Как «опоздавший» банк-гарант смог войти в реестр кредиторов

ВС решил, что добросовестность кредитора не зависит от его отношений с другими участниками дела

3 минуты
Как «опоздавший» банк-гарант смог войти в реестр кредиторов

Верховный Суд в рамках дела № 305-ЭС20-15712 принял решение, которым позволил банку-гаранту, хотя и несвоевременно выполнившему свои обязательства перед бенефициаром, войти в реестр кредиторов принципала или его поручителя. В этом случае срок в два месяца, установленный ст. 142 Закона о банкротстве для вхождения в реестр кредиторов, имел второстепенное значение.

Суть дела

В 2011-2016 гг. банк выдал четыре банковские гарантии на сумму 1,82 млрд руб. Они были выданы в качестве обеспечения исполнения обязательств по договору подряда со стороны энергетической компании. Банк получил возможность в случае, если ему придется выплатить деньги бенефициару, потребовать средства обратно у принципала в порядке регресса. В случае, если бы принципал оказался неплатежеспособным, финансовая организация была вправе взыскать деньги у поручителя по банковской гарантии.

В 2017 году бенефициар потребовал у банка исполнить обязательства и перечислить ему средства на основании выданных гарантий, но банк отказался. Спор между бенефициаром и гарантом перешел в суд, и в 2019 году первому удалось его выиграть. Банк обязали перечислить 182 млрд руб. в пользу бенефициара, что он и сделал.

Финансовая организация обратилась с регрессным требованием к принципалу, но тот долг перед банком не погасил. Тогда гарант решил вернуть деньги через поручителя. Но дело было осложнено тем, что с 2017 года поручитель проходил процедуру банкротства. Несмотря на то, что банк опоздал по срокам для включения себя в реестр кредиторов, он решил попытаться признать свои требования законными. Согласно ст. 142 Закона о банкротстве, кредиторам дается 2 месяца на то, чтобы войти в реестр, после публикации сведений о признании организации несостоятельной и открытия конкурсного производства.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций указали, что требования банка справедливы, но в число реестровых кредиторов он войти не может. Если бы финансовая организация сразу выплатила деньги бенефициару, поступила бы добросовестно и не доводила спор до суда, то она успела бы подать заявку на включение себя в реестр кредиторов поручителя на основе регрессного требования. Но, поскольку банк сам поступал недобросовестно, то его требования будут удовлетворены остаточным имуществом должника после того, как долги будут погашены перед реестровыми кредиторами.

ВС РФ раскритиковал решения нижестоящих судов. Он согласился с тем, что на основании ст. 134 Закона о банкротстве денежные требования, возникшие после принятия судом иска о несостоятельности, считаются текущими, и их нельзя включать в реестр кредиторов. Но при этом есть ограничения, установленные постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда (ВАС) РФ № 63 от 23 июля 2009 года. В частности, если банковская гарантия обеспечивала обязательства банкрота до его несостоятельности, банк выплатил деньги бенефициару, то его требования подлежат включению в реестр кредиторов и не считаются текущими. Банк вправе подавать заявление о включении задолженности перед ним в реестр кредиторов в течение 2 месяцев после возникновения права на регресс.

Поскольку суд уже привлек банк к гражданской ответственности и взыскал с него 300 млн руб. за пользование деньгами бенефициара, то он уже ответил за свою недобросовестность. При этом высшая инстанция подчеркнула, что спор с получателем средств по гарантии говорит о том, что банк повел себя недобросовестно лишь в его отношении. Недобросовестность в отношениях банка с принципалом и поручителем не доказана.

Закон о банкротстве предусматривает ситуации, когда даже при формальном наличии долга суд понижает очередность его погашения. Например, если кредитор аффилирован с должником и его бенефициарами, кредитор был стороной сделки, которая признана судом недействительной. Но в деле, рассмотренном ВС РФ, таких обстоятельств не было, подчеркнул Дмитрий Кукшинов, юрист судебно-арбитражной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

По мнению эксперта, суды нижестоящих инстанций смешали вопросы добросовестности и срока на предъявление требования. По смыслу Закона о банкротстве кредитор может предъявить свое требование в течение 2 месяцев с момента появления у него такой возможности. Очевидно, что до платежа банк не мог предъявить свое требование для включения в реестр, а потому он не пропустил срок, предъявив требование в течение 2 месяцев с момента платежа.

Комментировали:
Дмитрий Кукшинов
Юрист судебно-арбитражной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»
Нравится 779
Ха-ха 290
Удивительно 226
Грустно 129
Возмутительно 96
Не нравится 96




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики.

Поделиться новостью:
Читайте также
Новости партнеров