Константин Суныгин

Арбитражный управляющий, эксперт по субсидиарной ответственности

Премия «Арбитражный управляющий 2018 г.» в номинации «Научно-просветительские успехи» (http://orpau.ru/arbitrazhnyiy-upravlyayushhiy-2018)

Успешное проведение процедур банкротства, включен в Рейтинг ФНС лучших арбитражных управляющих России (https://www.nalog.ru/rn77/taxation/bankruptcy/#title11)

Постоянный спикер вебинаров / обучающих мероприятий по банкротству (субсидиарная ответственность, оспаривание сделок, обзоры судебной практики и т.д.), арбитражному процессу на канале Rykov group: https://www.youtube.com/user/Bankrotstvoplus/videos

Эксперт СМИ (Телеканал «Спас», Газета «Деловой Петербург», Портал «Долг.рф»)

Добился пересмотра дела, участвовал в судебном заседании СКЭС Верховного суда Российской Федерации по делу № А40-188536/2015

Комментарии на портале:

Utair хочет «списать» до 80 % своих долгов: компания либо станет банкротом, либо перейдет к государству

Utair фактически играет на нескольких факторах, хорошо понятных кредиторам: стоимость "предприятия должника", т.е. отлаженного, и хоть и худо, но работающего бизнеса, гораздо выше разрозненной группы имущества, которое попадет в конкурсную массу, ничтожность статистики "погашения" требований кредиторов в делах о банкротстве и стоимости продажи имущества на торгах, горький опыт Трансаэро, как верно отметили коллеги. Так, не зря закон о банкротстве, в первую очередь, предлагает продавать именно "предприятие должника",  т.е. работающий бизнес, который стоит априори дороже "винтиков". Поэтому прекращение деятельности авиакомпании - уже потеря для кредиторов, а банкротство, как показывает российская практика - процесс уже невозвратный хотя бы в силу особенностей той же процедуры наблюдения (введение которой вызывает эффект домино - для целей процедуры и участия в первом собрании, на котором собственно решается вопрос о банкротстве, требования могут досрочно предъявить все кредиторы, даже срок исполнения обязательств перед которыми еще не наступил). Поэтому кредиторам в любом случае выгоднее идти на переговоры с таким должником. Из возможных вариантов для ряда кредиторов видится также конвертация долгов в доли в уставном капитале.

«Субсидиаров меч» продолжает висеть над топ-менеджментом Финпромбанка

Субсидиарная ответственность при банкротстве банка – вопрос практически решенный. Рискованная кредитная политика и изменение структуры активов (подмена ликвидных активов на неликвидные с формальным сохранением балансовой стоимости) обычно и являются основаниями для отзыва лицензии, а в дальнейшем - и для привлечения контролирующих кредитную организацию лиц к субсидиарной ответственности. Вопрос лишь в том, кого привлекут: структура банка включает в себя множество должностей – членов правления, заместителей, глав комитетов, многочисленных «представителей по доверенности», и это не считая фактического руководителя по ЕГРЮЛ и акционеров. Задачей АСВ в данном случае будет именно доказывание возможности контроля банка указанными лицами, привлечение к субсидиарной ответственности реальных бенефициаров (зачастую даже не имеющих юридической связи с банком), а не полуноминальных лиц, ответственных по документам.

Для ТОПов будет иметь важное значение штатное расписание и должностные инструкции. Изначально заявление о привлечении к субсидиарке будет включать в себя завышенное количество ответчиков, с расчетом на то, что у кого-то «не выдержат нервы», и, спасая себя, он расскажет всю схему принятия ключевых решений в банке и «сдаст» реальных бенефициаров, согласующих решения. Также особое внимание будет обращено на СМИ, где могли «засветиться» главные. Помогут также и правоохранительные органы, занимающиеся сбором доказательств и показаний свидетелей.

Непринятие обеспечительных мер по заявлению АСВ – хороший знак того, что суд не собирается рубить с плеча, а намерен детально разбираться в деле. Возможно следствием отказа в принятии обеспечительных мер явилась именно поспешность действий АСВ, не представивших достаточных доказательств prima facie об отнесении ответчиков к КДЛ и невозможности исполнения судебного акта. Важно отметить, что АСВ не лишено возможности повторно обратиться с заявлением о принятии обеспечительных мер, доработав основания и представив новые доказательства своих доводов.

