Есть ли в России антикризисное управление?

ДОЛГ.РФ поинтересовался у представителей профессионального сообщества, есть ли в России эффективное антикризисное управление

9 минут
Поделиться новостью:
Есть ли в России антикризисное управление?

8 января 2021 года в РФ закончился срок действия моратория на банкротство. В тот же день федеральные ресурсы возобновили прием сообщений о намерениях направить иск о несостоятельности, а суды начали готовиться к волне заявлений от кредиторов. В течение шести месяцев моратория представители профессионального сообщества активно обсуждали меры поддержки бизнеса и способы управления им в период нового кризиса. ДОЛГ.РФ решил поинтересоваться у экспертов, есть ли, по их мнению, антикризисное управление в России и насколько оно эффективно, а если нет, то в чем главные «препятствия»? И что бы они посоветовали знакомым бизнесменам, если бы те оказались в кризисной ситуации из-за пандемии?

Владимир Гамза, партнер Группы компаний финансово-правового консалтинга «Аудит Груп», Председатель Комитета ТПП РФ по финансовым рынкам и кредитным организациям:

 «В России, конечно, есть антикризисное управление. В определенной степени оно развито в секторе частных консалтинговых компаний. Их достаточно много, есть очень профессиональные. Если говорить о законодательстве, то вопросы финансового оздоровления или антикризисного управления упоминаются в законе о банкротстве. Но они прописаны очень слабо, поверхностно и используются нечасто. Кроме этого, воспользоваться ими можно, когда предприятие вступило в банкротство. Это нас не устраивает. Сейчас мы продвигаем идею о формировании специальной предбанкротной стадии, которая позволит работать с предприятиями, попавшими в кризисную ситуацию.

Хотелось бы, чтобы эта стадия не была в процедуре банкротства. У нас уже есть определенные наработки законодательного характера, в прошлом году мы проводили несколько круглых столов, в 2021 году продолжим эту работу.

Нужно пригласить специалиста, который мог бы объективно оценить есть ли перспективы финансово-экономического оздоровления предприятия, сможет ли оно выйти из кризиса (о кризисной ситуации на предприятии — прим. ред.). Бывают ситуации, когда предприятие находится в таком пике, из которого уже не выйти. В таких ситуациях уже надо не спасать, а думать, как провести процедуру банкротства с наименьшими потерями. Если есть хоть малейший шанс спасти компанию надо, конечно, им воспользоваться: освоить новый сегмент рынка, резко сократить расходы, договориться с кредиторами, что они войдут в капитал должника. Но повторюсь, что для подобных решений лучше привлекать сторонних специалистов, сам собственник, который уже довел предприятие до кризисной ситуации, вряд ли сможет принять верные решения по оздоровлению».

Наталья Коцюба, Председатель Совета НСПАУ, Представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей по вопросам несостоятельности (банкротства):

«В одних случаях под данным термином (антикризисное управление — прим. ред.) понимают управление фирмой в условиях общего кризиса экономики, в других — управление фирмой в преддверии банкротства, третьи же связывают понятие антикризисное управление с деятельностью арбитражных управляющих в рамках судебных процедур банкротства.

Если начальные стадии кризиса фирмы составляют содержание кризиса для его собственников, то в дальнейшем, без своевременных и правильных решений менеджера, собственника кризис уже представляет собой угрозу для кредиторов. Безусловно, на территории нашей огромной страны есть наверняка положительные примеры антикризисного управления до введения судебной процедуры банкротства, но в силу специфики нашей деятельности мы сталкиваемся исключительно с проявлениями кризиса уже как с угрозой для кредиторов и должника.

На мой взгляд, элементы антикризисного управления в России проявляются только в условиях чрезвычайных ситуаций, (к примеру, в условиях пандемии), а в целом системы антикризисного управления нет. Есть система «латания дыр»…

Эффективная система антикризисного управления должна строиться на основе ранней диагностики кризисных ситуаций в финансовой деятельности организации, срочности реагирования на кризисные явления, адекватности реагирования предприятия на степень реальной угрозы.

