Эксперты рассказали, какую роль может сыграть аффилированность при покупке долга в банкротстве

9 минут
Поделиться новостью:
Эксперты рассказали, какую роль может сыграть аффилированность при покупке долга в банкротстве

Развитие долгового рынка в России превратило дебиторскую задолженность в актив, который можно покупать и продавать. Причем в отличие от других, более привычных инвестиционных активов, привлекательность долгов заключается в том, что кредиторы готовы уступать их с существенным дисконтом (банкротные долги, например, продаются за 5-7% от номинала), чтобы самим не работать с должником. Однако за этот дисконт инвестору приходится «платить» повышенным риском. В том числе связанным с недостаточным знанием законов. Один из таких рисков – признание судом аффилированности должника и покупателя долга в процедуре банкротства. Чем именно может помешать новому кредитору такая аффилированность, в каких случаях суды могут отказать в правопреемстве кредиторов по таким долгам? Долг.рф попросил ответить на эти вопросы экспертов долгового рынка.

ВОПРОС: - По каким причинам суд вправе отказать покупателю банкротного долга в правопреемстве? Может ли такой причиной стать его аффилированность с должником?

Анна Ларина, исполнительный директор ООО «УК «Помощь»:

— Цель уступки прав требования – передача обязательственного права требования одним лицом (первоначальным кредитором, цедентом) другому лицу (цессионарию). Существенными условиями являются указания на цедента и цессионария, обязательство, являющееся предметом уступки, соответственно, при соблюдении указанных условий суд не вправе отказать в процессуальном правопреемстве.

Однако, если при рассмотрении заявления о процессуальном правопреемстве суд установит обстоятельства, свидетельствующие о допущении злоупотребления правом, требование о процессуальном правопреемстве подлежит отклонению.

Сама по себе уступка требования одним аффилированным лицом другому не свидетельствует о недействительности договора цессии.

Юлия Иванова, учредитель, генеральный директор юридической компании ЮКО:

— Сам по себе факт аффилированности не является основанием для отказа во включении в реестр кредиторов или понижения кредитора в очередности удовлетворения требований. На это было указано в п. 2 Обзора практики разрешения споров, связанных с установлением требований контролирующих Должника и аффилированных с ними лиц, утв. Президиумом ВС РФ 29.01.2020 г.

Приобретение прав требований к Должнику может быть обусловлено многими обстоятельствами, и не всегда это связано с компенсационным финансированием или злоупотреблением.

Алексей Симоненко, руководитель банкротной практики Московской коллегии адвокатов «Арбат»:

— Сам по себе факт наличия признаков заинтересованности между лицами не может являться основаниями для отказа в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве. В случае, если погашение требования аффилированным лицом произошло до признания должника банкротом, то данный факт может являться основаниями для отказа в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве, если будет доказан факт компенсационного финансирования.

Суд может отказать в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве в случае, если в основе заявления положена мнимая сделка, совершенная лишь для вида их формального исполнения.

Аффилированность не является автоматическим фактором, запрещающим выкупать долги независимых кредиторов, она лишь возлагает на правопреемника обязанности доказать отрицательный для себя факт (перекладывание бремени опровержения на аффилированного кредитора).

ВОПРОС: – Может ли поводом для подозрения в аффилированности быть тот факт, что новый покупатель приобрел долг, который, по мнению суда, вряд ли можно будет взыскать?

Анна Ларина, исполнительный директор ООО «УК «Помощь»:

— Может. Доказывание в деле о банкротстве факта общности экономических интересов допустимо не только через подтверждение аффилированности юридической (в частности, принадлежность лиц к одной группе компаний через корпоративное участие), но и фактической, то есть когда структура корпоративного участия и управления искусственно позволяет избежать формального критерия группы лиц, однако сохраняется возможность оказывать влияние на принятие решений в сфере ведения предпринимательской деятельности.

О наличии такого рода аффилированности может свидетельствовать поведение лиц в хозяйственном обороте, в частности, заключение между собой сделок и последующее их исполнение на условиях, недоступных обычным (независимым) участникам рынка. Соответственно, совершение сделки на нерыночных условиях, в отсутствии экономического смысла является поводом для подозрения наличия аффилированности сторон сделки.

Юлия Иванова, учредитель, генеральный директор юридической компании ЮКО:

— Как уже неоднократно звучало в судебной практике, Закон не исключает возможности установления судом фактической аффилированности и подконтрольности, независимо от наличия формально-правовых критериев, о чем может свидетельствовать поведение лиц в хозяйственном обороте, в том числе заключение необычных для независимого участника сделок.

Критерии фактической аффилированности невозможно формализовать и составить закрытый перечень обстоятельств, наличие которых позволяло бы сделать вывод о наличии такой заинтересованности, каждый случай индивидуален.

Отсутствие экономических мотивов заключения сделки может вызывать подозрение, но в каждом случае это должно решаться индивидуально, с учетом всех обстоятельств и объяснений сторон.

Алексей Симоненко, руководитель банкротной практики Московской коллегии адвокатов «Арбат»:

— Подход, при котором суд указывает на тот факт, что не были раскрыты разумные экономические мотивы заключения соглашения, применяется, например, в вопросах о включении в реестр кредиторов должника, об оспаривании сделок и т.д. Приобретение обязательства у независимого кредитора неким третьим лицом полностью совпадает с целью банкротства – полное погашение требований кредиторов должника.

Однако вопрос о покупке долга у независимого кредитора аффилированным с должником лицом может быть поставлен при рассмотрении вопроса о подаче заявления о понижении в очередности (субординации) данного нового кредитора в реестр кредиторов, либо о внесении нового кредитора в число контролирующих должника лиц при подаче заявления о привлечении к субсидиарной ответственности.

