Гонорар успеха: правовое регулирование и судебная практика

9 минут
Поделиться новостью:
Гонорар успеха: правовое регулирование и судебная практика
Вопрос о том, могут ли юристы и адвокаты претендовать на получение «гонорара успеха» в случае победы в судебном процессе, волнует многих участников отрасли уже много лет. Привязка вознаграждения юристов к исходу дела (фиксированная или в процентном отношении) давно практикуется во многих западных юрисдикциях, но с трудом приживается в России. В настоящий момент судебная практика признает возможность включения гонорара успеха в состав судебных расходов при условии, что вознаграждение является разумным, соразмерным и обусловленным не только исходом дела. Что в данном случае следует считать «разумным» и «соразмерным»? Должны ли суды при рассмотрении гражданских споров включать гонорар успеха в состав судебных расходов? Экспертным мнением на эту тему с Долг.рф поделился доцент кафедры предпринимательского права Юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, кандидат юридических наук, доцент Игорь ФРОЛОВ.

Фролов.jpg

  - В современном российском праве конструкция «гонорар успеха» представляет собой условие о выплате исполнителю вознаграждения, размер которого зависит от результата оказания юридических услуг. Например, от того, вынесет ли суд решение в пользу заказчика юридической услуги.

Следует учитывать, что отечественной юридической литературе, как правило, все платежи, которые ставят оплату представителя в зависимость от результата судебного спора, часто называются общим термином «гонорар успеха» .

В свою очередь в англоязычной юридической литературе используются два различных термина:
― conditional fees;
― contingent fees.

Следует учитывать, что весьма сложно перевести корректно для российского юриста данные формулировки, учитывая, что во многих юридических англо-русских словарях эти термины даются как абсолютные синонимы и переводятся как «условные выплаты». Нам представляется, что наиболее удачным эквивалентом в российском языке будут слова «комиссия за успех» для contingent fees и «гонорар успеха» для conditional fees. В свою очередь под термином, который обобщил бы и комиссию за успех, и гонорар успеха, следовало бы считать «договор с отлагательным условием».

Так, под гонораром успеха (conditional fees) понимается такое соглашение, при котором адвокату выплачивается фиксированное вознаграждение в случае победы и не выплачивается ничего в случае проигрыша .

В случае использования схемы комиссии за успех (contingent fees) выплата осуществляется в процентном соотношении в зависимости от суммы взыскания. Распространенной практикой является использование скользящей шкалы: адвокат получает одну треть, если дело урегулировано без судебного разбирательства, 40%, если истец выигрывает в суде, и 50%, если решение для истца утверждается в апелляции .

В российском праве «гонораром успеха» называют вознаграждение, выплачиваемое юристам в случае благоприятного исхода дела, выраженное в твердой денежной сумме либо в процентном соотношении от взысканной судом суммы.

В разное время в системе современного российского права конструкция «гонорар успеха» по-разному оценивался судами.

Так, еще в 2007 году Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 23 января 2007 г. № 1-П указал, что установление зависимости размера оплаты по договору от того, какое решение будет принято судом по рассматриваемому делу, не является возможным без совершения определенных действий или ведения определенной деятельности со стороны исполнителя.

В 2014 году Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации было принято Постановление от 4 февраля 2014 г. № 16291/10 по делу ОАО «Аэропорт Внуково», в котором суд посчитал, что так называемое «условное вознаграждение» подлежит взысканию в качестве судебных расходов, но в разумных пределах, а также пояснил, что высококвалифицированные юристы имеют право на выплату премий на равных условиях с лицами, работающими по трудовому договору или состоящими на госслужбе .

26 февраля 2015 года Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации вынесла Определение от 26 февраля 2015 г. № 309-ЭС14-3167 по делу № А60-11353/2013 о взыскании М.Н. Максимовой денежных средств с ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат» . В указанном судебном постановлении Верховный Суд Российской Федерации посчитал правомерным включение в договор оказания юридических услуг положения о выплате «гонорара успеха», поддержал позиции нижестоящих судов о возможности тарификации услуг исполнителя с использованием почасовой оплаты, а также о необходимости оплаты времени в дороге. Однако, Верховный Суд Российской Федерации в указанном судебном акте указал, что «гонорар успеха» является своего рода премией и не может быть взыскан с проигравшей стороны в качестве судебных издержек, поскольку выплата «гонорара успеха» не обусловлена оказанием новых услуг исполнителем. Кроме того, проигравшая сторона не является стороной соглашения об оказании услуг.

Общие подходы к модели «гонорар успеха», но на практике складываются следующим образом: если исполнителем юридической услуги является адвокат, то Закон прямо допускает такое условие, кроме случаев, когда он должен представлять интересы в деле об административном правонарушении или в уголовном деле (п. 4.1. ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»)

«… 4.1. В соответствии с правилами, установленными советом Федеральной палаты адвокатов, в соглашение об оказании юридической помощи может включаться условие, согласно которому размер выплаты доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи, за исключением юридической помощи по уголовному делу и по делу об административном правонарушении» (п. 4.1 введен Федеральным законом от 02.12.2019 № 400-ФЗ).

