Все посеяли: громкие банкротства в сельском хозяйстве

«Гадкие утята» российского птицепрома

9 минут
Все посеяли: громкие банкротства в сельском хозяйстве

На сегодня совокупный долг аграриев РФ превысил два триллиона рублей. Отрасль сотрясают громкие банкротства, в их числе такие лидеры птицепрома, как «Евродон» и «Синявинская». Среди причин: неквалифицированное управление, неурегулированность защиты прав собственности, отсутствие в России страхования от птичьего гриппа и огромные долги с выплатой высоких процентных ставок − из 234 млрд рублей господдержки в 2018 году непосредственно сельхозпредприятиям досталось 158 млрд, а остальное ушло на выплату банковских процентов.

Однако успешный бизнес крупных предприятий доказывает, что ни у «Евродона», ни у «Синявинской» не было объективных экономических причин для банкротства.


Визит Владимира Путина не спас «Евродон»

Одним из самых громких банкротств в птицепроме за последние два года стало банкротство компании «Евродон» в Ростовской области.

Агрохолдинг «Евродон» по производству мяса индейки был основан в 2003 году ростовским предпринимателем Вадимом Ванеевым, которому удалось получить на проект кредит ВЭБа.

Рынок индейки − одна из самых перспективных ниш птицеводства. С 2013 по 2018 годы объем этого рынка вырос на 68%. До 2022 года, утверждают специалисты, данный сегмент отрасли будет ежегодно расти на 11-18%.

Из реальных проблем, которые могли привести предприятие к банкротству, известны две вспышки птичьего гриппа — в декабре 2016 года и весной 2017 года. Общий ущерб составил 2,6 млрд рублей, на некоторых площадках погибло до 40% птицы.

Подобные форс-мажорные события могут случиться на любом предприятии. Руководители обязаны страховать бизнес от последствий подобных событий, но в России страховые компании не хотят заключать договора на случай гриппа птицы. «Евродон» в декабре 2018 года получил только 180 млн рублей из регионального бюджета на возмещение отчуждения (принудительное уничтожение поголовья).

Руководство предприятия и власти Ростовской области объясняют банкротство «Евродона» уничтожением поголовья из-за гриппа и низкими закупочными ценами на мясо. Но другие крупнейшие производители в этом сегменте показывали хорошие результаты. Лидер по производству мяса курицы в стране ЗАО «Приосколье» (642 тыс. т) в 2016 году показало чистую прибыль 1,98 млрд рублей, в 2017 − 859 млн. Второй по величине производитель ОАО «Группа «Черкизово» (615 тыс. т) показал в 2016 году чистую прибыль 1,9 млрд рублей, в 2017 году −5,8 млрд рублей. В 2018 году компания смогла увеличить продажи куриного мяса птицы под марками «Петелинка» и «Куриное царство» на 35% и 24% соответственно.

Экономические проблемы «Евродона» могли быть решены, аналитики видят причины его банкротства во «внеэкономических» обстоятельствах. Эксперты полагают, что проблемы Вадима Ванеева начались в 2016 году, когда его партнер − член совета директоров «Газпрома» Фарит Газизуллин − передал 40% агрохолдинга компании А1, инвестподразделению «Альфа-групп».

В итоге, закулисных переговоров эта доля оказалась у ВЭБа − основного кредитора предприятия.

В августе 2018 года «Евродон» пропустил платеж по кредиту, и по инициативе ВЭБа Вадим Ванеев 31 октября 2018 года был отстранен от руководства «Евродоном».

К весне 2019 года производство мяса индейки прекратилось, подавляющая часть сотрудников была уволена.

На этом история предприятия не завершилась. ВЭБ предложил участникам рынка купить активы компании за 10 млрд рублей. Группа «Черкизово» и ГК «Дамате» от сделки отказались, более 4 млрд за «Евродон» никто ВЭБу не предложил.

