В одностороннем порядке: арбитражные управляющие требуют согласовать поправки в закон «О банкротстве» с ними

Минэкономразвития хочет сравнять с землёй Институт арбитражного управления

9 минут
В одностороннем порядке: арбитражные управляющие требуют согласовать поправки в закон «О банкротстве» с ними

С 16 марта идут публичные обсуждения поправок в закон «О банкротстве» № 127-ФЗ, которые вызвали бурю недовольства среди арбитражных управляющих. Это и неудивительно: им запрещают создавать свои профсоюзы, ужесточают требования к их образованию, изменяют систему оплаты труда, вводят балльные рейтинги, монополизируют саморегулируемые организации (СРО), дисквалифицируют от участия в деле без возможности восстановления. Обо всех главных «ужасах» предстоящих изменений закона «О банкротстве» ДОЛГ.РФ уже рассказывал вместе с арбитражным управляющим Анатолием Нием.
Пока эти поправки не приняты. Но все может стать реальностью, если профессиональное сообщество не объединится в борьбе с абсурдом. Эксперты рынка рассказали ДОЛГ.РФ, почему изменения в закон № 127-ФЗ могут фатально сказаться на сфере несостоятельности, и чего на самом деле хотят арбитражные управляющие.

 

Власти перешли «красную линию»

Михаил Василега, председатель Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих (ОРПАУ), назвал «пересечением красной линии» инициативу Министерства экономического развития РФ запретить применять к деятельности арбитражных управляющих трудовое законодательство и законодательство о профсоюзах.

«Нельзя через специальный закон ограничить конституционные права граждан, осуществляющих профессиональную деятельность, объединиться в профсоюз. Понятен настрой Минэкономразвития РФ, которое хочет все директивно регулировать, но мы же видим, насколько неэффективным стало законодательство о банкротстве в результате такого регулирования. Также и этот законопроект, который, судя по тексту, писали какие-то совершенно случайные люди», – прокомментировал Михаил Василега.

У арбитражных управляющих отсутствуют трудовые отношения, так как нет трудового договора, но это не основание запрещать отношения социального партнерства. Тем более, что деятельность арбитражного управляющего прямо упомянута в пункте 1.5 Генерального соглашения между общероссийскими профсоюзами, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством РФ на 2018-2020 годы.

«Главная тема дискуссии на данный момент в том, что арбитражных управляющих лишают права коллективной защиты, включая право на участие при обсуждении проектов нормативных актов», – заявил Михаил Василега.

По мнению председателя ОРПАУ, поправки Минэкономразвития РФ только усиливают юридическую составляющую в деятельности арбитражного управляющего, а надо развивать экономическую. Банкротство – это инструмент экономики, где больше подходит договорное регулирование, чем директивное, поэтому и надо строить отношения арбитражных управляющих с органами государственной власти на основе социального партнерства. Ведь заказчиком для арбитражного управляющего является государство, арбитражный суд не может рассмотреть дело без арбитражного управляющего. А значит, эти отношения должны быть урегулированы. Необходимо понять, какие права есть у арбитражных управляющих, и кто от имени государства несет встречные обязательства. Без характера определения таких отношений, без определения статуса арбитражного управляющего его деятельность не может быть эффективной, как бы жестко не пытались ее регулировать.

Где логика и справедливость?

Сергей Лысенко, член Союза арбитражных управляющих «СРО «Северная Столица», считает, что упор на реструктуризацию долгов в новом законе не совсем понятен.

«Действующее законодательство и сейчас дает возможность договориться кредиторам и должникам: через мировое соглашение, отступное, рассрочку выплат и т.п. Но, как показывает статистика, должники до введения процедуры банкротства в большинстве случаев уже разворованы прежним руководством. И арбитражный управляющий занимается возвратом имущества должника в конкурсную массу, чтобы хоть в какой-то мере удовлетворить требования кредиторов. Заниматься «спасением» убыточных предприятий без финансирования никакой антикризисный управляющий не сможет», – анализирует Сергей Лысенко.