В случае согласования условия о «гонораре успеха» независимо от того, будет ли оно признано недействительным, у заказчика может возникнуть следующий риск: заказчик юридической услуги может не получить в составе судебных расходов, подлежащих взысканию с его процессуального оппонента, выплаченные исполнителю денежные средства за положительный итог рассмотрения дела в суде.

Вместе с тем, заключая соглашение об оказании адвокатом юридической помощи (кроме юридической помощи по уголовному делу и по делу об административном правонарушении), адвокат обязан предупредить доверителя о том, что последнему не гарантировано взыскание «гонорара успеха» в качестве судебных издержек с другого лица, участвующего в деле (п. 9 Правил ).

Однако, если юридические услуги оказывают иные исполнитель (лица, не имеющие статуса адвоката) условие о выплате доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания лицом юридической помощи является довольно рискованным. Это проявляется в том, что у исполнителя юридической услуги нет правовых гарантий, что он сможет взыскать с заказчика сумму «гонорара успеха», если тот не заплатит добровольно:

- в некоторых ситуациях суды могут взыскать «гонорар успеха» ;
- в других ситуациях суды могут отказать в его взыскании .

Российская практика, к сожалению, изобилует примерами, при которых если заказчик юридической услуги заплатит «гонорар успеха» он не сможет получить эту сумму со своего процессуального оппонента в качестве судебных расходов (См. более подробно положения пункта 5 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 2 (2015) ).

Подводя вывод о модели использования конструкции «гонорар успеха» в российской юридической практике мы должны исходить из позиции Верховного Суда Российской Федерации, суть которой проявляется в следующем:

В случае, если уплата «гонорара успеха» поставлена в зависимость исключительно от положительного итога рассмотрения дела и не обусловлена оказанием исполнителем новых, еще не оплаченных услуг, взыскание его с проигравшей стороны, не являющейся стороной соглашения об оказании услуг, не представляется возможным. Фактически это означает, что денежные средства, поставленные в зависимость от исхода конкретного дела, не могут быть взысканы в качестве судебных расходов по данному делу с проигравшей стороны, поскольку их выплата является премированием исполнителя и не связана с оказанием дополнительных услуг.

Данный подход высшей судебной инстанции подтверждает, хотя и косвенно, определенную законность «гонорара успеха» как способа выплаты вознаграждения за юридические услуги, а также не исключает возможности возложения расходов на проигравшую сторону в процессе, при условии соразмерности и обоснованности такого вознаграждения (например, в случае, когда такое вознаграждение является единственным вознаграждением юриста, а не дополнительным к почасовым ставкам). Положения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 г. № 1, а также позиция Верховного Суда Российской Федерации, изложенная в его Определении от 26 февраля 2015 г. № 309-ЭС14-3167 по делу № А60-11353/2013, имеют одну общую цель: пресечение злоупотребления правом взыскания судебных расходов.

Как показывает практика, при рассмотрении судами вопроса о включении «гонорара успеха» в судебные расходы возможны следующие варианты:

Вариант № 1: Если уплата «гонорара успеха» поставлена в зависимость исключительно от положительного итога рассмотрения дела и не обусловлена оказанием исполнителем новых, еще не оплаченных услуг, взыскание его с проигравшей стороны, не являющейся стороной соглашения об оказании услуг, не представляется возможным.

Вариант № 2: Если уплата «гонорара успеха» заключается в уплате вознаграждения, являющегося единственным вознаграждением юристов, аналогичным конструкции conditional fees, в английском праве, при котором адвокату выплачивается фиксированное вознаграждение в случае победы и не выплачивается ничего в случае проигрыша, то высока вероятность взыскание «гонорара успеха» с проигравшей стороны, при условии его соразмерности стоимости аналогичного характера услуг тарифам, утвержденным соответствующим профессиональным юридическим (адвокатским) сообществом в данный период и в данной местности.

Вариант № 3: Если уплате «гонорара успеха» заключается в использования схемы комиссии за успех, аналогичной конструкции contingent fees, в английском праве, при которой выплата осуществляется в процентном соотношении в зависимости от суммы взыскания, то имеется возможность возложения расходов на проигравшую сторону в процессе, при условии соразмерности и обоснованности такого вознаграждения сложившимся правилам правоприменительной практики.

В данном случае размер оплаты стоимости услуг привлеченного лица должен быть сопоставим и соразмерен ожидаемому результату, а вознаграждение всех привлеченных специалистов и как правило не должен не превышать установленный законом лимит (например, в делах о банкротстве указанный лимит установлен пунктом 3 статьи 20.7 «Расходы на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве» Закона о банкротстве). В случае, когда указанный лимит законодательством не установлен, то он, как правило в российской юрисдикции составляет от 0,5 до 3 % от взысканных или сэкономленных в результате оказания юридических услуг денежных сумм, но в большинстве случаев лимитируется судом денежной суммой в пределах до 1 млн руб.

Вариант № 4: Суд также вправе включить «гонорар успеха», описанный вариантами 2 и 3 в судебные расходы при наличии следующих обстоятельств:

а) злоупотребление другой стороной процессуальными правами, намеренное затягивание судебного процесса;

б) высоким качеством оказанных услуг и высокая квалификация представителя, о которых может свидетельствовать неоднократная отмена судебных актов по делу на основании доводов заказчика, сформулированных его представителем.