Сейчас как вариант для запуска предприятия рассматривается передача требований по кредитам от ВЭБа к Россельхозбанку. Губернатор Ростовской области Виктор Гончаров оценил перезапуск производства «Евродона» в 8 млрд рублей.

Вместе с тем, судя по финансовым показателям, все убытки не должны были стать критичными для компании. Выручка «Евродона» в 2016 году составила 8,3 млрд рублей, в 2017 году − 5,7 млрд рублей.


«Синявинская»: дежавю наоборот

Судьбу «Евродона», только наоборот, может повторить крупнейший в стране производитель яйца птицефабрика «Синявинская» в Ленинградской области.

Сбербанк 12 июля подал несколько исков о банкротстве к компаниям производственного комплекса, в их числе сама птицефабрика и «Волховский комбикормовый завод», которая производит корма для «Синявинской». В Сбербанке пояснили, что это «вынужденная мера».

Сбербанк является крупнейшим акционером «Синявинской». Еще в 2017 году банк получил разрешение ФАС на покупку 89,53% долей птицефабрики. Позже сообщалось, что банк планирует вложить в развитие предприятия около 200 млн рублей и ведет консультации с профессиональными сельхозпроизводителями, в том числе для привлечения в качестве соинвестора. И 15 июля на собрание акционеров «Синявинской» было вынесено решение о подаче в суд иска о признании фабрики банкротом. Никакой информации о решении обнародовано не было.

Аналитики считают, что инициируя банкротство «Синявинской» с двух сторон − и как кредитора, и как собственника, Сбербанк защищает ее от недружественного поглощения – теперь банкротство точно пройдет под контролем банка. Ранее в мае иск с требованием признать «Синявинскую» банкротом подало ОАО «Кондопожский комбинат хлебопродуктов» (кстати, в июле этот же истец потребовал обанкротить «Волховский комбикормовый завод»).

Если бы «Евродон» вовремя инициировал свое банкротство, и оно прошло под контролем топ-менеджмента, работа предприятия могла бы продолжаться.

У «Синявинской» не было объективных оснований для банкротства. В 2018 году птицефабрика выпустила 1,3 млрд яиц (ближайший конкурент компании — «Роскар» — произвел 1,1 млрд яиц). По данным СПАРК, предприятие с 2013 по 2015 год показывало чистую прибыль от 153 млн до 207 млн рублей, но в 2016-м убыток составил 1,5 млрд рублей, на следующий год убыток был на уровне 591 млн рублей. Информацию о финансовых результатах в 2018 году компания не публиковала.

В 2017 году «Синявинская» приступила к экспорту продукции в страны Персидского залива: Катар, Саудовскую Аравию, Кувейт. Сообщалось, что объем поставок составит 250 млн яиц.

На птицефабрике заявляют, что финансовые проблемы предприятия связаны с падением цены на яйцо при одновременном росте стоимости зерна, составляющего две трети в себестоимости продукции. Это так, но находящаяся в той же Ленинградской области птицефабрика «Роскар» в 2017 году получила прибыль в 779 млн рублей. А птицефабрика «Волжанин» в Ярославской области (1,1 млрд яиц, третий «миллиардер» по яйцу на российском рынке) в 2017 году увеличила выпуск продукции на 9% и получила чистую прибыль в 799 млн рублей.

 

Финансовые показатели ведущих предприятий птицепрома


*с доходами от участия в других организациях

Банкротное состояние «Синявинской» при устойчиво положительной рентабельности предприятий, производящих ту же продукцию в тех же условиях, невозможно объяснить только «ножницами цен» на яйца и зерно.


«Донстар» банкрот, а утиное мясо нарасхват

После банкротства «Евродона», объясняемого птичьим гриппом, эта же процедура настигает другой актив Ванеева − комплекс по производству утиного мяса «Донстар», на котором птичьего гриппа не было.

Арбитражный суд Ростовской области в начале сентября ввёл в отношении созданного Вадимом Ванеевым предприятия процедуру наблюдения. По определению суда, инициатором введения процедуры стал ТД «ВИК» (производитель ветпрепаратов), которому «Донстар» задолжал 2,1 млн рублей. При этом совокупный текущий уровень долга компании превышает 6 млрд рублей, ключевой кредитор-залогодержатель − Россельхозбанк.