Также эксперт считает несправедливым соотношение вознаграждения арбитражного управляющего и длительности процедуры несостоятельности. Ведь нередко банкротство затягивается недобросовестными кредиторами. Но от их действий, жалоб по итогу будет страдать арбитражный управляющий. Сергей Лысенко отметил, что длительность банкротства не зависит от арбитражного управляющего: производство затягивается длительным изготовлением судебных актов, а также утверждением положений о торгах, когда кредиторы долгое время не могут договориться друг с другом. Если целью законопроекта было сокращение сроков процедуры, то ее он не выполнит.

 

Законопроект составлялся под сильным влиянием ФНС РФ

Денис Кучеров, председатель Совета Ассоциации Ведущих Арбитражных Управляющих «Достояние», рассказал, что поправками проект Минэкономразвития РФ назвать нельзя. Ведомство фактически подготовило новый закон «О банкротстве», поскольку 60 % его положений будут изменены.

Эксперт высказал мнение, что на разработку законопроекта существенно повлияла Федеральная налоговая служба (ФНС) РФ. Это особенно видно из статей о балльной системе арбитражных управляющих. Денис Кучеров заявил, что обычно формулы напрямую в законах не прописываются, поскольку разъяснения даются в подзаконных актах. Балльная система арбитражных управляющих показывает, что ее разработкой занимались специалисты технического профиля, заинтересованные в пополнении российского бюджета. И чтобы понять, как рассчитываются эти баллы, для арбитражных управляющих придется организовывать специальные курсы. Даже умные и опытные профессионалы сейчас испытывают сложности в подсчетах. Влияние ФНС РФ прослеживается и в том, что она намерена присвоить себе права залогового кредитора, обойдя банки и иных залогодержателей.

Денис Кучеров считает, что деятельность арбитражных управляющих должна контролироваться, но не путем оказания на них чрезмерного давления. Оплата труда должна быть справедливой, связанной с эффективностью деятельности должностных лиц.

Однако эксперт обратил внимание и на позитивные моменты. Например, торги имущества будут представлять собой аналог «голландского аукциона», когда сначала объявляется самая высокая цена, а после она при участниках начинает постепенно снижаться. И если сейчас средний срок реализации имущества составляет 3 месяца, то после поправок он может сократиться до 1 месяца.

Также Денис Кучеров доволен тем, что расширят права арбитражных управляющих в части применения обеспечительных мер к участникам процедуры и аффилированным с ними лицам. За счет этого сама процедура банкротства должна проходить быстрее.

Еще один позитивный момент – объединение всех финансово оздоравливающих процедур в одну, в этап «реструктуризации долгов». Компаниям будет дан довольно большой срок на восстановление платежеспособности: 4 года + еще 4 года при ходатайстве о продлении. За 8 лет бизнес восстановить реально. Скорее всего, санирующимся предприятиям будут даны налоговые каникулы, а банки будут снисходительно относиться к реструктуризации кредитов.

«Идея о реструктуризации долгов хорошая и ожидаемая, она обсуждалась на ключевых форумах арбитражных управляющих несколько лет. Но это абсолютно новая система, и пока неясно, как она будет работать в российских реалиях. Даже при беглом изучении законопроекта мной была обнаружена схема, по которой можно безнаказанно вводить предприятие в преднамеренную реструктуризацию, и добросовестные кредиторы будут страдать от недобросовестных должников. Нужно учесть этот момент, а также продумать антикоррупционные составляющие при проведении реструктуризации», – заявил Денис Кучеров.

Эксперт также считает, что новые поправки в сфере СРО увеличат количество таких организаций. Сейчас, по словам спикера, в России работает 48 СРО. После поправок их станет больше, поскольку основной критерий их создания – размер компенсационного фонда, а не количество арбитражных управляющих. Можно будет создавать СРО с 5 арбитражными управляющими по аналогии с адвокатскими кабинетами и бюро. Это может негативно сказаться на деятельности профессионалов: если один из них допустит ошибку и принесет организации большие убытки, то вряд ли она сможет снова выйти в плюс. В итоге СРО закроется, арбитражный управляющий будет отстранен от процедуры банкротства, и пострадают ее участники. Денис Кучеров считает, что так законодатель реализует принцип «Разделяй и властвуй». Если маленькая СРО откажется подчиняться действующему закону, то найдется десять других, которые подстроятся под систему. Но качество работы арбитражных управляющих в этом случае будет страдать.

