Внесудебное банкротство долговую проблему не усугубит? Опрос ДОЛГ.РФ

3001
Время чтения - 6 минут
Узнайте, за сколько можно продать ваш долг в телеграм-чате Долг.рф

По итогам первых девяти месяцев существования процедуры внесудебного банкротства россиянам «списали» 582 млн руб. долгов. Чтобы сделать этот инструмент более эффективным, Минэкономразвития предложило увеличить максимальный размер долга с 500 тыс. рублей, до 1 миллиона. Между тем, по данным ЦБ РФ, только за май 2021 года объем просроченных кредитов населения вырос на 60 млрд рублей. ДОЛГ.РФ спросил у экспертов, не приведет ли процедура внесудебного банкротства физлиц к раздуванию «долгового пузыря»? 


Алена Теплова, арбитражный управляющий:

— Сама идея процедуры внесудебного банкротства внедрялась законодателем в целях наиболее быстрой и доступной помощи гражданам в списании проблемных задолженностей. В случае удачного применения механизма внесудебного банкротства одним из положительных последствий, конечно, выступила бы разгрузка арбитражных судов, которая сейчас на пике.

Однако, если законодатель при внедрении процедуры внесудебного банкротства на первое место ставит не доступность процедуры для граждан, а лишь стремление к сокращению количества дел, рассматриваемых арбитражными судами, то в таком случае интересы кредиторов, заключающиеся в возврате денежных средств, могут быть нарушены. Это породит и увеличение числа мошенничеств среди граждан, не желающих рассчитываться со своими кредиторами. Поскольку в настоящий момент даже частичное удовлетворение требований кредиторов с помощью процедуры внесудебного банкротства попросту невозможно.

Как видно из представленной статистики, к настоящему моменту процедура внесудебного банкротства не оправдала возложенных на нее ожиданий, по прогнозам экспертов даже меры законодателя, направленные на увеличение порога суммы долга, не смогут повлиять на «доступность» процедуры внесудебного банкротства для граждан, имеющих проблемные задолженности. Таким образом, рассматривать процедуру внесудебного банкротства как спасательный жилет для должников и разгрузки арбитражных судов не следует.

Не стоит забывать и о том, что у кредитора есть возможность прекратить внесудебное банкротство и возбудить дело в арбитражном суде. А моя практика показывает, что если имеется долг в 1 млн руб., то и добросовестности там меньше (утаивается доход, машины, квартиры). На мой взгляд, стоит внесудебное банкротство упростить для менее защищённых слоев населения (пенсионеры; люди, которые живут на пособие; мамы в декретах и т.д.), нежели увеличивать порог долга.

Дмитрий Якушев, адвокат практики «Разрешение споров/Арбитраж» бюро «Андрей Городисский и Партнеры»:

— Я не думаю, что внесудебная процедура банкротства заменит или станет полноценной альтернативой судебному банкротству, поскольку даже при небольших суммах задолженности всегда будут возникать споры между кредиторами, которые будут решаться в судебном порядке. Во-вторых, у кредиторов должна быть возможность проверить добросовестность должника и при наличии каких-либо сомнений перевести дело в судебную плоскость.

На мой взгляд, внесудебное банкротство решает две важных задачи. Во-первых, это возможность освободиться от долговой нагрузки для малоимущих граждан, которые не способны финансировать процедуру банкротства. Во-вторых, это снижение нагрузки на суды. В большинстве случаев в делах о банкротстве с совокупным долгом около 1 млн. руб. участвуют 1-2 кредитора, требования которых не нуждаются в дополнительной судебной проверке. При этом, как правило, на судебные заседания никто из участников не приходит, споры между ними отсутствуют, и задача суда в этом случае просто провести набор формальных процедур, которые отнимают время.

Поэтому, на мой взгляд, увеличение размера долга для внесудебного банкротства поможет больше разгрузить суды, что, несомненно, положительно.

Анна Ларина, исполнительный директор ООО «УК «Помощь»:

— За последние несколько лет мы видим, как законодатель стремится к реформированию действующего законодательства о банкротстве, стараясь уменьшить и без того существенную нагрузку на арбитражные суды.

