Долг по дивидендам – не повод для банкротства и субсидиарной ответственности

Еженедельный долговой обзор от ДОЛГ.РФ

4 минуты
Поделиться новостью:
Долг по дивидендам – не повод для банкротства и субсидиарной ответственности

Бывший собственник компании обратился с иском о ее банкротстве, при этом подал Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности нынешнего владельца компании. В ходе разбирательств выяснилось, что истец не только не имел права привлекать к ответу нового владельца, но и инициировать банкротное дело, потому что включенная в реестр задолженность – дивиденды, которые он сам себе и назначил. Через банкротство он пытался решить корпоративный спор, что противоречит законодательству о несостоятельности, констатировали в Верховном суде.

Первая инстанция не увидела подвоха

В начале 2019 года столичный предприниматель обратился с иском о банкротстве ранее принадлежавшей ему компании. Компанию признали банкротом, в реестр требований кредиторов включили требования ее бывшего собственника на общую сумму 5,7 млн руб. и требования налоговой службы на сумму порядка 5 тыс. руб.

Спустя два года после начала разбирательства бывший владелец банкротящейся компании через представителя обратился с иском о привлечении нынешнего собственника предприятия к субсидиарной ответственности на основании непредоставления им необходимых для дела бухгалтерских документов. Первая инстанция сочла этот довод убедительным и удовлетворила кредитора.

Апелляция уличила прежних владельцев в замалчивании проблем компании

Нынешний владелец компании-банкрота не согласился с позицией суда и подал апелляционную жалобу. Девятый арбитражный апелляционный суд, ознакомившись с материалами дела, пришел к выводу, что коллеги из предыдущей инстанции формально подошли к рассмотрению вопроса и не учли все имеющиеся обстоятельства.

В постановлении по апелляционной жалобе говорится, что имеющийся у компании долг является невыплаченными дивидендами в пользу кредитора, который за четыре года до начала банкротного дела был ее единоличным учредителем. Как единственное лицо, имеющее право голоса по вопросу распределения чистой прибыли, он назначил себе выплату дивидендов в размере 14 млн руб. Этот долг также был дополнительно просужен в отдельном производстве.

После просуживания долга предприниматель продал компанию ее бухгалтеру, которая затем за 3 млн руб. перепродала фирму другому человеку, которого теперь пытаются привлечь к субсидиарной ответственности в банкротном деле. При этом экс-бухгалтер умолчала о наличии крупного долга перед предыдущим учредителем. Узнав о долге, новый владелец расторг сделку о покупке компании через суд. Фирма была возвращена ее экс-бухгалтеру. При этом «старого-нового» владельца предприятия (бухгалтера) обязали вернуть уплаченные за актив 3 млн руб.

Таким образом, ответчик, которого пытаются привлечь к субсидиарной ответственности, не имел никакого отношения к возникновению долга. Более того, он сам понес существенный материальный ущерб, обратил внимание суд. Исходя из этого, нельзя считать действия ответчика недобросовестными и привлекать его к субсидиарной ответственности, следует из постановления второй инстанции. Там также указали, что действия должника (как само инициирования банкротного дела, так и привлечение к субсидиарной ответственности нового владельца) - попытка решить личный корпоративный спор посредством банкротного дела, что противоречит законодательству.

«Предъявление подобного иска по существу может быть расценено как попытка истца компенсировать последствия своих неудачных действий по вхождению в капитал должника и инвестированию в его бизнес. В то же время механизм привлечения к субсидиарной ответственности не может быть использован для разрешения корпоративных споров. Суд апелляционной инстанции приходит к выводу о наличии злоупотребления Суд апелляционной инстанции приходит к выводу о наличии злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ) в действиях (кредитора – столичного предпринимателя) по возбуждению дела о в котором единственным кредитором является он, как бывший участник должника, на основании решения о выплате себе дивидендов, о которых ответчик не был осведомлен при покупке компании», - говорится в судебных документах.

В кассации «всплыли» подозрительные сделки нового владельца

Представитель экс-владельца компании, назначившего себе дивиденды, обжаловал разгромное решение апелляции. В жалобе он указал, что в то время, когда владельцем был ответчик, которого пытаются привлечь к субсидиарной ответственности, по счетам фирмы совершались подозрительные операции, убытки от которых составили 13 млн руб. Также кассатор указал, что новый владелец компании знал о наличии долга перед предыдущим собственником. Об этом свидетельствует подписанные им акты о принятии документации фирмы. А к расторжению сделки с экс-бухгалтером он приступил уже после начала банкротного дела.

Третья инстанция отменила постановление апелляции, отметив необходимость передачи ответчиком конкурсному управляющему всех необходимых бухгалтерских документов, в том числе и касающихся деятельности предыдущих учредителей. Если таких документов нет – новый владелец обязан приложить все усилия по их восстановлению. Этого сделано не было, а значит, он может быть привлечен к субсидиарной ответственности.

Чью сторону занял ВС и как аргументировал свою позицию

Изучив материалы дела, Верховный суд пришел к выводу, что решение Девятого арбитражного апелляционного суда является правомерным. Коллегия судей напомнила, что «требование о привлечении к субсидиарной ответственности является средством защиты исключительно для независимых от должника кредиторов, а использование механизма привлечения к субсидиарной ответственности для разрешения корпоративных споров является недопустимым».

Первый владелец компании имел непосредственное отношение к управлению компанией-должником, и его требование проистекает из внутрикорпоративных отношений, подчеркнули в ВС. Банкротное дело и Субсидиарная ответственность при этом – попытка старого владельца решить этот спор в свою пользу.

«Дело о не может быть возбуждено, а новые участники должника не могут быть привлечены к субсидиарной ответственности на основании требований бывших участников о выплате себе дивидендов», - резюмируется в определении судебной коллеги ВС по экономическим спорам.

Читайте также