«Арбитражный экзистенциализм»: история Татьяны Вотиновой

Работа юриста по договору, впрочем, как и любого другого контрагента с потенциальным должником, сопряжена с высоким риском. В голове нужно держать сразу несколько параметров, вступая в такие отношения: соответствует ли цена вашего договора рыночной (а для юридических услуг, как мы знаем, размер судебных расходов практически всегда отличается от рыночной стоимости оказанных услуг значительно в меньшую сторону), предпочтительность удовлетворения требований, сроки оспаривания сделок, с перспективой оспаривания этих сделок конкурсным управляющим.

Но в отличие от иных услуг, у юридических есть свои особенности, которые повышают даже эти и без того высокие риски. В частности, это фидуциарный характер отношений между клиентом и юристом – последнему обычно доверяют самые сокровенные тайны, показывают сверхважные документы, в т.ч. проекты, советуются по ключевым вопросам.
Естественно, из такого положения усматриваются определенные преимущества такого специалиста перед сторонним контрагентом, из которых и рождается возможность влияния на руководителя или членов органов управления должника.

Однако это не означает презумпции того, что юрист являлся контролирующим должника лицом, и тем более совершал какие-либо действия, образующие презумпции доведения до банкротства по ст. 61.11 ФЗОБ.

Однако от повышенного риска признания юриста КДЛ иммунитета нет. Важным здесь будет предмет вашего договора и полномочия, прописанные в доверенности, фактические действия, в т.ч. заключение договоров по доверенности, регистрация сделок, и иные действия, выходящие за рамки представительства в суде. В теории, доказанные неквалифицированные действия по взысканию дебиторской задолженности, например, пропуск сроков исковой давности, утеря документов, тоже могут привести как минимум к возникновению убытков у должника. Фактически деятельность привлеченного юриста заключается в делегировании ему части полномочий руководящего органа должника. Например, если на вас лежала обязанность по проверке контрагента перед заключением договора, и вы не увидели «красных» маркеров, также готовьтесь разделить ответственность с руководителем должника.

Арбитражные управляющие будут получать рейтинговые баллы

Создание регистра АУ сама по себе неплохая идея. Это позволит кредиторам получить близкую к объективной оценку работы арбитражного управляющего при выборе кандидатуры для утверждения в деле о банкротстве. Критерии должны быть понятны и объективны всем участникам рынка. Скорость и сложность банкротства таковыми не являются и трудно поддаются оценке, зависят от фактических обстоятельств дела. То же касается и повышения цены на аукционе - сложно уловить, чьи заслуги в приобретении имущества на торгах по высокой цене. Объем удовлетворения требований - также не всегда показатель проведенной работы. Все эти параметры во многом зависят от «исходных вводных» по процедуре, и в меньшей степени от действий самого АУ. А вот что касается жалоб, установленных судом действий (бездействия), не соответствующих закону - такой параметр можно использовать в качестве оценки. В настоящее время ЕФРСБ и картотека арбитражных дел уже позволяют сделать такой анализ конкретного АУ - есть возможность посмотреть сообщения, опубликованные с возможным нарушением сроков, частоту жалоб на АУ и итоги их рассмотрения.

Радует, что речь пока не идет о лишении кредиторов возможности выбора кандидатуры арбитражного управляющего. Изменять существующий порядок утверждения арбитражных управляющих не стоит. Выбор арбитражного управляющего - право кредитора. Ведь нельзя отменять и коммерческую/маркетинговую составляющую в деятельности арбитражных управляющих. Если порядок выбора кандидатуры окончательно автоматизировать - рынок попросту встанет, и начнет искать альтернативы выбору АУ или банкротству.

Арбитражные управляющие: суть профессии

Что характерно, даже из содержания статьи мы видим, что арбитражный управляющий нынче – профессиональный ликвидатор. В задачи ему ставится в первую очередь максимально возможное удовлетворение требований кредиторов и административная "суета", с этим связанная и этому способствующая. Вроде все так, но мы стали забывать, что изначально в эти слова вкладывалось совсем другое понятие. Арбитражные управляющие должны были стать антикризисными управляющими, т.е. предотвращать кризис, а не возглавить его. Но, увы, никакие реабилитационные процедуры не могут насаждаться «сверху». К этому должно прийти само сообщество, в первую очередь – профессиональные кредиторы: налоговая (уполномоченный орган) и кредитные организации. Чаще всего именно они возглавляют реестр и правят бал на собраниях кредиторов.

