С залогового счета банкрота собирают налоги

По мнению экспертов, позиция ФНС в делах о банкротстве продолжает укрепляться

4 минуты
С залогового счета банкрота собирают налоги

Весной 2019 года электрометаллургический завод из Ростовской области был признан банкротом. Его мажоритарным кредитором был банк, который принял решение о продолжении работы предприятия (оно должно было перерабатывать давальческое сырье). Банк смог принять такое решение, поскольку основной производственный комплекс завода находился у него в залоге. ФНС противилась продолжению работы предприятия, указывая, что его деятельность будет убыточной, но ее возражения в расчет не приняли. В результате налоговая служба сообщила, что из-за продолжения деятельности завода он накопил долги перед бюджетом в размере 424,7 млн руб. И погасить их ФНС требовала с залогового счета. В деле разбирался ВС РФ.

В феврале 2020 года завод и принадлежащие ему транспортные средства были реализованы за 6,5 млрд руб. Из них 2,46 млрд руб. — доход, полученный от продажи незалогового имущества. Именно за счет того, что на заводе продолжалась переработка давальческого сырья, имущество предприятия удалось сохранить в ликвидном виде и продать его в 1,3 раза дороже.

В то же время у банкрота накопилась текущая задолженность в размере 4,19 млрд руб. Поскольку вне залога от продажи имущества удалось выручить всего 2,46 млрд руб., ФНС вернула бы в бюджет только часть средств, которые задолжал завод. Тогда налоговая служба направила конкурсному управляющему предприятию требование выделить часть средств с залогового счета для погашения долгов перед государством. Конкурсный управляющий отказал ФНС по причине того, что обязательные платежи в бюджет, хоть и возникли в период эксплуатации имущественного комплекса предприятия, не направлены на сохранение предмета залога.

Суды нижестоящих инстанций поддержали выводы конкурсного управляющего. Они указали, что требования залоговых кредиторов удовлетворяются в приоритетном порядке.

В то же время ФНС сослалась на ч. 6 ст. 138 Закона о банкротстве, где прописано, что текущие налоговые платежи должны погашаться совместно с расходами на обеспечение сохранности залога. Налоги были начислены именно потому, что имущество продолжалось использоваться в производстве. В результате ВС РФ отменил решения нижестоящих судов и направил дело на пересмотр в суд первой инстанции.

У большинства крупных должников есть банки, которые контролируют судьбу всего ликвидного имущества — оно всегда в залоге, отмечает арбитражный управляющий Илья Софонов, член Ассоциации юристов России. И по закону, львиная доля средств (70-80%) всегда достается залоговому кредитору.

«Единственный способ для «посторонних» ущипнуть от этого пирога — либо через расходы на сохранность залога, либо через расходы, связанные с его продажей. Обычно это стандартный набор: публикации, ЧОПы и т.д.

Но ВС РФ по сути поломал распространенную схему, когда залоговый кредитор намеренно заставлял должника продолжать работать в банкротстве. Ведь в условиях банкротства налоги должник с залогового имущества не платит. Теперь этого нет», — указывает арбитражный управляющий.

В рамках этого дела суд, вероятно, руководствовался тем, что при продолжении хозяйственной деятельности рыночная стоимость предмета залога увеличилась, и в итоге банк-залогодержатель получил от реализации залога в 1,3 раза больше, чем мог рассчитывать, считает адвокат АК «Бородин и Партнеры» Дарья Захарова. Однако непонятно, почему выгода от продажи залога в этом случае не была пропорционально распределена между всеми текущими кредиторами и банком.

«Фактически единственным бенефициаром от сделки стал налоговый орган, что ставит его в неравное положение по отношению к другим текущим кредиторам. Из судебных актов неясно, исследовал ли ВС РФ связь тех налогов, которые будут выплачены за счет предмета залога, с текущей деятельностью предприятия должника. Судебной практикой и так разрешена выплата взносов в ПФР за счет предмета залога (до 20% от стоимости предмета залога могут быть направлены для погашения требований кредиторов I и II очереди, куда входят и взносы в ПФР, а также НДФЛ). Недавно ВС РФ высказался о возможности выплачивать за счет предмета залога имущественный и земельный налоги», — говорит адвокат.

По мнению Ильи Софонова, в дальнейшем позиции ФНС будут еще более укрепляться в рамках банкротства. Единственная оставшаяся льгота на текущий день — это освобождение должников от НДС в конкурсном производстве. 

Справка:

Общественная приемная по санации и банкротству по Северо-Восточному округу г. Москвы

Профессиональная помощь юристов и антикризисных менеджеров.

Консультации, советы, реальная помощь бизнесу, попавшему в трудную ситуацию. Обратиться на «горячую линию» приемной — здесь.

Адрес: г. Москва, проспект Мира, д. 102 стр. 30

Комментировали:
Илья Софонов
Управляющий партнер «Софонов, Романько и партнеры»

