Вклады вносят в банки угрозу ликвидности

Отток средств клиентов со срочных счетов может закончиться для небольших банков потерей ликвидности

4 минуты
Поделиться новостью:
Вклады вносят в банки угрозу ликвидности

Аналитическое Кредитное Рейтинговое Агентство (АКРА) увидело опасность в продолжающемся оттоке средств клиентов со срочных счетов (вкладов). Клиенты активно перераспределяют деньги и с рублевых, и с валютных счетов, в лучшем случае, переводя их на свои текущие счета. Заданная в 2020 году тенденция перетока средств продолжилась и в 2021 году. Для небольших банков этот тренд, как прогнозируют эксперты, может закончиться потерей ликвидности.

Как подсчитали аналитики АКРА, в результате оттока средств юридических и физических лиц впервые с 2014 года было зафиксировано снижение их доли в структуре обязательств банков — с 80,1% (1 января 2020) до 78,3% (1 февраля 2021). Активнее всего деньги со срочных счетов «утекали» в марте-мае прошлого года. В самый пик карантинных ограничений снизились ставки по депозитам (вслед за ключевой ставкой), стартовала программа льготной ипотеки ради участия в которой многой снимали деньги со счетов. Кроме этого, клиенты стремились уменьшить банковские депозиты до 1 млн руб., чтобы не платить с них подоходный налог. В 2021-м отток средств продолжился. За январь (обычно спокойный месяц) 2021-го граждане и бизнес забрали со счетов 650 млрд руб. Это связано со все еще низкими процентными ставками и растущей инфляцией.

В целом банки (особенно крупные) справляются с этим за счет ранее накопленного запаса прочности и замещения оттока одних категорий клиентских средств за счет притока других. В результате по итогам 2020-го АКРА зафиксировало совокупный прирост депозитов на 16,5%. Однако сумма средств на них сократилась на 1,7 трлн руб. Рублевые депозиты «похудели» на 8,9%, валютные — на 17,1%.

Основным фактором роста клиентского фондирования в 2020-м стало увеличение средств юридических лиц (на 5,9 трлн руб., или 21% в годовом сопоставлении). Рост этого показателя был связан с увеличением объемов корпоративного кредитования (в том числе за счет субсидированных государством ставок), поскольку традиционно полученные заемщиками средства размещаются на банковских счетах перед их последующим использованием, а также с ослаблением курса российской валюты — с поправкой на изменение валютного курса прирост средств юридических лиц в рублевом выражении составил бы 4,84 трлн руб., или 14,8%.

Часть изъятых вкладчиками средств была направлена на финансирование операций на рынке ценных бумаг. Как ранее констатировали в Банке России, в 2020-м на бирже случился настоящий инвестиционный бум, в связи с чем регулятором в срочном порядке были разработаны рекомендации по ограничению продажи сложных инвестиционных продуктов новичкам. Часть взятых с вкладом средств «осела» на текущих счетах. На них объем средств увеличился на 4,1 трлн руб. Эксперты называют этот показатель рекордным для российской банковской системы.

В АКРА считают, что дальнейшую ситуацию с движением средств физических лиц в итоге будет определять монетарная политика ЦБ.

«Потребность в финансировании роста розничного и корпоративного кредитных портфелей может заставить банки повышать ставки по привлекаемым средствам даже в условиях сохранения ключевой ставки на текущем уровне. Следствием этого станет сокращение рентабельности банковских операций», — отмечают эксперты.

Аналитики констатируют, что клиентские средства — ключевой источник финансирования банков (на них приходится порядка 80%), поэтому кредитные организации зависимы от «настроения» своих клиентов. И если крупные банки смогут нивелировать движение средств клиентов за счет привлечения их в других источниках (тех же текущих счетах), то небольшим кредитным организациям отток может грозить потерей ликвидности.

«Еще одной характерной особенностью структуры фондирования российских банков является рост зависимости от текущих средств корпоративных клиентов по мере снижения размера кредитной организации. При этом для небольших банков (за пределами топ-200) средства юридических лиц становятся основным источником ресурсной базы. Такая категория депозиторов в принципе относится к относительно нестабильной, что снижает устойчивость небольших банков, привлекающих их средства», — поясняют эксперты.

Кроме того, по мнению АКРА, более активное использование небольшими банками средств корпоративных клиентов часто является привлечением от акционеров и близких к ним структур. Такие вкладчики, фактически являясь инсайдерами, могут напрямую влиять на устойчивость кредитных организаций — при ухудшении финансового состояния последних они выводят свои средства из них. На этом фоне у таких банков могут возникать определенные проблемы с ликвидностью.

Несмотря на отток средств, длившийся почти весь 2020 год, банкам удавалось обходиться без увеличения задолженности перед ЦБ и органами государственной власти. Однако к концу года ситуация поменялась: банки стали наращивать объем средств, привлекаемых от ЦБ, что в итоге привело к возникновению структурного дефицита ликвидности. Максимальный объем задолженности банков перед регулятором в 2020 году приближался к 4 трлн руб. (4% всех обязательств кредитных организаций; почти 50% всех обязательств перед Банком России приходилось на банк «ТРАСТ»), что является наибольшим значением с 2016-го. В январе 2021 года объем обязательств банков перед ЦБ продолжил расти и составлял 4,1 трлн руб.

Ранее в ЦБ ранее констатировали не только уменьшение средств на депозитах, но и общий отток средств из касс за счет массового обналичивания. По данным регулятора, по итогам 2020-го в обращение было выпущено порядка 2 трлн «лишних» наличных рублей (общая масса наличности – 2,8 трлн руб.). В 2021-м ЦБ ожидает хотя бы частичного их возвращения на счета. Полностью же вернуться к допандемийному спросу на наличные Россия может к 2023 году.

Читайте также