Возможно, ситуацию изменит как раз таки субсидиарная ответственность, риск быть привлеченным к которой остудит пыл директора и бенефициаров, заставив своевременно объявлять о банкротстве и заранее садиться за стол переговоров с кредиторами, а не «спасать» последнее из конкурсной массы должника.

В течение какого срока могут привлечь к субсидиарной ответственности?

Фактически при привлечении к субсидиарной ответственности сейчас существует 3 срока давности:

  1. То, что можно назвать исковой давностью – срок для обращения кредитора или арбитражного управляющего с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности с момента, когда тот узнал о наличии соответствующих оснований. Это так называемый субъективный срок исковой давности (п. 5 ст. 61.14 Закона о банкротстве). Сейчас он составляет 3 года с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о наличии каких-либо оснований, вне зависимости от введенной процедуры в отношении должника (по ст. 10 Закона о банкротстве он составлял 1 год). Есть еще объективный срок – 3 года с момента введения процедуры конкурсного производства, вне зависимости от момента осведомленности кредитора или АУ о тех или иных основаниях. Этот срок может обнулиться после завершения конкурного производства – кредиторы получают еще 3 года, чтобы подать заявление о субсидиарной ответственности.
  2. Срок установления статуса КДЛ (п. 1 ст. 61.10 Закона о банкротстве) – сейчас это 3 года до момента так называемого «объективного» банкротства (не возбуждения дела о банкротстве как раньше, что немаловажно)!
  3. Общий пресекательный срок для привлечения к СО - не позднее десяти лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности. Только по истечении этого срока, КДЛ, пожалуй, может спать спокойно.

Применение сроков давности, как показывает практика, связано также с моментом возникновения оснований для привлечения к СО, а не датой подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности.
Однако в каждом конкретном случае такие сроки определяются индивидуально, особенно когда действия/бездействия КДЛ носили длящийся характер.

Подробнее по поводу сроков смотрите трансляцию вебинара от 30.07.2019 г. - https://www.youtube.com/watch?v=Ab5GcNhbo08 , где я как раз вел речь в том числе про субъективную и объективную исковую давность при привлечении к субсидиарной ответственности.

Новосибирская область заняла одну из лидирующих позиций по числу юридических банкротств

Как показывает статистика, привлечение к субсидиарной ответственности по-прежнему не приводит к реальному пополнению конкурсной массы. По обновленной статистике, за первое полугодие 2019 г. на продаже прав требования к субсидиарным ответчикам удалось выручить всего 0,2% от номинала долга. Причина здесь, на мой взгляд, в том, что все еще популярно привлекать к субсидиарной ответственности, в первую очередь, бедолагу-директора, не вовремя обратившегося с заявлением о банкротстве, и учредителей-физических лиц, зачастую номинальных, у которых попросту нет денег и ликвидного имущества, и никакие судебные приставы, личные банкротства, жесткие переговоры тут не помогут.

Проблему отчасти начал решать Верховный суд, заложив новый механизм определения контролирующих должника лиц (пункт 7 Постановления Пленума № 53 ВС РФ от 21.12.2017 г.) – своего рода подсказка конкурсным кредиторам, арбитражному управляющему и налоговой, которую кратко можно охарактеризовать изречением «Is fecit cui prodest» — сделал тот, кому выгодно.

Суть здесь сводится к тому, что нужно смотреть холдинг, группу компаний, где бенефициары должника также являются выгодоприобретателями. Причем выгода здесь заключается не в совершении каких-то прямых сделок по «выводу» имущества (иногда, конечно, и так), а, например, экономически необоснованном перераспределении дохода внутри группы компаний, переводе договоров с платежеспособными контрагентами от должника на другое юридическое лицо. Именно эти «живые» компании и нужно привлекать к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Практики по применению данной новеллы пока мало, но она уже формируется, например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 03.06.2019 г. по делу № А40-255075/2016. По этому делу суды пришли к выводу о том, что компания N является контролирующим лицом, применив положения пункта 7 Постановления Пленума № 53, подпункт 3 пункта 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве. В соответствии с этим правилом контролирующим может быть признано лицо, извлекшее существенную (относительно масштабов деятельности должника) выгоду в виде увеличения (сбережения) активов, которая не могла бы образоваться, если бы действия руководителя должника соответствовали закону, в том числе принципу добросовестности. В результате согласованных действия все хозяйственные договоры были перезаключены на компанию - клон должника, данному обществу был передан товарный знак, транспортные средства, в результате безвозмездных договоров цессий последнему также была передана ликвидная дебиторская задолженность должника. Товары, поставляемые должнику и оплачиваемые последним, фактически поступали в собственность компании-клона. С учетом данных обстоятельств суды пришли к выводу, что компания N является фактически контролирующим должника лицом, получившим существенные активы должника в ущерб его интересам и в ситуации явной неплатежеспособности последнего.