 

Что еще изменится в законе о банкротстве?

Помимо деятельности арбитражных управляющих, поправки к закону «О банкротстве» коснутся всей отрасли. Будет введена ст. 11, которая определит цели законодательства. Это важное нововведение, поскольку оно показывает, что на федеральном уровне закреплен принцип восстановления платежеспособности должника, и только при невозможности этого допускается переход в банкротство.

Вводятся термины «реструктуризация долгов» (сейчас в законе есть только термин «реструктуризация долгов гражданина») и «антикризисный управляющий». Исчезнут временные, административные и внешние управляющие. Целью профессионалов теперь станет восстановление платежеспособности бизнеса, когда раньше арбитражные управляющие преимущественно занимались удовлетворением требований кредиторов.

Ликвидаторам фактически банкротных компаний расширят сроки подачи заявлений о несостоятельности. Если сейчас нужно все успеть в течение 10 дней, то после поправок можно будет не торопиться: срок составит 20 дней (ч. 3 ст. 9 закона № 127-ФЗ).

Некоторым заинтересованным взыскателям разрешат участвовать в собрании кредиторов. Это будут банки, кредитные кооперативы, микрофинансовые организации. Россию, регионы и муниципальные образования нельзя будет признавать заинтересованными кредиторами.

Также лица, контролирующие должника, будут признаваться его заинтересованными лицами в соответствии со ст. 19 закона «О банкротстве».

Закон хотят дополнить ст. 381, в котором прописывается особенность составления отчета о финансовом состоянии должника. Арбитражному управляющему нужно будет отразить в документе информацию обо всем имуществе должника, известных кредиторах, соотношении стоимости активов к обязательствам, поданных против должника исковых заявлениях, которые приняли к производству, обоснование возможности или невозможности удовлетворить требования взыскателей, мерах восстановления платежеспособности, причинах наступления банкротства и иную информацию.

В ст. 39 хотят ввести ч. 21, которая разрешит кредиторам подавать заявления о реструктуризации задолженности контрагента, но в случае, если он предложит, как можно это сделать, и если он уже ранее пытался спасти своего должника от несостоятельности. Кредиторов в соответствии со ст. 40 обяжут вносить 100 тыс. руб. в депозит арбитражного суда, чтобы было чем платить арбитражному управляющему, если вдруг должник окажется совсем без имущества. Если кредиторам нужно банкротство, то им и придется за него платить.

Должников в случае непредставления обязательных документов в суд без уважительных причин будут штрафовать в соответствии с гл. 11 Арбитражного процессуального кодекса (АПК) РФ.

Ст. 42 будет дополнена ч. 10, в которой в случае, если закон не обязывает предварительно перед подачей банкротного заявления публиковать сведения на Федресурсе, то после подачи иска ему в течение 5 дней придется вносить сведения в ЕФРСБ о том, что заявление подано в суд.

Глава IV закона № 127-ФЗ будет называться не «Наблюдение», а «Реструктуризация долгов». Понятие «наблюдение» будет выведено из закона, этого этапа существовать не будет. В частности, помимо плана реструктуризации, будет существовать и процедура конвертации долгов в капитал, а также списания и увеличения капитала. Срок реструктуризации долгов не может превышать 4 года. Однако есть возможность продления на тот же срок.

Глава V вместо «Финансовое оздоровление» будет называться «Продажа имущества должника». Будет определен порядок продаж, особенности организации торгов, этапы оценки активов, заключения договоров с победителями.

Также закон будет дополнен ст. 1681, в которых определят новые категории антикризисных или конкурсных управляющих. В отдельных случаях ими смогут стать «Ростех», «Роскосмос», «Росатом», «Промсвязьбанк» (или иной опорный оборонный банк в будущем), а также другие организации, одобренные Правительством РФ.

Комментировали:
Михаил Василега
Председатель Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих
Нравится 1041
Ха-ха 344
Удивительно 268
Грустно 307
Возмутительно 118
Не нравится 119




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики.

Поделиться новостью:
Читайте также
Новости партнеров