«Донстар» занимал лидирующие позиции на российском рынке утки с объемом производства порядка 28 тыс. т. В 2017 году выручка компании составила 2,93 млрд руб., чистый убыток — 140,27 млн руб.

Из-за нехватки оборотных средств производство было остановлено в середине 2018 года.

Инициатива банкротства от кредитора с 2,1 млн рублей долга предприятия с суммарным долгом 6 млрд рублей и выручкой под 3 млрд рублей − интересная особенность российского бизнеса и российского же законодательства.

Экономика сегмента утиного мяса так же не предрасполагает к банкротству, как производство мяса индейки. Объем производства утятины в стране около 60 тыс. тонн, из которых около половины поставлял «Донстар». Рынок утки оценивается экспертами в 1-3% от общего производства мяса птицы, притом что в СССР доля утиного мяса в производстве достигала 15%. Реален рост производства в 3-4 раза, к тому же конкуренция в отрасли минимальна. Прекрасны перспективы экспорта: с 2011 по 2015 года экспорт замороженного мяса утки вырос в 13 раз!

Российские компании спешат увеличить производство утки. Например, управляющая компания «Русское поле» инвестирует около 900 млн рублей в создание крупнейшего в стране производства мяса утки мощностью 18 тыс. тонн в год на базе птицефабрики "Центральная" во Владимире. Выход предприятия на проектную мощность запланирован до конца 2022 года.


У птицепрома впереди банкротства и прекрасные перспективы

В России в 2018 году общее душевое потребление мяса выросло на 4,6 кг, в основном, это мясо птицы.

Президент Владимир Путин в прошлом году поставил перед сельскохозяйственной отраслью задачу увеличить экспорт аграрной продукции более чем в 2 раза − до $45 млрд к 2024 г. За 2017 год объем экспорта мяса птицы из России составлял немногим более 100 тыс. тонн, в 2018 году это уже было 183 тыс. тонн, на 2019 год планируется достичь показателя 250 тыс. тонн.

По Национальному проекту развития АПК и госпрограммам суммарно за последние 10 лет на АПК из бюджета выделено 1,9 трлн рублей.

Превращение АПК из бедной золушки в бройлера, несущего золотые яйца, неизбежно усиливает процессы M&A. Вот неполный перечень банкротств и M&A за последние годы.

 

Банкротства и M&A в птицепроме


Земли и корпуса предприятий, ранее никому не нужные, становятся объектом потенциально высокой прибыли, которую имеет смысл банкротить за мизерный долг, особенно если собственник неквалифицированно ведет бизнес и не умеет защищать свои активы, в том числе, путем предупредительного банкротства. Собственность переходит к крупным игрокам рынка, которые могут пережить скачки цен и спроса и неблагоприятные неожиданности, вроде птичьего гриппа.

Укрупнение бизнесов − общая тенденция в экономиках развитых стран, особенно усиливаюшаяся в периоды кризисов. Во многих отраслях олигополии стали основными игроками рынка, влияя на экономику и политику правительств, что наиболее заметно, когда они достигают формата транснациональных компаний.

Политики и экономисты предупреждают, что олигополии − последний шаг к монополиям, опасность которых для рыночных отношений признается всеми. В российском птицепроме пока рано говорить об чрезмерной концентрации производств в рамках нескольких олигополистических компаний, но тенденция к этому должна обеспокоить ФАС и других правительственных регуляторов. В конце концов монополия в этой отрасли эта прямая угроза бесконтрольного роста цен на сельхозпродукцию, а это может привести к росту социальной напряженности в России и создать угрозу национальной безопасности страны.

Нравится 42
Ха-ха 0
Удивительно 4
Грустно 3
Возмутительно 1
Не нравится 0




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей раз в недельку
Поделиться новостью:

Читайте также

Новости партнеров