Минфин увидел вину журналистов в ущербе, который нанесли арбитражному управляющему

Министерство считает, что ущерб арбитражному управляющему нанесли публикации в СМИ, а не незаконное уголовное преследование

3 минуты
Поделиться новостью:
Минфин увидел вину журналистов в ущербе, который нанесли арбитражному управляющему

К такому выводу Минфин пришел в рамках дела директора воронежского филиала СРО «Авангард» Игоря Вышегородцева. Арбитражный управляющий обратился в суд с заявлением о взыскании с государства 237,16 млн руб. морального и репутационного ущерба, нанесенного незаконным уголовным преследованием. Министерство вины госслужащих в ситуации не увидело, отметив, что шумиху вокруг дела Игоря Вышегородцева, «раздули» СМИ, а значит, они и должны выплачивать компенсацию. 

Как ранее писал ДОЛГ.РФ, в марте 2021-го Игорь Вышегородцев обратился в Коминтерновский районный суд Воронежа с заявлением о взыскании моральной компенсации за незаконное уголовное преследование. В отношении арбитражного управляющего было возбуждено уголовное дело о хищении имущества кредиторов кредитного потребительского кооператива «Финансист», банкротством которого он занимался.  Игорю Вышегородцеву инкриминировали ущерб в размере 237,16 млн руб. После трех лет разбирательств дело было закрыто на стадии предварительного расследования в связи с отсутствием состава преступления. 

Информация об уголовном преследовании Игоря Вышегородцева была общедоступной, правоохранители предоставляли комментарии по ходу расследования, которые публиковались в различных СМИ. Это, по мнению арбитражного управляющего, нанесло ему серьезный моральный и репутационный ущерб, который он и просит компенсировать государство в лице Минфина. Сумму компенсации Игорь Вышегородцев обозначил равную ранее инкриминируемому ему ущербу.

Накануне состоялось предварительное заседание по иску арбитражного управляющего, в рамках которого был представлен отзыв Минфина (копия документа есть у ДОЛГ.РФ). В отзыве Министерство сообщает, что обвинений Игорю Вышегородцеву никто не предъявлял, обвинительного приговора не утверждал. Поэтому, в соответствии с презумпцией невиновности, арбитражный управляющий на всех стадиях расследования официально был в статусе невиновного лица. Информацию о его причастности к хищению имущества распространяли журналисты, а значит, с них и следует спрашивать компенсацию за нанесенный ущерб.

«Органы предварительного следствия не должны отвечать за публикации, и истец вправе обратиться с требованием об опровержении в то средство массовой информации, которое, по его мнению, распространило сведения, не соответствующие действительности, в связи с этим оснований полагать, что в указанных публикациях виновного государство, не имеется», — говорится в отзыве Минфина на иск. 

Представители министерства также обращают внимание, что требовать компенсации истец может только в том случае, если суд признал за ним право реабилитации. В деле же Игоря Вышегородцева соответствующего судебного вердикта нет, а значит, компенсации он требовать не может. Сам арбитражный управляющий в комментарии ДОЛГ.РФ ранее пояснял, что закрытие дела в связи с отсутствием состава преступления по умолчанию относится к реабилитирующим обстоятельствам. 

Кроме этого, Минфин считает, что Игорь Вышегородцев не представил достаточные доказательства, подтверждающие перенесенные им моральные и нравственные страдания именно по делу «Финансиста». 

«Ни в гражданском, ни в уголовно-процессуальном законодательстве РФ не установлена презумпция причинения морального вреда в связи с привлечением к уголовной ответственности. Это обстоятельство, которое подлежит доказыванию лицом, которое о нем заявляет», — резюмируют в министерстве.

Сам Игорь Вышегородцев не согласен с позицией Минфина. Вместе с юристами он готовит ответ на отзыв ведомства, взыскивать моральный вред с представителей СМИ арбитражный управляющий не собирается. В подтверждение заявленной позиции Игорь Вышегородцев приводит выдержки из статей ГК РФ, в которых незаконное привлечение к уголовной ответственности упоминается как одно из оснований, дающих право на моральную компенсацию. Более того, системное толкование положений ст. ст. 1070, 1100 ГК РФ, как отмечается в официальной позиции истца, позволяет прийти к выводу, что законодатель презюмирует причинение лицу морального вреда самим фактом незаконного уголовного преследования этого лица, в связи с чем сам по себе данный факт является установленным и доказыванию не подлежит.

«То есть, с одной стороны, РФ признает безусловное право на реабилитацию (в том числе компенсацию морального вреда), а с другой стороны, в процесс приходит представитель государственного органа, от имени которого действует РФ, и не признает», — говорит Игорь Вышегородцев.

Расследование о банкротстве «Финансиста» не единственное уголовное дело Игоря Вышегородцева. В настоящее время Ленинский районный суд Воронежа рассматривает дело о растрате активов обанкротившегося «Военторга № 769». По мнению следствия, Игорь Вышегородцев слишком дешево продал имущество обанкротившейся компании.  


Читайте также