Собственнику или руководителю предприятия я бы посоветовала не бояться признаться в первую очередь себе, что организация в кризисной ситуации, и он не может справиться с «болезнью» организации самостоятельно (аналогия с больным человеком) и пригласить «врача» — антикризисного управляющего или управляющую компанию, специализирующуюся на антикризисном управлении, для разработки плана лечения предприятия, в том числе для полной реализации внутренних возможностей выхода предприятий из кризисного состояния. При этом, важно оплату услуг антикризисного менеджера стимулировать достигнутым результатом.

Про спасение бизнеса: сама удивляюсь — до сих пор остаюсь оптимистом… И пандемию переживем и бизнес спасём!»

Михаил Сачёв, глава РОСАНТИ, президент Союза «Уральская саморегулируемая организация арбитражных управляющих»:

«Скорее всего, антикризисное управление в России есть. И грамотные специалисты, и хорошие консалтинговые компании, и удачные кейсы. Но все это никак не связано с процедурой банкротства. Арбитражные управляющие не занимаются антикризисным управлением. Им занимаются отдельные категории менеджеров, обладающие опытом и соответствующими компетенциями. Почему не занимаются арбитражники — потому что они приходят уже в рамках процедуры банкротства, когда управлять особо нечем. Банкротство в России носит либо ликвидационную направленность, либо направленность на перераспределение активов. И арбитражные управляющие в основном занимаются ликвидацией, это не хорошо и не плохо, просто таковы реалии.

Теоретически арбитражные управляющие могут быть антикризисными управляющими, но «потянут» эту работу только 300-500 человек из всероссийского профессионального сообщества, потому что нужен жизненный опыт, производственный опыт, специальные знания. В связи с этим, вопрос реабилитационных процедур очень и очень актуальный. Но его решение осложняется не только отсутствием законодательных норм и специалистов, но и ментальностью наших бизнесменов, которые «бьются» до последнего и идут к специалистам, в том числе антикризисным, когда спасать уже нечего.

Сложно дать общие рекомендации (о кризисной ситуации на предприятии — прим. ред.), нужно смотреть индивидуально в каждом случае. Прежде всего, надо понять, почему предприятие попало в кризисную ситуацию. Возможно, предприятие изначально было нежизнеспособным, таких достаточно много в России. Нужно анализировать, что было сделано не так, пытаться договариваться с кредиторами. Но делать это необходимо не тогда, когда предприятие находится на грани, а при появлении первых проблем».

Алексей Улитенко, генеральный директор RusCa Group Counsalting RusCa Consulting LLC (Российский партнер The Burnie Group — Канада — консультирование компаний по вопросам развития бизнеса, финансам и маркетингу). Член Московского отделения АНО «Деловая Россия». Консультант органов исполнительной власти по вопросам антикризисного управления предприятиями:

«Однозначно есть большое число компаний и частных специалистов, которые довольно успешно работают в данном направлении. В первую очередь, конечно, — партнеры и дочерние предприятия крупных американских, канадских и европейских компаний. Конечно, хватает и сложностей, например, несовершенство законодательства, когда антикризисным менеджерам приходится работать не столько за предприятие, сколько против недружественных действий государства.

Если это не рейдерский захват (о кризисной ситуации на предприятии — прим. ред.), то, как правило, кредитор не имеет цели обанкротить вас, а хочет получить свои деньги назад, поэтому всегда есть возможность договориться. Помните, что кризис — время роста, пусть ваши менеджеры по продажам удвоят активность. Кризис закончится, и ваше рвение будет вознаграждено.