«90 % компаний, которые начали задерживать оплату, в дальнейшем обанкротились». Интервью Алексея Морсина о программе «Мониторинг платежей»

В российских реалиях название статьи можно читать просто как "90 % компаний в дальнейшем обанкротились», что свидетельствует о положении малого и среднего бизнеса без господдержки.

А вот с просрочками по оплате банкротство как раз таки, по моему мнению, связано не всегда. Просрочки допускают как малые предприятия, так и "киты". И причина здесь очень проста - зачастую это выгодно неплательщику! Если ваш контракт не содержит жестких условий по неустойке или она вообще отсутствует, единственной санкцией будут проценты по 395 ст. ГК РФ (ст. 317.1 ГК РФ не работает - обращайтесь, расскажу почему). Их размер в любом случае меньше ставки по банковским кредитам, а договорную неустойку всегда можно "срезать"! Во-вторых, часть требований по основному долгу можно "отбить" в суде - ведь на истце будет лежать бремя доказывания исполнения договора, т.е. передачи ответчику товара или оказанию услуги/выполнению работы, а иск в суде редко кто признает. Здесь также можно выгодно потянуть время, а при удачном исходе и "скостить" сумму долга. Кроме того, истец может пойти на "мировое" на выгодных для ответчика условиях, понимая перспективы судебной тяжбы и отдаленность реальных денег.

Федресурс подвел итоги о процедурах банкротства в I полугодии 2019 года

Довольно интересна статистика в части субсидиарной ответственности: впервые с начала мониторинга практики Федресурсом, т.е. с 4 квартала 2015 г., появилась тенденция к снижению процента удовлетворенных заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, даже несмотря на продолжающийся рост обращений в суд.

Т.е. на сегодня мы видим 2 прямо противоположных тренда:
1. Количество заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности вышло на максимальный уровень - "субсидиарка" подается в 52% дел о банкротстве, т.е. в каждом втором деле.
2. Вместе с тем, процент удовлетворенных заявлений о привлечении к субсидиарке снизился почти в 2 раза за последние полгода (с 45% до 26%).

Данные тенденции могут говорить о следующем:
1). Кредиторы уже не рассматривают субсиарку как исключительную меру защиты своих прав, а воспринимают как обязательный инструмент взыскания в каждом деле о банкротстве.
2). Суды стали более "трезво" относиться к рассмотрению споров о привлечении к субсидиарной ответственности, детально вникать в каждый кейс, а не рубить с плеча.
3). Начинает формироваться некий баланс между интересами кредиторов и должника в лице его собственников.

Проблемы для «Николы». Производителя кваса подозревают в выводе активов

Продолжать деятельность должника через компанию-клон - довольно скользкая дорожка в 2019 году! Теперь у нового предприятия есть "шанс" ответить по долгам старого, причем не только по налогам, а по всем требованиям кредиторов. Сделать это можно благодяря разъяснениям Пленума Верховного суда в Постановлении № 53 от 21 декабря 2017 г., а именно пункту 7, который вводит презумпцию того, что является контролирующим выгодоприобретатель, извлекший существенные преимущества из такой системы организации предпринимательской деятельности, которая направлена на перераспределение (в том числе посредством недостоверного документооборота), совокупного дохода, получаемого от осуществления данной деятельности лицами, объединенными общим интересом (например, единым производственным и (или) сбытовым циклом), в пользу ряда этих лиц с одновременным аккумулированием на стороне должника основной долговой нагрузки.

