Развод с банкротом закончился «супружеским долгом»

Обязательства по налогам обанкротившегося предпринимателя взыскали с его бывшей жены

3 минуты
Поделиться новостью:

В сентябре 2020 года ВС РФ разрешил взыскать налоговые долги обанкротившегося предпринимателя с его бывшей жены. Причину суд усмотрел в том, что при разводе супруги поделили между собой имущество, но не «совместно нажитый» долг по налогам.

У предпринимателя накопился долг перед ФНС в размере 27,9 млн руб., включая многомиллионные штрафы и пени за просрочку исполнения обязательств. ФНС не смогла взыскать задолженность с бизнесмена по причине того, что его имущество находилось в залоге и инициировала процедуру банкротства должника. В это же время предприниматель решил развестись с женой и поделить имущество пополам как совместно нажитое.

Поскольку в рамках процедуры несостоятельности взыскать налоговые долги не удалось, ФНС обратила внимание на бывшую жену предпринимателя и предъявила Иск о взыскании к ней. Суд первой инстанции поддержал ведомство, но частично: с прежней супруги должника в пользу бюджета было взыскано 13,5 млн руб. Апелляция и кассация сочли, что с гражданки стоит взыскать 27,2 млн руб., то есть почти всю сумму долга.

Жена предпринимателя решила оспорить решения нижестоящих судов в ВС РФ, но он остался на стороне ФНС. Там отметили, что налоговые долги за имущество супруги накопили вместе, и потому, несмотря на то что муж уклонялся от их погашения, жене ничего не мешало перечислить деньги в пользу бюджета. Поскольку до инициации процедуры банкротства предприниматель получал прибыль, справедливо предположить, что она шла на обеспечение семейных нужд. Следовательно, накопленные гражданином долги — общая «проблема» семьи.

Согласно налоговому законодательству, плательщиком поимущественных налогов выступает именно то лицо, которое указано в публичном реестре в качестве собственника, поясняет адвокат Московской коллегии адвокатов «Арбат» Андрей Астафуров. Так, п. 6 постановления Пленума ВС РФ № 48 от 25 декабря 2018 года позволяет признавать налоги, начисленные на общее имущество супругов, общими обязательствами мужа и жены.

«Хотя с точки зрения налогового законодательства плательщиком налога является супруг-должник, с точки зрения гражданского и семейного законодательства это обязательство является для супругов общим, а потому должно исполняться обоими супругами солидарно. Это соответствует п. 2 ст. 45 СК РФ, который под общими долгами супругов понимает долги, которые возникли по их инициативе в интересах всей семьи, или долги одного из супругов, по которым все полученное им было использовано на нужды семьи. Закон не делит обязательства на гражданско-правовые и фискальные, для них установлен одинаковый правовой режим», — говорит адвокат.

Адвокат тюменского филиала Бюро адвокатов «Де-юре» Роман Волкоморов считает решение ВС РФ дискуссионным. С одной стороны, ФНС смогла добиться некой справедливости, согласно которой налоги в любом случае должны поступить в бюджет, а с другой стороны, появилась практика, позволяющая взыскать налог вне установленного НК РФ порядка. Юрист отмечает, что имущество, нажитое в браке, является совместной собственностью супругов. Однако нужно выделять имущество, нажитое в браке, и имущество, приобретенное в период брака, но для предпринимательских целей, которое используется для получения прибыли. Такое имущество должно обособляться от совместной собственности. Это оборотные средства предпринимателя, и они не должны подлежать разделу между супругами без учета приходящихся на их долю обязательных платежей и бизнес-долгов.

В рассматриваемом случае, по словам адвоката, не направлялось даже уведомление об уплате налога в адрес супруги должника. Кроме того, если бы супруги преследовали цель уйти от уплаты налогов через раздел имущества, то они могли бы это сделать значительно раньше, ведь долги по налогам появились за периоды с 2012 по 2017 гг. В их действиях не усматривается явное злоупотребление. В такой ситуации было бы логичным пересматривать судебный акт о разделе имущества в экстраординарном порядке как нарушающий права уполномоченного органа.