В рассматриваемом случае, вопрос справедливости не является напрямую предметом рассмотрения суда высшей инстанции, вопрос справедливости относиться больше к предмету этики, философии. Ключевой вопрос, который рассматривают арбитражные суды в спорах такого рода, является нахождения тонкого баланса законных, добросовестных интересов должника, его бенефициаров, кредиторов должника, в том числе налогового органа, а также публичных интересов, в частности интересов общества о области социальных гарантий и т.д. Именно соблюдения данного баланса и стоит в основе основанного принципа банкротного права, зафиксированного в действующем законодательстве РФ, - соразмерное удовлетворение требований кредиторов должника. Исходя из правового статуса кредиторов, к которому они подходят к моменту объявления должника банкротом, они изначально не равны при распределении денежных средств, полученных от реализации конкурсной массы любого должника. Закрепление того или иного приоритета в очередности существовало всегда в регулирования банкротства должников в РФ, начиная с регулирования 1992 года. Конкурсные кредиторы получают такой приоритет за счет активной работы с должником в период, предшествующий объявления его банкротом, прежде всего заключая в рамках закона обеспечительные сделки направленные на обременение имущества должника залог в свою пользу. Государственные налоговые органы с учетом защиты публичных интересов, а именно пополнения казны за счет налогов и обязательных платежей, также всегда имели определенный приоритет перед конкурсными кредиторами в силу своего правового статуса, в частности императивно закрепленного без акцептного списания денежных средств с расчетного счета должника.
Публичный и частный интерес всегда находят свой баланс в постоянной взаимодействии, иного полном противоречий и борьбы, посредством разрешения споров между ними в ходе судебных разбирательств в рамках работающей судебной системы. Очевидно, что в текущих реалиях бизнесу следует исходить из того, что судебные органы будут вставать в делах о банкротстве на сторону уполномоченных органов, в том числе в рамках дел о банкротстве. Судебная практика арбитражных судов, Верховного суда РФ (далее – «ВС РФ») безусловно отражают заложенную на протяжении последнего десятилетия тренда на ужесточение налоговой дисциплины, собираемости налоговых платежей, администрирования налоговых платежей на уровне безупречного рабочего механизма. Так вот этот алгоритмы данного механизма зачастую и дают сбой при получении в бюджет денежных средств в счет погашения по уже сформировавшимся задолженностям по налогам и сборам у должников, признанных банкротами.
Процент уплаты банкротами налогов и сборов должниками за последние годы безусловно растет, что подтверждают статистические данные, как налоговой службы, так и единого федерального ресурса сведений о банкротстве.  В тоже время он значительно меньше аналогичных данных по должникам, вне процедур банкротства.
Кроме того, по практике проведения процедур банкротства в предшествующее десятилетие, складывалось общее впечатление, что банкрот не плати никому, в том числе и налоговому органу, и что процедуры банкротства являются благодатной почвой для разработки и активному применению различных «схем» направленных на неуплату налогов должником, или его контрагентами, а также возврат, зачет сумм обязательных платежей. Законодатель, а также правоприменительная практика длительное время методично пыталась устранить нарушения и злоупотребления в указанной области в части правоотношений, связанных с налогом на добавленную стоимость (далее – «НДС»). Несмотря на длительность этого процесса, основную часть злоупотреблений в отношении НДС удалось устранить, как системную практику при проведении процедур банкротства.
Из последних дел можно назвать признание ВС РФ НДС, уплаченного при аренде залогового имущества, расходом на реализацию залогового имущества, что в силу п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве влечет возмещение данных расходов в первую очередь, то есть до расчетов с залоговым кредитором.
При этом следует отметить, что практика по НДС стало определяющей в части наметившегося общего тренда в принимаемых ВС РФ судебных актах по дела о банкротстве, когда суд фактически выходит за пределы регулирования установленного буквальным толкованием норм закона, а исходит из общего принципа соблюдения указанного выше баланса интересов сторон, участвующих в банкротстве, расширительно «толкуя» нормы существующего закона о банкротстве.
При этом по настоящее время остается неразрешенным целый ряд спорных вопросов, связанных с восстановлением должником – банкротом сумм НДС, в ситуациях продажи имущества конкурсной массы, когда плательщиком данного косвенного налога выступает не продавец, а покупатель.
Очевидные успехи в части нахождения источников по уплате косвенного налога, НДС в ситуации банкротства его плательщика, налоговые органы решили развить успех и в части уплаты иных налогов, в частности имущественных. С учетом того, что количество источников конкурсной массы при этом не увеличилось, произошло это по-прежнему за счет средств другой привилегированной группы кредиторов должников-банкротов, залогодержателей имущества.
ВС РФ вынося очередное определение, указал, что и уплата имущественных налогов с предмета залога, осуществляется также за счет средств залогодержателя имущества должника.
Очевидно, что, в настоящее время имея в качестве процессуального оппонента в арбитражном процессе государственный орган, любой участник гражданских правоотношений осознает, что судом, в том числе и в делах о банкротстве, помимо непосредственного правовой составляющей судебного спора будет оцениваться как спор и его рассмотрение на уровне вышестоящих инстанций будет обеспечивать интерес государства в целом.  
ВС РФ меняет, иногда достаточно кардинально, практику нижестоящих судов посредством, выстраивает системные связи соответствующих норм законодательства о банкротстве, с нормами налогового права, нормами, регулирующими публичные отношения, оперирует в обоснование своей позиции более фундаментальными категориями, относящимся к принципам построения правовой и государственной системы РФ.
Оценка позитивности данных тенденций безусловно лежит в плоскости субъективных взглядов наблюдающего и оценивающего, и зависит прежде всего от того чьи интересы он ставит для себя выше публичные, или частные. Практикующий юрист в рассматриваемой ситуации при построении своей работы, безусловно должен учитывать приведенные тенденции с точки зрения выработки тактики и стратегии участия в судебных спорах с участием налогового органа, а также при разработке правовых и организационных конструкций с участием субъектов, которые потенциального могут быть признаны банкротами.  

9 июля 2021
Павел Ганин
Адвокат, партнер юридической компании a.t.Legal
Нравится 539
Ха-ха 220
Удивительно 196
Грустно 122
Возмутительно 171
Не нравится 147




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики.

Поделиться новостью:
Читайте также