О чем не молчат данные банкротного сектора

Эксперты о статистике Федресурса

6 минут
О чем не молчат данные банкротного сектора

Федресурс опубликовал последнюю статистику банкротств компаний за 2019 год, согласно которой банкротами за год были признаны 12,4 тыс. российских компаний. Показатель уменьшился на 5,5% с предыдущего года. Также снизились основные показатели различных процедур, в том числе все меньше кредиторов получают возмещения по своим требованиям.

О том, можно ли верить статистике и почему Минэкономразвития само виновато, порталу ДОЛГ.РФ рассказали эксперты.

Как менялась банкротная статистика в последние годы

По данным арбитражных управляющих, с каждым годом сокращалось количество реабилитационных процедур. Так, например, в 2018 году было проведено 297 процедур по внешнему управлению и оздоровлению предприятий в финансовом отношении. В 2019 году количество уменьшилось до 228 процедур и составило всего 1% от общего числа банкротств. При этом в 2015 году было введено 472 процедуры.

Кроме того, наблюдение вводилось в 2017 году в отношении почти 11,5 тысяч предприятий, в 2018 – в отношении 10,5 тысяч, а в 2019 – в отношении 10,1 тысяч.

Зато суммарное количество принимаемых судебных решений о прекращении производств по делам о банкротстве существенно повысилось. В прошлом году показатель достиг уровня в 3,8 тыс. решений. Годом ранее он составлял 2,8 тыс. решений, а в 2017 – 2,5 тыс.

Основными инициаторами банкротных процессов продолжают оставаться кредиторы – 78,6% заявлений. Второе место также удерживает ФНС – 11,4%. 8,8% заявлений принесли в суд сами должники, и 0,6% – сотрудники компаний.

Лидером по росту числа новых банкротных производств стала в прошлом году Ростовская область. Прирост составил 24,4%. Республика Татарстан, наоборот, показала снижение показателя на 11,4%. В столице показатель новых банкротств за год снизился на 0,6%, а в Московской области вырос на 9%, в Санкт-Петербурге – на 3%.

Все больше кредиторов не получают ничего в результате банкротства

Эффективность взысканий в пользу кредиторов продолжает снижаться, как показала статистика Федресурса.

В 2019 году было завершено 7,6 тысяч конкурсных производств, из которых в 68% случаев кредиторы ничего не получили. В 37% случаев у должника не оказывалось активов для удовлетворения требований.

Конкурсные процедуры, которые были завершены в прошлом году, показали, что из 2029,9 млрд руб. требований, кредиторы получили только 4,7%, 95,3 млрд руб. Годом ранее показатель был выше – 5,2%.

Статистика Федресурса не отражает реальное положение дел на рынке

Максим Доценко, председатель экспертного совета Общероссийский профсоюз арбитражных управляющих, считает, что нельзя говорить о кардинальных изменениях ситуации, исходя из статистики Федресурса.

«Видно, что все чаще производство по делам о банкротстве прекращается, что в большинстве случаев связано с полным погашением задолженности – отсюда и снижение общего числа процедур», – утверждает эксперт.

По его мнению, реабилитационные процедуры в принципе мало интересны и для должников, и для кредиторов. Данная тематика более актуальна для крупных предприятий, в сохранении которых заинтересовано государство.

«Этой теме посвящен один из законопроектов, находящийся в настоящее время в Государственной думе. Он уже принят в первом чтении, однако помимо красивых лозунгов и правильно поставленных целей он практически не содержит конкретных механизмов, позволяющих реально реабилитировать предприятия», – уверен эксперт.

Также Максим Доценко обратил внимание, что вопрос эффективности процедур зависит от большого количества факторов, многие из которых статистика учесть просто не в состоянии. Например, прекращение производства по делу о банкротстве до введения какой-либо процедуры или же «понятийные» долги, которые погашаются вне процедур банкротства.

Эксперт также отметил упущение Федресурса, в связи с которым данную статистику нельзя считать точной. В ней не выделены отдельной строкой требования кредиторов в связи с поручительствами. Пример Максим Доценко привел следующий.

«Если на 1 млрд руб. долга приходится 8 процедур банкротства, один заемщик, погасивший требование на 50%, и семь поручителей, то статистика отразит удовлетворение требований 6,25%, тогда как реальная цифра – 50%», – объяснил председатель экспертного совета ОРПАУ.