Постарайтесь не увольнять людей, а искать новых: большое число хороших специалистов вышло на рынок с предприятий, которые не справились с кризисом. Пробуйте сегменты рынка, которые ранее вам казались бесперспективными. Если вы считаете, что не сможете самостоятельно решить вопросы, и ваше предприятие медленно или быстро «скатывается в пропасть», то стоит обратиться к профессионалам. Главное помнить — вам нужны те компании, которые состоят из практиков, а не теоретиков с кучей дипломов или те компании, которые берут оплату согласно результатам. Поскольку в реальном бизнесе важны качества отличные от анализа «сбитых летчиков».

Игорь Вышегородцев, арбитражный управляющий, член СРО «Авангард»:

«В глобальном понимании в России нет антикризисного менеджмента. Нет отдельной «касты» антикризисных менеджеров (как, например, арбитражные управляющие). Бизнес пытаются спасти собственники своими силами или с помощью нанятых ими управленцев.

Развитию антикризисного менеджмента в России мешает отсутствие финансовой поддержки. Необходимо создать специализированный антикризисный фонд, который будет помогать бизнесу, оказавшемуся в сложной ситуации, восстановиться. Если у предпринимателей нет средств, их имущество находится в залоге или арестовано, они не могут рассчитывать, что банки выдадут им кредит. А если у собственника предприятия есть какие-то сторонние средства, вкладывать их в спасение бизнеса опасно.

Если предприятие попало в кризисную ситуацию, то лучший выход — подавать заявление на банкротство, чтобы закрыть долги. После частичного расчета с кредиторами компания будет ликвидирована, а ее собственники смогут начать новый бизнес, взять кредиты или вложить личные средства. Но это будет возможно только в случае, если контролирующие лица в деле о банкротстве не были привлечены к субсидиарной ответственности. В противном случае, кредиторы могут лишить предпринимателей их средств и, соответственно, надежды на возрождение бизнеса».

Светлана Карелина, доктор юридических наук, профессор кафедры предпринимательского права МГУ имени М. В. Ломоносова:

«Сформированной системы антикризисного управления в России нет. Мы только на пути формирования концепции. Не может существовать механизма, в частности системы антикризисного управления, без концепции, а мы никак не можем определиться с этой концепцией: каковы вообще отношения антикризисного и арбитражного управляющих, кто такой антикризисный управляющий с точки зрения профессиональных требований?

Я думаю, проблема здесь не только в установлении и регистрации статуса антикризисного управляющего (сейчас зарегистрирован только статус арбитражного управляющего, с правовой точки зрения, но в экономике есть такое понятие). Однако формирование института антикризисных управляющих «для галочки» — это ничто. Необходима система, которая будет работать и давать результаты. Пока у нас нет даже понимания цели, как должно работать антикризисное управление.

В настоящее время в РФ банкротства компаний носят исключительно ликвидационный характер, направленности на восстановление нет. Необходимость изменения этой парадигмы особенно обострилась в последнее время. Ликвидировать компанию — большого ума не нужно, а проведение антикризисной работы — сложная задача, которая требует индивидуального подхода и новаторских решений. Арбитражные управляющие, в силу специфики своей работы и законодательства о банкротстве, не обладают компетенциями для такой работы, поэтому возникает необходимость создания института антикризисных управляющих, которые будут иметь больше возможностей для восстановления предприятий.

На первом этапе возникновения проблем на предприятии, необходима активная работа экономистов и юристов. Нужно проанализировать экономические показатели на предмет признаков неплатежеспособности. Посмотреть, какие действия и сделки совершались в последнее время и понять, как они повлияли на положение компании. Правилом хорошего тона является приглашение для анализа сторонних экспертов. В качестве примера, я хотела бы привести лондонскую модель: банк, в котором зарегистрированы счета компании, следит за ее финансовым положением. Если банк замечает, что оно ухудшается, приглашаются собственники, собирается экспертный совет, обсуждается этот вопрос, разрабатываются стратегии по выходу из кризисной ситуации. Я думаю, что и в РФ необходим похожий механизм».

Читайте также