ВОПРОС: - Должен ли покупатель долга в доказывать в суде экономические мотивы покупки долга?

Анна Ларина, исполнительный директор ООО «УК «Помощь»:

— Нет, поскольку сама по себе уступка требования на нерыночных условиях не свидетельствует о недействительности договора цессии и в отсутствие признаков злоупотребления правом не влечет причинения кредиторам имущественного вреда, поскольку общий объем обязательств должника остается неизменным.

Юлия Иванова, учредитель, генеральный директор юридической компании ЮКО:

— До выхода Обзора практики ВС РФ от 29.01.2020 г. имелась судебная практика, согласно которой выкуп аффилированным лицом прав требования к должнику в отсутствие какого-либо экономического обоснования и выгоды для цессионария говорит о направленности сделки исключительно на получение необоснованного контроля над процедурой банкротства. Как следствие, такая сделка является недействительной в силу ст. 10, 170 ГК РФ. Примеры таких судебных актов были, в том числе, в Московском округе.

Алексей Симоненко, руководитель банкротной практики Московской коллегии адвокатов «Арбат»:

— К сожалению или к радости, в арбитражном суде сформировался принцип, при котором не имеет юридического смысла необходимость исследования вопросов об экономической целесообразности приобретения права требования к несостоятельному должнику, о раскрытии мотивов приобретения такого права, поскольку правопреемство в отношении размера задолженности не приводит к изменению баланса интересов кредиторов и осуществлено после возбуждения дела о банкротстве, в связи с чем не носит характер скрытого финансирования в период имущественного кризиса.

ВОПРОС: - Верно ли, что наличие аффилированности не является основанием для отказа в замене кредитора его правопреемником в случае, если требования к должнику приобретены уже после введения в отношении него процедуры банкротства?

Анна Ларина, исполнительный директор ООО «УК «Помощь»:

— Да, поскольку приобретение прав требования после введения процедуры по делу о не дает возможности скрыть неблагополучное финансовое положение, так как такая процедура является публичной, открытой и гласной. Об осведомленности независимых кредиторов о наличии процедуры банкротства свидетельствует и сам факт включения их требовании в реестр. В связи с этим выкуп задолженности у таких кредиторов не может рассматриваться как направленный на предоставление должнику компенсационного финансирования.

Юлия Иванова, учредитель, генеральный директор юридической компании ЮКО:

— Если речь идет только о признаках компенсационного финансирования, то да. В этой части суды действительно придерживаются той точки зрения, что после введения процедуры банкротства невозможно скрыть неблагополучное финансовое положение, и, соответственно, не может иметь место и компенсационное финансирование.

Но необходимо иметь в виду и положения п. 5 Обзора ВС РФ от 29.01.20 г., согласно которым не подлежит удовлетворению Заявление о включении в реестр требования аффилированного с должником лица, которое основано на исполнении им обязательства должника внешнему кредитору, если Аффилированное лицо получило возмещение исполненного на основании соглашения с должником.

И тут уже не имеет значения момент приобретения прав требований к должнику.

Алексей Симоненко, руководитель банкротной практики Московской коллегии адвокатов «Арбат»:

— Позиция Верховного суда на данный счёт учитывается нижестоящими судами практически беспрекословно. Однако существуют иные механизмы, которые позволяют проверить чистоту сделки, например, на мнимость.

Однако, если всё-таки оттолкнуться от самой сути, то долг должника как до, так и после банкротства практически никому не интересен, кроме как самому должнику, например, в лице аффилированного кредитора, либо в редких случаях лицу, имеющему инсайдерскую информацию. Поэтому, на мой взгляд, разграничение процессуальных прав аффилированных кредиторов, поставленных в зависимость от даты приобретения долга до и после введения в отношении должника банкротства, не отвечает интересам независимых кредиторов и самой сути банкротства.

ВОПРОС: - Необходимо ли при рассмотрении вопроса об аффилированности аргументировать, каким образом новый покупатель в случае правопреемства может нарушить права других кредиторов?

Анна Ларина, исполнительный директор ООО «УК «Помощь»:

— Да, так как сам по себе переход права требования к аффилированному лицу не может причинить имущественный вред кредиторам, поскольку общий объем обязательств должника остается неизменным.

Юлия Иванова, учредитель, генеральный директор юридической компании ЮКО:

— Я думаю, что вопрос о том, каким образом может нарушить права других кредиторов, это вопрос, направленный в будущее, это всегда предположение. Но нельзя же противопоставлять стороне то, что еще не имело место быть.

Поэтому, когда мы рассматриваем требование кредитора или о процессуальном правопреемстве, основанные на приобретении аффилированным лицом прав требований к должнику, необходимо рассматривать вопрос о наличии злоупотребления, уже имевшего место.

Алексей Симоненко, руководитель банкротной практики Московской коллегии адвокатов «Арбат»:

— Данный вопрос часто поднимается при включении в реестр требований кредиторов. Когда требование аффилированного кредитора позволяет получить контроль над процедурой (утвердить на собрании «своего» арбитражного управляющего, утвердить порядок реализации имущества, утвердить «свой» состав комитета кредиторов, утверждение расходов на процедуру и т.д.), суд более скрупулёзно изучает данные требования.

Однако суд данную проверку чаще всего проводит не по своей инициативе, только аргументы независимых кредиторов могут побудить суд применить методы воздействия на требование аффилированного кредитора. Лишь активное участие в процедуре банкротства и предоставление даже косвенных доказательств может побудить суд переложить бремя опровержения на аффилированного кредитора и применить к нему повышенный стандарт доказывания.

Читайте также