В банкротстве Риабанка выяснились интересные подробности

Нижестоящие суды «не послушались» кассацию

5 минут
В банкротстве Риабанка выяснились интересные подробности

Арбитражный управляющий Риабанка хотел отменить перечисление денег председателю правления за месяц до банкротства. Все условия были: срок, предпочтительное удовлетворение, аффилированность. Но первые две инстанции отказывают. Кассация отменяет решения нижестоящих судов и отправляет дело на пересмотр. Но первая инстанция и апелляция опять признают перечисления законными. Второй раз кассация не стала возвращать дело, а приняла решение, которое посчитала верным. ДОЛГ.РФ разобрался, что происходило в деле банка.




Первый круг – для отмены нет оснований

В августе 2017 года в Риабанке введена временная администрация. Арбитражный управляющий обнаружил выплаты в пользу председателя правления банка г-на Бойко О.Ю. В месячный срок до начала процедуры было выплачено по разным основаниям 4 миллиона 700 тысяч рублей.
Управляющий решил эту сумму оспорить. Он давил на аффилированность и на месячный срок. Судья первой инстанции Белова И.А. проверила все основания для отмены сделок.

Ст. 61.3 закона о банкротстве не подходит. Должно быть предпочтительное удовлетворение одного кредитора перед другими. Но картотеки у Риабанка не было. Следовательно, кредиторов, которым банк задержал платежи, также не было.

Для признания сделок недействительными по ст. 61.2 нужно доказать неплатёжеспособность должника. Но, как следует из решения Банка России, лицензию отобрали не за проблемы с ликвидностью, а из-за неправильного формирования резервов по ссудной задолженности. Так что ст. 61.2 не подходит.
Управляющий настаивал на том, что сделки выходят за рамки обычной деятельности.

Суд сослался на ст. 189.40 закона о банкротстве, но рассмотрел из п. 5 этой статьи только подпункт 1). В нём речь идёт о проведении платежа одному контрагенту и задержке другому. Управляющий доказательств такой задержки не представил.

Остальные два подпункта судья Белова не рассматривала. Но отметила, что аффилированность роли не играет. Хотя подпункт 2) как раз презюмирует выход сделки за рамки обычной хозяйственной деятельности у аффилированных лиц.  Арбитражному управляющему в иске было отказано.
Апелляционная жалоба также не помогла. Первая инстанция всё проверила, ошибок не допустила. Сделки отмене не подлежат.



Первая кассация – возможна недостаточность средств

Кассационная коллегия под председательством Кручининой Н.А. обратила внимание на пп. 2 п. 5 ст. 189.40. Банк и Бойко – лица аффилированные, следовательно сделки нельзя считать обычной деятельностью.

Также судьи поставили под сомнение платёжеспособность кредитной организации на момент спорных сделок. В заключении ЦБ РФ, действительно говориться об ошибке в формировании резервов. Однако, если эту ошибку исправить, собственные средства Риабанка снизятся на 28,8 % и выйдут за пределы норматива. Таким образом, судебные акты приняты при неполном исследовании обстоятельств и подлежат пересмотру. Кассация вернула дело в суд первой инстанции.



Второй круг – платёжеспособность доказана

Судья первой инстанции Белова И.А. выполнила предписание кассации и изучила финансовое состояние должника. На дату отзыва лицензии у Риабанка было 62 миллиона рублей в кассе и 143 миллиона на счету. А первое полугодие 2017 года банк завершил с прибылью. Вывод однозначный – никакой неплатёжеспособности или недостаточности средств у Риабанка не было. В рамках банкротного дела рассматривались другие обособленные споры. И там тоже было установлено, что признаки неплатёжеспособности отсутствовали. Из этого следует, что невозможно признать сделки недействительными на основании п. 61.2 закона о банкротстве. 