Практика применения этого положения "на деле" уже есть - показательно Постановление Арбитражного суда Московского округа от 03.06.2019 г. по делу № А40-255075/2016, где суд округа поддержал выводы нижестоящих судов о том, что "в результате согласованных действий все хозяйственные договоры были перезаключены на компанию - клон ООО "ТЕХНОЛАК" (должник в том деле), данному обществу был передан товарный знак, транспортные средства, в результате безвозмездных договоров цессий последнему также была передана ликвидная дебиторская задолженность должника. Товары, поставляемые должнику и оплачиваемые последним, фактически поступали в собственность компании-клона. С учетом данных обстоятельств суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что ООО "Технолак" (ИНН: 7448132267) является фактически контролирующим должника лицом, получившим существенные активы должника в ущерб его интересам и в ситуации явной неплатежеспособности последнего".

Что примечательно, суд прямо указал, что для привлечения к субсидиарной ответственности можно и не оказывать влияния на деятельность должника - "ООО «Технолак» не являлось непосредственно ни участником (учредителем), ни руководителем должника, при разрешении вопроса о допустимости привлечения их к субсидиарной ответственности в числе прочего доказыванию подлежит отнесение их к категории иных
контролирующих лиц, которые, несмотря на отсутствие формального статуса
участника или руководителя, имели фактическую возможность давать должнику
обязательные для исполнения указания либо иным образом определять его
поведение, то есть осуществляли контроль над его деятельностью".

Подробнее об этом прецеденте я рассказывал на трансляции-вебинаре накануне. Кому интересно - можете посмотреть запись мероприятия - https://www.youtube.com/watch?v=Ab5GcNhbo08

Уборщица на миллион

Красиво жить не запретишь! Конечно сразу возникает вопрос к банкам, как с таким официальным доходом заемщику удалось получить столь значительные заемные средства, не обошлось ли без подлога документов со стороны "банкрота". Естественно, банкротство теперь кажется идеальным (да и удобным, и даже выгодным) выходом из ситуации для горе-заемщика – реструктуризация долгов с таким доходом в принципе невозможна. Вопрос лишь в том, усмотрит ли суд и докажут ли кредиторы факт злоупотребления и недобросовестных действий при получении и распоряжении денежных средств заемщиком – если это удастся сделать, банкротство для должника потеряет всякий смысл – в соответствии с п. 4 ст. 213.38 Закона о банкротстве, освобождение гражданина от обязательств не допускается в случае, если доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина, гражданин действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество.

33 миллиарда солидарно: конкурсный управляющий привлекает руководителей к субсидиарной ответственности

Привлечь к субсидиарной ответственности, тем более по основанию несвоевременной подачи заявления о банкротстве, не так просто, как кажется на первый взгляд.

Важно помнить, что субсидиарная ответственность за неподачу заявления возможна только по тем долгам, которые возникли после неисполнения этой самой обязанности, а не за весь период деятельности предприятия (п. 2 ст. 61.12 Закона о банкротстве). Т.е. указанная сумма будет гораздо меньше реестра требований кредиторов.

Кроме того, от 61.12 можно также «отбиться», сославшись на осведомленность новых кредиторов о признаках банкротства должника и основаниях для подачи заявления о банкротстве (тем более, что картотека арбитражных дел и бухгалтерская отчетность любого предприятия для всех кредиторов находятся в открытом доступе). В этом случае в соответствии с п. 3 ст. 61.12 такие обязательства не включаются в размер ответственности.

Что касается плана оздоровления должника, если экономически обоснованный план, который имело руководство и собственники должника, был ошибочен и в конечном итоге провален, но изначально казалось, что он может быть выполнен и выведет предприятие из кризиса, руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах (п. 9 ПП 53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве").

К томе же привлечь к субсидиарной ответственности за неподачу заявления можно только генерального директора должника и его участников (последних и то только с августа 2017 года, когда вступил в силу 266-ФЗ). Иных лиц, будь это менеджеры любого уровня, суд к ответственности не привлечет, поскольку обязанность подавать заявление о банкротстве законом на них не возложена.

В общем, у ответчиков довольно большой инструментарий для защиты, и не все так однозначно.

Юрий Гладштейн более не возглавляет МФО «Домашние деньги»

Отстранять руководителя должника на этапе наблюдения – в целом формальное действие. Восстановить платежеспособность уже не представляется возможным, при этом еще с даты определения суда о введении наблюдения для директора и участников действуют ограничения на совершение сделок (ст. 63 и 64 Закона о банкротстве).

