Чего не хватает для развития реструктуризации в России

На полях Московского финансового форума обсудили проблемы развития реструктуризации в России

7 минут
Поделиться новостью:
Чего не хватает для развития реструктуризации в России

8 сентября в рамках Московского финансового форума состоялась сессия «Реструктуризация долга как способ восстановления платежеспособности». Ее участники единогласно отменили, институт банкротства в России уже не соответствует текущей экономической ситуации и ему необходим «апгрейд» в виде реструктуризации. Этот механизм все еще не закреплен в законодательстве, но участники экономической деятельности уже стараются использовать его для сохранения платежеспособности компаний, попавших в трудную ситуацию.

«Обычно банкротство сравнивают с болезнью: как человек, пока не заболеет, не идет к врачу, так и бизнес, пока он может платить заработную плану, о проблемах не думает», - привел аналогию кандидат юридических наук, доцент кафедры ФГБНУ «Исследовательский центр частного права имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации» Рустем Мифтахутдинов, который модерировал сессию.

В результате 40% компаний к банкротству подходит в критическом состоянии, когда у обязательства наросли как снежный ком, а каких-либо активов н е осталось.

«В лучшем случае, из активов директор и бухгалтер», - пошутил господин Мифтахутдинов.

Итог этого – чрезвычайно низкий процент взыскания. За долги годы банкротства в России максимальный объем взыскания составлял 5% от всего долга, привел оценку спикер.

Все идет от недоверия

На каждый рубль кредитора возвращается не более 2 коп., рассказал вице-президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ Максим Фатеев. При этом число оздоровительных процедур, которые могли бы дать бизнесу импульс к восстановлению – критически мало, порядка 0,2% от общего числа – то есть двое из тысячи, указал господин Фатеев.
1_Artboard 50 (3).jpg

«В текущей ситуации мы не можем позволить, чтобы это продолжалось в том же русле. Порой компании требуется получить лишь какой-то импульс, чтобы выйти из тупика – каких-то управленческих ошибок, финансовых огрехов, внутренних противоречий», - отмечает Максим Фатеев.

Первая причина сложившейся ситуации – недоверие бизнеса друг к другу, полагает спикер. Недоверие приводит к тому, что при возникновении проблем собственник бизнеса не пытается решать их с кредиторами, а предпринимает самостоятельные попытки, которые зачастую приводят только к ухудшению положения. При этом кредиторы, по своим каналам узнав о наличии проблем у контрагента, задействуют все свои силы, чтобы максимально быстро получить деньги.

«Из первой причины выходят две остальные – Должник все более и более идет к своему финансовому краху. И третья причина – Кредитор обращается в суд. Как только он обращается в суд – все контрагенты начинают рвать контракты, вгоняют его во всю большую финансовую яму. Он попадает во все «черные списки», и уже ни о каких государственных или муниципальных контрактах речи идти не может. И на этом можно забивать последний гвоздь в этот маленький домик для похорон бизнеса», - сказал Фатеев.

Чтобы исправить ситуацию, необходимо модернизировать Закон о банкротстве, в том числе включив в него процедуру реструктуризации, убежден вице-президент ТПП РФ. Использование этого механизма может привести к тому, что компания получит импульс на оздоровление, считает Максим Фатеев.

Банкротство – выгодный юридический инструмент, но не экономический

Существующее в России банкротство очень интересный с юридической точки зрения инструмент, но невыгодный экономически, отметил заместитель руководителя Федеральной налоговой службы (ФНС) Константин Чекмышев.

«Банкротство не то, что возникает, когда подается Заявление или когда суд выносит определение о введении наблюдения или решения о признании должника банкротом. Банкротство рождается гораздо раньше, в финансовой модели. И рождается в тех обстоятельствах предприятия, внутренних и внешних, которые показывают, что что-то уже не так, появляется невозможность в полном объеме исполнять», - указал спикер.

В связи с тем, что банкротство не работающий механизм, а законодательная пауза в отношении реформирования института затянулась, и «непонятно как и когда может закончиться», ФНС ищет более эффективные пути работы с должниками, рассказал господин Чекмышев. Для этого службой был создан Центр индивидуального разбора неплатежеспособности – единая площадка для кредиторов и должников, на которой на основе данных о положении должника создается финансовая модель, и ищутся пути для восстановления предприятия, если это целесообразно.

«Механизм площадки – создание атмосферы доверия. Атмосфера доверия может создаться только тогда, когда есть прозрачность. Мы собираемся и все видим одинаковые цифры, все видим одинаковую модель. Суть площадки, собрать всех, собрать всех цифры и понять, куда вообще может развиваться предприятие и создать после этого уже юридическую модель решения», - пояснил замглавы ФНС. Таким решением может быть, рассрочка, отсрочка, мировое соглашение.

