Санация – в небе, зарплата – в руке: КУ оспаривает трудовой договор с акционером

Разбор кейса по санации от ДОЛГ.РФ

8 минут
Санация – в небе, зарплата – в руке: КУ оспаривает трудовой договор с акционером

Финансовое положение завода ухудшается, и чтобы избежать банкротства, собственник хочет санировать предприятие. Для этого требуется дополнительное внешнее финансирование.

К поиску инвесторов собственник подходит основательно. Он назначает себя на должность Председателя Совета директоров, заключает с заводом трудовой договор и занимается спасением предприятия на постоянной основе. За работу Председателю начисляется заработная плата.

Усилия не приносят результата. Денег на санацию собственник не находит, завод падает в банкротство. Конкурсный управляющий считает трудовой договор недействительной сделкой и пытается его оспорить. Владелец же, наоборот, рассматривает задолженность по зарплате как текущие платежи и требует возмещения.

ДОЛГ.РФ в рамках спецпроекта #санация изучил аргументы сторон и проследил, как дело проходило судебные инстанции.

Первая инстанция – трудовые функции исполнялись

В январе 2017 года кредиторы ЗАО «Саратовский завод стройматериалов» подали заявление о банкротстве предприятия. Предприятием руководил владелец контрольного пакета акций гражданин по фамилии Малышев. В декабре 2017 года внеочередное собрание акционеров вносит изменения в учредительные документы – вводится должность Председателя Совета директоров.

Малышев становится Председателем, предприятие заключает с ним трудовой договор. На должность генерального директора собрание назначает г-на Щербакова А.В.

Малышев исполняет обязанности Председателя до введения в августе 2018 года конкурсного производства. За это время ему начислена зарплата – 1 млн руб.

Конкурсный управляющий ЗАО «СЗСМ» требует признать трудовой договор с бенефициаром недействительным. Должность Председателя введена, чтобы нанести ущерб кредиторам.

Судья первой инстанции Котова Л.А. отмечает, что трудовой договор был заключен в период подозрительности. Согласно ст.61.2 закона о банкротстве истец должен доказать, что цель сделки – причинить имущественный вред кредиторам.

Закон о банкротстве предполагает противоправную цель, если на момент заключения сделки предприятие обладает признаками несостоятельности. Конкурсный управляющий утверждал, что у завода были долги по налогам и по зарплате.

Однако суд выяснил, что задолженность по зарплате возникла позже – после введения наблюдения. А долг перед одним кредитором нельзя рассматривать как признак несостоятельности.

В признании сделки недействительной по специальным банкротным основаниям было отказано. Конкурсный управляющий просил проверить законность трудового договора с точки зрения ст. 10 и 168 ГК РФ.

Председатель Совета директоров по закону об акционерных обществах не выполняет трудовых функций. Он получает вознаграждение по решению собрания, а не по трудовому договору. Малышев эти положения нарушил.

Суд согласился, что деятельность председателя регулируется корпоративным правом. Однако, согласно ст. 11 Трудового кодекса РФ если с членом коллегиального органа заключён трудовой договор, на него распространяются требования трудового законодательства.

Согласно ст. 17 ТК РФ трудовые отношения возникают, если должность предполагает выполнение определенной трудовой функции. Суд выяснил, что обязанности Малышева заключались в поиске инвестора. Он организовывал встречи, проводил переговоры, ездил в командировки. Причём железнодорожные билеты и топливо для автомобиля оплачивал за свой счёт. Судья выяснила, что владелец договорился с Газбанком о предоставлении кредитной линии. Но временный управляющий не одобрил сделку.

Суд признал, что Малышев исполнял трудовую функцию. При этом он не получал никаких премий и других бонусов. Следовательно, злоупотребления правом и нарушения законодательства не было.

Первая инстанция отказала заявителю в иске. Спор перешёл в апелляцию.

Апелляция – требования идут за реестр

В апелляционном суде к конкурсному управляющему присоединился уполномоченный орган. Вместе им удалось сдвинуть дело в свою пользу.

Апелляционная коллегия под председательством Макарова И.А. по основному вопросу согласилась с первой инстанцией. Трудовые отношения имели место, зарплата начислялась законно.

Судьи обнаружили ошибку, допущенную в первом заседании. Первая инстанция сочла недоказанным, что на дату заключения трудового договора СЗСМ обладал признаками несостоятельности. Это неверно. Договор был заключен в декабре 2017 года, а заявление о банкротстве было подано ещё в январе 2017 года. Заявление было принято, что говорит о невозможности предприятия расплатиться по долгам.

Однако эта ошибка не повлияла на итоговое решение. Действия Малышева не были направлены на причинение вреда, а имели целью преодолеть финансовый кризис. Апелляция признала трудовой договор законным.

Тем не менее, судьи изменили определение первой инстанции.

По сути, конкурсный управляющий говорит о недопустимости привилегированного удовлетворения требований мажоритарного акционера Малышева перед требованиями иных кредиторов, в том числе требований ФНС России. Поэтому апелляция рассмотрела вопрос очерёдности этих требований.

В соответствие с п. 3.1 Обзора судебной практики от 29.01.2020 руководитель или собственник может финансировать предприятие, чтобы спасти его от банкротства. Если же банкротство произойдёт, контролирующее лицо не может требовать возврата компенсационного финансирования. Данный риск не должен затрагивать других кредиторов. Задолженность признаётся предприятием, но возмещается только после погашения требований, указанных в п. 4 ст. 142 закона о банкротстве.