Помимо этого, огромное значение в банкротном секторе играют действия самих кредиторов, государственных органов и судов, общая ситуация на рынке и многое другое.

Проблема не в арбитражных управляющих, а в политике Минэкономразвития

Иван Рыков, член рабочей группы по совершенствованию федерального закона «О банкротстве (несостоятельности)» при Комитете Государственной Думы РФ по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, видит причину складывающейся в секторе ситуации в политике Минэкономразвития в том, что она направлена исключительно на бюрократизацию отрасли, а не на развитие антикризисного управления или погашения требований.

«Политика Минэкономразвития похожа больше на ловлю ведьм, когда причины снижающейся эффективности процедур банкротства пытаются найти в арбитражных управляющих, в чем угодно, но не в том, какие законопроекты предлагаются», – комментирует ситуацию Иван Рыков.

Он видит реальную проблему и причину снижения эффективности банкнотных процедур в неверно избранном законотворцами направлении.

«Именно Минэкономразвития и иные органы исполнительной власти определяли, какие законопроекты будут приниматься. Работники этих ведомств были разработчиками инициатив, и при этом все равно эффективность процедур неуклонно снижается», – поясняет свою позицию эксперт.

Иван Рыков уверен, что фокус причины стоит сместить с арбитражных управляющих на ту законотворческую деятельность, которую ведомство проводит. На ту дорожную карту, которая предлагается в целях развития сектора банкротства.

Собственники делают все, чтобы исключить вероятность реабилитации

Михаил Сачёв, президент Российского антикризисного союза (РОСАНТИ), назвал главной причиной уменьшения количества реабилитационных процедур поведение менеджмента и собственников, когда те стараются до конца удержать бизнес на плаву. В итоге мало что остается пригодного для восстановления. Поэтому кредиторы просто не идут на эти процедуры, логично считая, что таким образом лишь предоставят лишнее время для должника, за которое он постарается вывести еще больше активов.

«Если бы у нас прижилась другая культура, когда собственники бизнеса, испытывая трудности и понимая, что не справляются с ними, добровольно шли в банкротство, у нас бы поднялся и бизнес, и сохранялись бы рабочие места. Не возникало бы такой социальной напряженности», – считает эксперт.

Михаил Сачёв согласился с тем, что эффективность процедур для кредиторов действительно низкая. Часто она остается в районе 3-10%.

«Основная причина в том, что кредитор кредитору рознь. Многие кредиторы, что называется «свое» получают еще до процедуры или в качестве каких-то серых схем отступных. А общая ситуация с эффективностью проблематичная, потому что опять же собственники делают все, чтобы исключить вероятность реабилитации. Поэтому мы в конкурсной массе реализуем только остатки активов», – подытожил президент РОСАНТИ.

Законодательство о банкротстве убивает предпринимательскую активность

Михаил Василега, представитель общероссийского профсоюза арбитражных управляющих, отметил следующую закономерность: снижается количество процедур банкротства по юридическим лицам, но по физическим лицам растет. Причина в том, что процедура банкротства, если она не преследует цели освобождения от долгов, не востребована, так как затраты на ее проведение велики, а возвратность долгов минимальна.

«Это все обусловлено неэффективностью процедуры банкротства. Все деньги уходят в страховые, СРО, ЕФРСБ, КоммерсантЪ, торговые площадки... В проигрыше остаются кредиторы и арбитражные управляющие. Руководителям должников тоже это не выгодно, так как банкротство не освобождает их от долгов, наоборот, их привлекают к субсидиарной ответственности, то есть долги не списываются», – пояснил свою точку зрения эксперт.

По мнению Михаила Василеги, действующее законодательство ориентировано на юридическую сторону банкротства, а не на экономическую. Поэтому и арбитражный управляющий не стремится восстанавливать бизнес, так как это будет только поводом для жалоб и исков об убытках.

«Задача арбитражного управляющего – избежать признания его действий незаконными, что в отсутствие предсказуемости судебной власти сделать непросто. Поэтому банкротство направлено только на ликвидацию, а не на восстановление бизнеса», – считает эксперт.

Можно сказать, что действующее законодательство о банкротстве полностью убивает предпринимательскую активность в стране и тормозит развитие экономики, но важнее начать принимать реальные меры по разрешению ситуации.