Рассматривая п. 61.3, суд снова приходит к выводу, что для кредитных организаций установлено дополнительное обстоятельство, которое требует доказывания. Речь идёт об обычной хозяйственной деятельности, п. 5 ст. 189.40 закона о банкротстве.

П. 35.3 постановления Пленума ВАС РФ № 63 в редакции от 30.07.2013 даёт список обстоятельств, которые доказывают выход сделок за рамки обычной деятельности. Белова рассматривает пункты б) и в). В них говорится о неплатёжеспособности. Пункт г), в котором говорится об аффилированности судья пропускает. По мнению суда, сделки осуществлялись в рамках обычной хозяйственной деятельности. Аналогичные операции проходили постоянно. Это доказывает, что намеренного вывода средств не было. Первая инстанция снова пришла к выводу, что законодательство не нарушено, сделки действительны.



Вторая апелляция – обычная хозяйственная деятельность

На втором заходе апелляция зашла дальше первой инстанции. В Риабанке было открыто конкурсное производство. Это послужило аргументом в пользу истца. Апелляционная коллегия под председательством Маслова А.С. признала, что у банка имелись неисполненные обязательства. Введение конкурсного производства означает, что имущества недостаточно для покрытия всех требований кредиторов. Сделки с предпочтением налицо, ст. 61.3 закона о банкротстве работает.
Однако судьи «зацепились» за ст. 189.40. Для кредитных организаций обстоятельств ст. 61.3 недостаточно. Нужно доказать нестандартность операций. Суд вновь упомянул п. 35.3 постановления Пленума ВАС РФ № 63 и п. 5 ст. 189.40.

В этот раз судьи сочли аффилированность значащим обстоятельством. Однако кроме этого нужно доказать, что Бойко знал о проблемах с платёжеспособностью. Но картотеки у банка не было, все платежи проводились вовремя. Заявитель не привёл доказательств того, что председатель правления знал о грядущем отзыве лицензии. Следовательно презумпция о выходе операций за рамки стандартной практики не применяется. Конкурсному управляющему в удовлетворении жалобы отказано.



Вторая кассация – окончательное решение

Кассационному суду во второй раз было легче, чем в первый. Апелляция уже доказала, что спорные выплаты дают предпочтение Бойко перед другими кредиторами. Нужно было только решить вопрос с обычной хозяйственной деятельностью. Конкурсный управляющий настаивал, что аффилированность выводит сделки за стандартные рамки. Коллегия судей согласилась с истцом. Нижестоящим судам в ст. 35.3 постановления Пленума ВАС РФ № 63 следовало рассматривать не пункты "б" и "в", а пункт "г".
Там говорится об аффилированном сотруднике, который может располагать информацией об отзыве лицензии. Бойко таким сотрудником как раз является.

Предписания банка России не указывают на неплатёжеспособность. Но председатель правления должен был знать о неправильном формировании резервов и понимать, чем это грозит. Таким образом выход за рамки обычной деятельности считается доказанным. Подобные сделки совершались раньше, но это не опровергает данную презумпцию.

Кассационный суд не стал передавать дело на новое рассмотрение. Судьи признали спорные сделки недействительными и взыскали с Бойко 4 миллиона 700 тысяч рублей в конкурсную массу. Задолженность Риабанка перед своим предправления также была восстановлена.

В этом кейсе ДОЛГ.РФ обратил внимание на одну примечательную деталь. Ни один из шести судов не рассматривал основания выплат. Спор вертелся вначале вокруг неплатёжеспособности банка и ущерба другим кредиторам, затем вокруг обычной хозяйственной деятельности. Бойко получал оплату по договорам, платил с собственного счёта налоги. Всё это оказалось неважно. Выплаты рассматривались в общей сумме. Должность в банке решила исход дела.
Нравится 73
Ха-ха 39
Удивительно 33
Грустно 16
Возмутительно 16
Не нравится 9




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики.

Поделиться новостью:
Читайте также
Новости партнеров