и эффективно внедрены на территории различных стран. А Россия вынуждена потом покупать товары на основе данных научных идей и разработок, затрачивая огромные денежные средства, а не самой пополнять доходную часть бюджета за счет экспорта таких товаров.

С горечью отмечаю, что в статье уделено внимание произведениям искусства, каждое стоимостью 30-90 тысяч рублей, столу для массажа за 80 тысяч, мебели стоимостью почти в 5,5 миллионов рублей, самовару за 30 тысяч и автомобилю Mercedes-Benz, которые можно выставить на торги. Как будто это главное. И ни слова о том насколько важно существование предприятия для страны, его кадровая мощь, научно – производственная база, лаборатории и т.д.

Выражаю надежду, что конкурсный управляющий НАО «СибНАЦ» найдет возможность восстановить платежеспособность и выйдет с ходатайством о прекращении конкурсного производства и переходе к внешнему управлению в порядке статьи 146 Закона О несостоятельности, тем самым сохранит рабочие места, бесценный опыт, научные разработки и материально – техническую базу.

Считаю, что такое предприятие как НАО «СибНАЦ» стратегически важно для нашей страны. Ликвидация таких предприятий крайне негативно сказывается на развитии России.

Ли Якокка в своей книге «Карьера менеджера» пишет, что для сохранения концерна «Крайслер» ему пришлось даже выйти в Сенат и в буквальном смысле выпрашивать у государства (США) деньги на то, чтобы предприятие не прекратило свое существование, но была проделана колоссальная работа антикризисным управляющим, составлен план внешнего управления, многим пришлось пожертвовать, но сохранить главное.

Надеюсь на такую же самоотверженную борьбу за НАО «СибНАЦ» со стороны конкурсного управляющего Руслана Салихова.

В этом и заключается главная миссия антикризисного управляющего.

Упрощенное банкротство будет доступно не всем гражданам

Как указано в предложении Министерства экономического развития РФ арбитражный управляющий будет привлечен в случае, если понадобится обеспечить сохранность активов должника. Но оплачивать эту услугу будет не банкрот, а заинтересованные взыскатели.

Министерство экономического развития РФ в своей законодательной инициативе считает участие арбитражного управляющего (в данном случае финансового) не обязательным в процедуре банкротства физических лиц, если они соответствуют ряду критериев, изложенных в статье.

Это не первая попытка Минэкономразвития по введению такой новеллы в Закон о банкротстве. Впервые аналогичный проект был представлен на обсуждение в сентябре 2016 г. и затем неоднократно подвергался корректировкам по итогам экспертных оценок.
Однако в конце 2017 г. работа над законопроектом была приостановлена. Последняя редакция документа на тот момент, в частности, предполагала малообеспеченным гражданам самостоятельное юридическое сопровождение процедуры банкротства без привлечения финансового управляющего.

Должнику самостоятельно предлагается в свободной форме набросать заявление о своем банкротстве, которое затем предлагается рассмотреть арбитражному суду.

Именно из-за присутствия финансового управляющего в деле граждане, испытывающие серьезные финансовые проблемы, не могут стать несостоятельными, в силу того, что услуги должностного лица не бесплатны – банкрот обязан оплачивать их за свой счет, цена услуги – 25 тыс. рублей в месяц + проценты от проданных активов – полагает Министерств экономического развития РФ
Стоит отметить, что роль финансового управляющего в деле о банкротстве гражданина – это не его защита от кредиторов, а максимально возможное удовлетворение требований кредиторов с учетом затруднительного финансового состояния должника.
Защита должника осуществляется юристами или адвокатами, при этом их цены на услуги профессиональных юристов или адвокатов никак не сопоставимы с суммой 25 тысяч рублей, которая выплачивается финансовому управляющему за процедуру длиною минимум полгода. Для сравнения можно ознакомиться с рекомендуемыми расценками, размещенными на сайтах адвокатских палат.

Но намеренно данное обстоятельство в статье не указано.
Любой гражданин – должник прекрасно понимает, что самостоятельно, без профессионального юриста или адвоката он не сможет даже ни составить, ни подать в Арбитражный суд соответствующее заявление о своей несостоятельности, уж не говоря о том, чтобы защищать себя в суде в деле о банкротстве (вести которое даже не каждый адвокат или юрист возьмется).
Поэтому вознаграждение финансового управляющего в сумме 25 тысяч рублей далеко не самое значимое препятствие для граждан, которые хотят объявить себя несостоятельными, как это хочет представить Министерство экономического развития РФ.
Законодатель ввел обязанности финансового управляющего, определенные пунктом 8 статьи 213.9. Закона О банкротстве, в том числе:
- принимать меры по выявлению имущества гражданина;
- проводить анализ финансового состояния гражданина;
- выявлять признаки преднамеренного и фиктивного банкротства;
- вести реестр требований кредиторов;
- иные обязанности.

Кто будет выявлять имущество гражданина при условии его злоупотреблений и не предоставлении о своем имуществе полных и достоверных сведений при подаче заявления в суд, при отсутствии финансового управляющего?
Кто будет выявлять признаки преднамеренного и фиктивного банкротства и, как следствие, обращаться в правоохранительные органы с соответствующими заявлениями о привлечении к уголовной ответственности должника?