Комментировали:
Иван Рыков

Аналитик долгового рынка

Максим Доценко
Управляющий партнер Корпорации "Банкротство 2.0"
Михаил Василега
Председатель Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих
Михаил Сачёв
Президент Российского антикризисного союза (РОСАНТИ), президент Уральской СРО арбитражных управляющих (Союз "УрСО АУ")

Любые рассуждения о позиции Минэкономразвития, Арбитражных судов  и участников процедур банкротства  не имеют смысла в экономике долгов. Формально практически все хозяйствующие субъекты за исключением  привилегированных предприятий естественных монополий  имеют  просроченную задолженность  превышающую 3 месяца в суммах достаточных для возбуждения  процедур банкротства.  Экономика задыхается от постоянного снижения денежной массы и нерентабельной работы.

Долги банкротных предприятий уже с десяток лет не оседают  в карманах собственников или топ-менеджмента, а  распределяются  тонким слоем  между  всеми получателями  их продукции или услуг, а так же среди трудовых коллективов и как бы это нелепо не звучало -бюджета.  

А механизмом этого распределения  является:   необходимость выполнения общественно-необходимых функций при директивно установленных  и экономически необоснованных ценах,   проблемы с оплатой  санкционированных государством торгов по законам о закупках 44-ФЗ и 223- ФЗ, значительно возросшие затраты на управленческие и торговые процедуры и взрывной рост административных санкций. Арбитражные управляющие ближе всего  к негативным последствиям этого , но из-за  вовлеченности именно в последнюю стадию процесса и постоянный  поиск источников финансирования процедур  ими не всегда замечаются, а  иногда  и внутренне не принимаются   причинно-следственные  связи. Так как они сами поставлены в те же  самые условия выживания.  

Именно  перераспределение  ресурсов от их собственников в пользу неограниченного числа лиц в ходе осуществления  социально ориентированной деятельности  и приводит к невозможности  расчетов с кредиторами. К моменту процедур банкротства  отсутствует  база для  удовлетворения  требований. И чем быстрее  профессиональная среда арбитражных управляющих внутренне согласится с этим  и  и перестанет безоглядно  применять механизм субсидиарной ответственности,  тем  легче произойдет  переход к  модели банкротства по принципу "банкротство -защита должника от кредиторов". Возможно некой панацеей в сложившейся ситуации может выступить  единовременный зачет взаимных требований, как это осуществлялось  в середине 90-х. Но кардинально и это  ничего не поменяет.

Предприятие не имеет права вести деятельность с отрицательной рентабельностью  и отрицательным балансом денежных потоков. Но исключение  по названным основаниям  из хозяйственной жизни  субъектов экономики  к сожалению не приводит к оздоровлению, а чаще всего вызывает эффект домино в отрасли или смежных отраслях.

24 Января 2020
Николай Скляров
Директор ООО "Западно-Сибирская Управляющая Компания"

Банкротство - лишь один из этапов работы с долгаии и я бы не стал рассматривать его в отрыве от всех тех процессов, которые происходят с долгом. Стоит  говорить о системе комплексно. Ведь мы сталкиваемся на практике с тем что долги становятся проблемными уже на стадии просуживания, проблем в исполнительном производстве ещё больше.

Такая ситуация складывается по многим причинам, включая невозможность наложения обеспечительных, загруженность приставов, неправомерные действия должников и прочие.
Далее - процесс банкротства, в ходе которого в силу вышеуказанных причин взыскать уже практически ничего невозможно. В конечном счёте всё сводится к процессу привлечения к субсидиарной ответственности и "нищим" собственникам, у которых тоже уже ничего нет. Поэтому банкротство лишь завершающий этап процесса взыскания, являющегося в настоящее время в России крайне неэффективным и предопрелеляющим огромные потери для экономики в целом.

Ситуацию может спасти только реформирование этого института и собственно один из выходов - создание института частных судебных приставов, который согласно мировому опыту способен обеспечить эффективность взыскания на стадии до начала банкротства, что вне всякого сомнения может изменить и саму статистику банкротств в целом.

29 Января 2020
Павел Пенкин
Член Комиссии по финансовой безопасности Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике
Нравится 639
Ха-ха 366
Удивительно 225
Грустно 114
Возмутительно 85
Не нравится 170




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики.

Поделиться новостью:
Читайте также
Новости партнеров