Кроме того, кандидатура нового руководителя также представляется учредителями – вряд ли новый директор будет проводить другую «политику». Так что задача данного действия – скорее показать работу арбитражного управляющего и создать базу для будущей субсидиарной ответственности – зафиксировать факты нарушений Закона о банкротстве, например, непередачу имущества и документов временному управляющему и их недостоверность.

С 1 июля ограничен размер задолженности перед МФО

Приходится признать, что отрасль МФО постепенно умирает. Изначально смысл появления "микрофинансов" заключался в невозможности банков охватить рынок всех потенциальных заемщиков по причине низкого качества отдельного сегмента этих заемщиков. Низкое качество портфеля микрозаймов компенсировалось высоким процентом, практически неограниченными штрафами и пенями. Иными словами, 1 такой заемщик, с которого удалось взыскать долг в полном объеме, покрывал расходы еще по 5 заемщикам, долг не возвратившим. В настоящее время МКК и МФК уже не смогут работать на таких условиях, а, следовательно, и извлекать прибыль.

Трое руководителей «Донинвеста» стали субсидиарными ответчиками

В этом случае суд поступил грамотно. Конкурсные управляющие, в т.ч. АСВ, часто забывают, а суды не обращают внимание, что Пленум ВС РФ в Постановлении № 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве" от 21.12.2017 г. (в пункте 33) разъяснил, что в заявлении о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности в том числе должны быть указаны обстоятельства, на которых основаны утверждения заявителя о наличии у ответчика статуса контролирующего лица, и подтверждающие их доказательства (пункт 5 части 2 статьи 125, пункт 3 части 1 статьи 126 АПК РФ, пункт 2 статьи 61.16 Закона о банкротстве).

Если в заявлении названные обстоятельства не отражены и (или) к нему не приложены доказательства, подтверждающие, по мнению заявителя, данные обстоятельства, суд оставляет заявление без движения (пункт 2 статьи 61.16 Закона о банкротстве), а при неустранении допущенных нарушений - возвращает его (пункт 4 части 1 статьи 129 АПК РФ).

Это ведет к практике «привлечения всех подряд» к субсидиарной ответственности. Ведь после принятия к производству заявления ответчикам остается только «засучив рукава» обороняться по существу спора – вряд ли суд на этом этапе пойдет на исключение того или иного лица из числа ответчиков по делу.

Более того, есть риск «залететь» и без каких-либо оснований вообще, если вовремя не обратить внимание на картотеку арбитражных дел и не получать почту – молчание фактически презюмирует вашу виновность в банкротстве - в соответствии с п. 4 ст. 61.16 Закона о банкротстве, в случае непредставления лицом, привлекаемым к субсидиарной ответственности, отзыва по причинам, признанным арбитражным судом неуважительными, или явной неполноты возражений относительно предъявленных к нему требований по доводам, содержащимся в заявлении о привлечении к субсидиарной ответственности, бремя доказывания отсутствия оснований для привлечения к субсидиарной ответственности может быть возложено арбитражным судом на лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности.

Страховка за банкротство: бизнес могут обязать вносить новые обязательные платежи

Такая инициатива существует давно, однако банкротство к ней в том виде, в котором есть сейчас, вряд ли готово.

Проблема кроется в отсутствии четкой и понятной  методики включения работников в реестр требований кредиторов, которая сейчас вызывает большие вопросы. Все как всегда возлагается на "разумного и добросовестного" арбитражного управляющего, и спрос за решения о включении тех или иных работников в реестр конечно же будет потом с него же. Реестр требований кредиторов, сформированный в процедуре банкротства, и зарплатная ведомость предприятия до оного часто отличаются в разы и по количеству кредиторов-работников, и по суммам причитающихся выплат.

Перспектива гарантированно получить выплату из бюджета может еще больше подстегнуть недобросовестных лиц включаться в такой реестр и заблаговременно просуживать многомиллионные "долги" по зарплате.

«Трансойл» тормозит банкротство Антипинского НПЗ

"Пчелы против меда" или кредиторы против банкротства? Вряд ли. Скорее всего борьба снова развернется за кандидатуру арбитражного управляющего и желании так или иначе контролировать процедуру банкротства. Для этого кредитору придется "отбить" заявление должника и стать первым в очередности заявлений.

Возврат к списку