По данным Константина Чекмышева, почти за полгода работы Центра было рассмотрено 669 кризисных ситуаций с общей суммой требований 133 млрд руб. Фактически проанализировано и юридически оформлено 324 ситуации с общей суммой требований 40,7 млрд руб. Часть кризисных ситуация не смогли решить по двум причинам. Во-первых, это нежелание кредиторов идти на диалог. Во-вторых, критическое положение должника, спасение которого экономически нецелесообразно.

Поможет ли реструктуризация малому и среднему бизнесу

Реструктуризация, как показывает мировая практика, в большей степени эффективна для большого бизнеса, отметил Рустем Мифтахутдинов. Но для малых и средних компаний этот механизм может быть полезен. Как рассказал заместитель генерального директора АО «Корпорация «МСП» Иван Подберезняк, на сегодняшний день с МСП заключено два мировых соглашения, подразумевающие реструктуризацию долга. Еще несколько таких соглашений находятся в работе.

«Что характерно для малого и среднего бизнеса это ресурсы, которые у них есть. Прежде всего, экспертные. Если мы говорим о большой компании, у нее есть штат юристов достаточно большой. У МСП, особенно самозанятых, нет такого штат и нет необходимости иметь таких специалистов. Часто нет и возможности привлекать экспертов во вне», - отмечает господин Подберезняк.

В таких случаях на помощь бизнесу должны приходить общественные организации и объединения, считает он.

ФНС также выразила свою готовность помогать МСП. Но наши возможности не безграничны – потому что анализ происходит не автоматически, нужно привлекать специалистов, чтобы «думать головой», уточнил Константин Чекмышев. По его мнению, в процесс должны быть включены все – и государство, и бизнес, и объединения.

Готовы ли банки идти на уступки должникам

Банки всегда выступали за сохранение платежеспособности должника, подчеркнул вице-президент Ассоциации банков России Анатолий Козлачков. Но у банков в силу формализованных процедур нет возможности приходить к заемщику с индивидуальными условиями, отметил он. Если финансово-кредитным организациям будут предложены стандартизированные процедуры, они с большим удовольствием в них участвовать, полагает спикер.

Нет площадки, на которой все будут говорить, желая сохранить ту «корову, которая приносит молоко». Если есть площадка, есть шансы спасти актив. Нет площадки – пошли резать. Поэтому этот Фонд содействия реструктуризации (совместная инициатива ФНС, профсообщества и бизнеса) и представляется той площадкой, где могут сойтись три главных кредитора – это ФНС, банки и промышленные предприятия, выступающие в качестве кредиторов», - отметил господин Козлачков.

1-80.jpg

Как можно повысить прозрачность

Определенный Вклад в повышение прозрачности, то есть в цифровой портрет, мог бы сделать Росфинмониторинг, отметил статс-секретарь – заместитель директора ведомства Герман Негляд. Во-первых, у финразведки есть собственная система, основанная на риск-оценке каждого клиента. Сначала эту информацию собирают банки, затем она централизовано аккумулируется в Росфинмониторинге, рассказал господин Негляд. Учитывая, что практически каждый гражданин и юрлицо являются клиентам какого-либо банка, можно составить полную картину. Кроме этого, есть Росфинмониторинга есть своя риск-оценка: например, сведения о бенефициарных владельцах юридических лиц, добавил спикер.

Во-вторых, повышению прозрачности способствует запущенная с 1 июля платформа «Знай своего клиента», которая рейтингует клиентов банков по степени риска: «красные» клиенты – высокий риск; «желтые» - средний; «зеленые» - низкий. По оценке Германа Негляда, «красных» клиентов всего 0,2% от общего числа клиентов банков. В первом полугодии следующего года сведения платформы планируется сделать публичными, чтобы дать возможность контрагентам проверять друг друга, рассказал замглавы финразведки.

«Система должна быть сбалансированной – в равной степени учитывать интересы и должника, и кредиторов. И важно, чтобы и те, и другие не пользовались моделью с недобросовестными целями – тогда и доверие будет подорвано, и институт дискредитирован. Чтобы, например, реструктуризацию не запрашивали лица, у которых итак хорошее финансовое положение», - подчеркнул Герман Негляд.

Еще один важный момент, который выделил спикер, - необходимость нужно подтверждать реальность обязательств между должником и кредитором, ведь они могут быть фиктивными. Этой информацией финразведка могла бы делиться с ФНС, участвующей в обсуждении реструктуризации, допустил господин Негляд. Также он видит необходимость в привлечении на площадку факторинговых компаний. Они могли бы предлагать свои услуги в процессе реструктуризации, считает спикер.

1-81.jpg

Читайте также