Вместе с тем, не всегда одно только изменение закона будет являться эффективной мерой. Так, необходимо учитывать, что внесудебное банкротство касается физических лиц, а потому следует принять во внимание и социальные факторы, которые окружают будущих должников.

Как правило, задолженность физических лиц, чей размер долга не превышает 1 млн руб., образовывается в результате неисполнения обязательств по кредитам и микрозаймам, которые физические лица берут для различных целей: от необходимости получить деньги «до зарплаты», до приобретения дорогостоящего имущества, бытовой техники и гаджетов.

В конечном счете физическое лицо по долгам до 1 млн руб. становится банкротом в результате низкого уровня финансовой грамотности и отсутствия понимания, как можно справиться с возникшей финансовой нагрузкой.

Полагаем, что сам по себе институт внесудебного банкротства не может служить мотиватором роста «долгового пузыря», поскольку причиной роста просроченных кредитов и внесудебных банкротств является масса факторов: от уровня финансовой грамотности населения, до кризиса, связанного с пандемий коронавируса, которая коснулась каждого жителя нашей страны.

Относительно внесудебного банкротства, как альтернативы судебной процедуре, полагаем, что в настоящее время для кредиторов процедура судебного банкротства является более приоритетной.

В частности, введение процедуры банкротства в отношении гражданина в судебном порядке предоставляет возможность кредиторам более эффективно восстановить свои права путём подачи различных заявлений об оспаривании сделок, которые совершались должником (физическим лицом) в преддверии банкротства, или поиском скрытого должником имущества.

Кроме того, рассмотрение дела о банкротстве в суде позволит также установить обстоятельства, которые могут свидетельствовать о злоупотреблении правом со стороны должника, что в последующем может привести к неосвобождению последнего от долгов.

Необходимо также отметить, что процедура внесудебного банкротства станет полноценной альтернативной судебному порядку в том случае, если произойдет комплексное реформирование действующего законодательства, направленное не только на упрощение процедуры подачи заявления самим должником, но и на защиту прав кредиторов. Так, полагаем необходимым установить порядок обжалования действий или бездействия органов государственной власти, которые могут привести к нарушению прав кредиторов, а также установить последствия для должника в случае непредставления последним полных и достоверных сведений относительно состава имущества, подлежащего включению в конкурсную массу, а также о доходах должника, которые могут поступить в рамках процедуры внесудебного банкротства.

В связи с этим полагаем, что нагрузка на суды в результате оптимизации внесудебного банкротства будет снижена, но не в той мере, в какой это могло бы позволить окончательно разрешить вопрос с загруженностью арбитражных судов.

Сергей Мосолкин, арбитражный управляющий:

— Увеличение максимального порога с 500 тыс. до 1 млн. руб. позволит разгрузить арбитражные суды — часть дел просто уйдет в МФЦ, которые занимаются внесудебными банкротствами. Но будет ли это способствовать эффективности самой процедуры? Есть определенный набор действий, который необходимо сделать для начала внесудебного банкротства: разобраться с кредиторами, направить уведомление и проч. Есть определенный механизм, и в том, что он не работает, не виноваты МФЦ, просто такие у нас исполнители. Повышение максимального порога эту ситуацию не улучшит точно, тут нужно заходить с другой стороны.

Что касается «долгового пузыря», то тут надо понимать, что в процедуре банкротства физлиц в 90% случаев, как показывает моя практика, кредитором (часто единственным) выступает банк. Он дает кредит своему клиенту, клиент не справляется. То есть в риске «долгового пузыря» изначально виноваты банки, раз они дают займы гражданам с недостаточным доходом и высокой долговой нагрузкой. Нужно понимать, что процедура банкротства создана, прежде всего, для банков. Когда они выдают кому-то кредит, они должны обеспечить резервы на ту же сумму. Чтобы списать эти резервы в случае неплатежеспособности заемщика и нужно банкротство.

Поэтому если «пузырь» и будет расти, то только из-за внутренней политики банков, чьи сотрудники сидят на проценте, из-за чего и спешат выдать как можно больше кредитов. Увеличение максимального порога для внесудебного банкротства к дополнительным рискам не приведет.

Хотите продать долг? Разместите бесплатно объявление в телеграм-группе "Маркетплейс долгов"