Компенсационное финансирование может осуществляться в различных формах. В настоящем случае ответчик фактически исполнял обязанность по санации ЗАО «СЗСМ». Аналог соответствующего финансирования – предоставление Малышевым личных средств на оплату привлеченного антикризисного управляющего.

Апелляция понизила очерёдность требования Председателя относительно требований реестровых кредиторов. Это решение не устроило ни ответчика, ни истца. Дело продолжилось в кассационном суде.

Кассация – нужна ли новая штатная единица

Кассационная коллегия под председательством Ивановой А.Г. не согласилась ни с апелляцией, ни с первой инстанцией.

Судьи выяснили, что ответчик исполнял необходимые для предприятия обязанности. Однако они не исследовали, насколько необходимо было для этого вводить новую штатную единицу. Следовало проверить, мог ли Малышев исполнять данные обязанности, оставаясь в должности генерального директора.

Апелляционный суд, с одной стороны, признал спорный договор законным. Следовательно, между акционером и его компанией были трудовые отношения.

С другой стороны, судьи снизили очерёдность требования Малышева в реестре кредиторов. Причина — корпоративный характер сделки. В выводах суда наблюдается явное противоречие.

Кассация вернула дело на новое рассмотрение. Суд первой инстанции должен определить, насколько необходимо было менять штатное расписание. На основании этого уже можно сделать вывод о действительности или мнимости трудового договора между заводом и мажоритарным акционером.

Как часто в России прибегают к санации?
«В настоящее время компании, находящиеся в сложной финансовой ситуации, могут выйти из кризиса двумя возможными путями», — говорит эксперт в области взыскания дебиторской задолженности и банкротства Дмитрий Сибилев.
Первый применимый в практике вариант восстановления бизнеса связан с реабилитационными процедурами банкротства — финансовое оздоровление или внешнее управление, предусмотренные гл. V-VI Закона о банкротстве. Основная цель указанных процедур — восстановление платежеспособности должника, а не ликвидация бизнеса.

Однако реабилитационные процедуры имеют множество минусов, основными из которых являются следующие:

  1. Репутационные риски (после возбуждения дела о банкротстве возрастает недоверие контрагентов, что приводит к отказу от сотрудничества).
  2. Несение больших расходов на ведение процедуры финансового оздоровления или внешнего управления, помимо задолженности перед кредиторами.
  3. Все совершаемые сделки рассматриваются как подозрительные и могут быть оспорены.
  4. Имеется риск привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.
  5. Как правило, для восстановления бизнеса необходимо большее количество времени (3-5 лет), чем фактически предусмотрено законодательством (до 2 лет).
«В итоге важно, что большая часть оздоровительных процедур не достигает своей цели и заканчивается конкурсным производством», — объяснил эксперт.
В частности, за 2019 год из всех процедур банкротства (22 667 процедур) лишь около 0,9 % составляли банкротства с оздоровительными процедурами (207 процедур). При этом, 185 оздоровительных процедур (89,4 %) закончились конкурсным производством, т.е. фактически ликвидацией. Таким образом, очевидно, что указанные процедуры не эффективны в настоящее время и не достигают целей восстановления бизнеса.
«Так, в деле о банкротстве ЗАО «СЗСМ» (дело №А57-409/2017) собственники предприняли попытку применения механизма санации с целью предупреждения банкротства компании, что было отражено судебной коллегией апелляционной инстанции. Между тем, попытка выхода из кризиса не окончилась успехом и должник в итоге признан банкротом», — отметил Дмитрий Сибилев.
Несмотря на то, что санация лишена тех минусов, которыми обладают оздоровительные процедуры, причиной невозможности реализации мероприятий по предупреждению банкротства в ЗАО «СЗСМ» и неприменения санации повсеместно другими субъектами бизнеса является отсутствие в законодательстве нормативного регулирования санации как отдельной внесудебной процедуры, направленной на предупреждение банкротства компании.

Более того, исходя из смысла ст.31 Закона о банкротстве, санация в настоящий момент связывается исключительно с компенсационным финансированием и не предусматривает иных мероприятий, направленных на выход компании из кризиса (например, замещение активов, реструктуризация задолженности, перераспределение объемов производства и т.п.).

При этом, предусмотренное ст. 189.9 Закона о банкротстве проведение мер по предупреждению банкротства кредитных организаций, является довольно действенным механизмом. Это связано с тем, что механизм санации для банков довольно подробно регламентирован на законодательном уровне и имеет положительный результат на практике.
«Таким образом, в условиях экономического кризиса, а также с учетом завершающегося 06.10.2020 моратория на банкротство, очевидно, что в ближайшее время количество финансово несостоятельных компаний резко увеличится и возможным вариантом выхода из экономических трудностей является санация, как внесудебная процедура, направленная на предупреждение банкротства. Между тем, в настоящее время имеется необходимость в разработке отдельных законодательных положений, регламентирующих более подробно указанную процедуру», — резюмировал эксперт.
Напомним, что сегодня, 9 сентября, в ТПП в рамках круглого стола был представлен «пилотный» проект федерального закона «О санации». Подготовленный Ассоциацией специалистов по работе с проблемными активами. По итогу встречи было принято решение о создании рабочей группы по доработке пилотной версии ФЗ «О санации». Подробнее о подготовке законопроекта читайте на ДОЛГ.РФ.
Комментировали:
Дмитрий Сибилев
Специалист в области взыскания дебиторской задолженности и банкротства
Нравится 52
Ха-ха 21
Удивительно 17
Грустно 10
Возмутительно 14
Не нравится 12




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики.

Поделиться новостью:
Читайте также
Новости партнеров