Пунктом 7 вышеуказанной статьи также определены права управляющего:
- подавать в арбитражный суд от имени гражданина заявления о признании недействительными сделок по основаниям, предусмотренным статьями 61.2 и 61.3 настоящего Федерального закона, а также сделок, совершенных с нарушением настоящего Федерального закона;
- заявлять возражения относительно требований кредиторов;
получать информацию об имуществе гражданина, а также о счетах и вкладах (депозитах) гражданина, в том числе по банковским картам, об остатках электронных денежных средств и о переводах электронных денежных средств от граждан и юридических лиц (включая кредитные организации), от органов государственной власти, органов местного самоуправления;
- заявлять отказ от исполнения сделок гражданина в порядке, установленном настоящим Федеральным законом;
- иные.

Реализация данных прав как раз и направлена на защиту кредиторов, но если такое лицо, как финансовый управляющий, отсутствует в процедуре, то реализация данных прав полностью ложится на плечи кредиторов. То есть кредиторы должны будут своими силами, либо за счет привлеченных квалифицированных юристов, чьи услуги должны оплатить, заботиться о пополнении конкурсной массы за счет обжалования спорных сделок, вести борьбу с так называемыми «дружественными» кредиторами, которые незаконно заявляются в реестр требований или их требования искусственно завышены за счет неправильно начисленных огромных процентов и штрафов, исследовать другие аспекты деятельности должника.

Безусловно есть такие кредиторы (и их не мало), которые активно обжалуют сделки, возражают и т.д. и без управляющего.
Но насколько это справедливо по отношении к кредиторам, которые в принципе и так являются пострадавшей стороной, передавшие свои средства должнику и в лучшем случае хоть частично что – то получившие.
  
При этом совершенно не понятно кто, как не финансовый управляющий, будет осуществлять публикации на сайте ЕФРСБ и в газете «КоммерсантЪ».

Из положений п. 4 ст. 13, ст. 28 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» следует, что обязанность арбитражного управляющего заключается в принятии необходимых мер по непосредственному включению соответствующих сведений на сайте ЕФРСБ, с целью соблюдения прав лиц на получение таких сведений в установленные законом сроки.

Законодатель, наверное тоже не случайно ввел обязанность арбитражного управляющего по включению соответствующих сведений на сайте ЕФРСБ и газете «КоммерсантЪ», а с целью соблюдения прав лиц (в первую очередь кредиторов) на получение таких сведений в установленные законом сроки, чтобы сделать процедуру банкротства прозрачной. Что бы все шаги в процедуре были наглядны, общедоступны и контролируемы кредиторами.

Кратко подведя итог сказанному, можно сделать вывод о том, что законодательная инициатива Министерства экономического развития РФ о введении упрощенного банкротства физических лиц с минимальным участием финансового управляющего, не упростить, а существенно осложнит процедуру банкротства. Сделает ее непрозрачной для кредиторов, существенно осложнит работу суда. Возложит на кредиторов всю работу по выявлению сделок должника и его супруги, оспариванию таких сделок, поиску имущества должника. При этом кредиторы, как отмечалось выше, являются пострадавшей стороной, и, как правило не являются субъектами профессиональной юридической деятельности, будут вынуждены нести расходы по оплате услуг профессиональных юристов, они же (кредиторы) еще и оплатят услуги управляющего по сохранению активов (если к моменту выявления активов будет что сохранять).

Также комментировал материалы:

НДС может стать катализатором восстановления платежеспособности

13 июля 2020 года Правительство РФ внесло в Государственную думу РФ законопроект «О внесении изменений в ст. 146 ч. 2 Налогового кодекса Российской Федерации. Как изменения отразятся на клиентах несостоятельных компаний и ИП, станет ли инициатива катализатором положительных изменений и о чем забыло Правительство, когда разрабатывало проект, выяснял портал ДОЛГ.РФ.

Как пытались изменить институт банкротства в 2019 году

Недавно председатель Госдумы Вячеслав Володин рассказал о наиболее важных законодательных инициативах, которые были приняты в текущем году. Сегодня портал ДОЛГ.РФ представляет свою версию первостепенных и интересных законодательных инициатив в банкротном секторе, которые могут существенно изменить работу рынка. Часть из них уже вступила в силу, часть находится на рассмотрении ГД РФ.

С пенсий и МРОТ россиян теперь не будут взыскивать долги

Министерство экономического развития РФ выступило с новой «продолжниковой» инициативой. Ведомство предлагает запретить взыскивать долги с пенсий любых категорий (по старости, инвалидности, особые выплаты в пользу военных и бывших сотрудников силовых структур), а также с зарплаты в пределах минимального размера оплаты труда (МРОТ).

От рейдерских захватов до «геноцида» арбитражных управляющих: история отрасли с 90-ых до наших дней

Институты банкротства и арбитражного управления впервые появились в России 27 лет назад. За это время российский бизнес прошел через рейдерские захваты, беспомощность банков во взыскании долгов и притеснение самих управляющих. Арбитражный управляющий Арсений Королев рассказал порталу ДОЛГ.РФ, как «использовали» Закон о банкротстве в 90-х, чем отличалось арбитражное управление того времени и как законодатели превратили сегодняшних управляющих в клерков.

Приватизация Сбербанка и «ФК Открытие»: МЭР обвиняет ЦБ в нарушении баланса интересов

Министр экономического развития РФ (МЭР) Максим Орешкин настаивает на необходимости приватизации банковского сектора, где государственные активы уже превышают 70 %. Орешкин заявил, что вопрос о приватизации ряда банков уже обсуждается. Ранее он также высказывался, что регулятор не должен выступать собственником банков, так как это нарушает баланс интересов.

Возврат к списку