Должник пытался сохранить роскошное жилье с помощью фиктивной продажи. Верховный суд раскрыл аферу

Должник через цепочку сделок купли-продажи вывел роскошную квартиру на экс-супругу, ВС признал такую многоходовку неправомерной

5 минут
Должник пытался сохранить роскошное жилье с помощью фиктивной продажи. Верховный суд раскрыл аферу

Готовясь к банкротству, житель Санкт-Петербурга распродал свою роскошную недвижимость. Одну квартиру он продал по рыночной цене реальным покупателям, а вторую по стоимости ниже кадастровой он передал знакомой, которая затем, после развода должника, по нерыночной цене продала квартиру его экс-супруге. Первая инстанция сочла такой круговорот неправомерным и лишила недвижимость бывшей жены исполнительского иммунитета (защищает от взыскания). Однако апелляция и окружной суд посчитали, что квартиру не нужно включать в конкурсную массу. В итоге правомерность сделок с недвижимостью пришлось устанавливать Верховному суду (ВС).

В 2003 году житель Санкт-Петербурга приобрел четырехкомнатную квартиру площадью 133,1 кв. м. Однако прописываться он в ней не стал, предпочтя оформить регистрацию в «однушке» в 74 кв. м, принадлежащей его брату. После заключения должником брака в 2011-м право собственности на меньшее жилье перешло от брата к супруге и ее матери. Здесь же до 2015 года были прописаны совместные дети должника и его жены, затем их зарегистрировали в более просторных четырехкомнатных апартаментах. В 2012-м петербуржец приобрел еще одну недвижимость — квартиру в 154 кв. м. Часть средств на эту покупку — почти 8 млн руб. — мужчина взял в банке ВТБ. Так, у семьи должника к концу 2012-го было в собственности три квартиры.

В апреле 2015-го должник и его супруга заключили брачный договор, по условиям которого вся приобретенная на момент заключения договора в период брака недвижимость переходит в единоличную собственность супруги, а имущество, приобретенное после заключения договора, является единоличной собственностью того супруга, на чье имя оно будет приобретено. В это же время должник попытался «продать» своей жене четырехкомнатную квартиру стоимостью 14,6 млн руб., но Росреестр отказался регистрировать сделку.

Спустя несколько месяцев должник продал эту квартиру своей знакомой, но уже по цене в 10,6 млн руб. При этом кадастровая стоимость недвижимости составляет 12,3 млн руб. В конце 2015-го должник продал квартиру, на которую брал заем в ВТБ, за 14,25 млн руб. Из этой суммы 4,1 млн руб. должник передал банку, оставшиеся 8,25 млн руб. отдал своей супруге. После завершения сделки супруги развелись, а спустя год после расторжения брака уже экс-супруга выкупила у знакомой бывшего мужа четырехкомнатные апартаменты за все те же 10,6 млн руб.

В феврале 2017-го в отношении должника было подано заявление о несостоятельности из-за долга перед «Сбербанком» в 33,7 млн руб. В июне этого же года в его отношении ввели процедуру реструктуризации долгов, в декабре мужчину признали банкротом. Арбитражный управляющий, изучив историю сделок с недвижимостью, попытался оспорить в суде отчуждение четырехкомнатной квартиры и вернуть ее в конкурсную массу.

Первая инстанция поддержала управляющего, указав на недобросовестность контрагентов и согласованность их действий. Там отметили, что на момент продажи четырехкомнатная квартира не была единственной собственностью семьи. Дети и супруга были зарегистрированы в «однушке», чья площадь соответствует нормативам жилья на человека, установленным в Санкт-Петербурге. Кроме этого, суд обратил внимание, — супруга получила деньги от продажи кредитной квартиры и могла за их счет улучшить условия проживания семьи.

Апелляция и окружной суд отменили этот вердикт. Они пришли к выводу о том, что отчуждение должником единственного принадлежащего ему жилого помещения не может причинить вред кредиторам, поскольку на него распространяется исполнительский иммунитет. Суд округа также указал, что мотивы отчуждения должником жилого помещения не имеют правового значения для целей оспаривания сделки. В настоящее время супругой и ее матерью учинен иск о снятии должника с регистрационного учета по месту жительства в однокомнатной квартире.

Верховный суд, куда за разъяснениями обратился арбитражный управляющий должника, поддержал первую инстанцию. ВС отметил, что, осуществляя многочисленные сделки с недвижимостью, заключая брачный договор и оформляя развод, должник готовился к банкротству, ведь ровно в это же время «Сбербанк» инициировал в отношении него процедуру взыскания.

Также ВС отметил, что все инстанции признали сомнительность сделки по продаже четырехкомнатной квартиры знакомой должника по цене, заведомо ниже кадастровой. Но так как квартира «всплыла» уже после развода супругов и реализации недвижимости в 154 кв. м ее все-таки обеспечили исполнительским иммунитетом.

Исходя из этого, Верховный суд отменил вердикты апелляции и окружного суда, оставив в силе решение первой инстанции, которая разрешила включить четырехкомнатную квартиру в Санкт-Петербурге в конкурсную массу.

Ключевым посылом ВС в этом кейсе является призыв анализировать поведение должника и аффилированных с ним лиц с целью выяснения истинных мотивов той или иной сделки, считает адвокат практики «Разрешение споров/Арбитраж» бюро «Андрей Городисский и Партнеры» Дмитрий Якушев. По мнению эксперта, выводы судов апелляционной и кассационной инстанции были основаны на формальном подходе к применению пункта 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2018 No 48. Они исходили из того, что если квартира формально является единственным жильем должника, то исполнительский иммунитет на нее распространяется.

«Позиция Верховного суда РФ, которая, на мой взгляд, является более правильной, заключается в том, что должник может намеренно придать жилью статус единственного, для того, чтобы исключить притязания кредиторов на это имущество. Как правильно указал Верховный суд РФ, ключевое значение для правильного разрешения спора имеет поведение должника и его манипуляции с недвижимостью в ситуации, когда должник точно знал, что в отношении него будет возбуждена процедура банкротства. С учетом того, что должник никогда фактически не жил в этой квартире, очевидно, что он злоупотреблял правом, намереваясь распространить исполнительский иммунитет на дорогостоящее имущество, чтобы исключить притязания кредиторов на это имущество», — резюмирует Дмитрий Якушев.

Нравится 215
Ха-ха 112
Удивительно 56
Грустно 37
Возмутительно 46
Не нравится 56




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики.

Поделиться новостью:
Читайте также