Насильственное кредитование: как передовые державы загоняют в долги страны третьего мира

Большое исследование о больших проблемах с международными долгами

12 минут
Насильственное кредитование: как передовые державы загоняют в долги страны третьего мира

Бельгийский экономист, председатель независимой организации «Комитет по отмене незаконных долгов» (Committee for the Abolition of Illegitimate Debt) Эрик Туссен представил большой материал о нелегитимных государственных долгах, включающий и общую статистику задолженности стран по регионам. Автор отметил, что с XIX века передовые державы взяли на вооружение новый вид давления на развивающиеся страны и свои бывшие колонии – насильственное кредитование – чему он и посвятил большую часть статьи.

В течение последних нескольких лет Греция стала примером того, как страна и ее народ могут стать зависимыми из-за нелегитимного долга. С XIX века от Латинской Америки до Китая, Гаити, Греции, Туниса, Египта и Османской империи государственный долг использовался в качестве возможности навязывания господства. Пожалуй, именно сочетание долга и свободной торговли составляет фундаментальные факторы, которые подчиняют целую экономику. Местные элиты, объединяясь с финансово сильными сторонами, подчиняют целые страны, которые в итоге отдают свое богатство местным и иностранным кредиторам.

Примечательно, что кризис суверенного долга вспыхивает не в слабых странах-должниках. Это происходит в первую очередь в крупнейших капиталистических странах. Эти кризисы – результат односторонних решений, оказывающих огромное влияние на страны. И речь идет не о так называемых «чрезмерных» государственных расходах, создающих неустойчивый уровень задолженности. Это условия, навязанные местными и иностранными кредиторами. Реальные процентные ставки неоправданно высоки, как и комиссии банков. Страны-должники не успевают за выплатами – они вынуждены находиться в постоянном поиске новых займов, чтобы покрывать предыдущие. В прошлом невозможность получения новой «порции» денег приводила к военным конфликтам. Сами долговые кризисы и их последствия всегда контролируются крупными банками и правительствами стран, которые их поддерживают.

Отметим, что за последние двести лет несколько стран успешно избавились от долгов, доказав, что они были «нелегитимными» или «одиозными». Речь идет о Мексике, США, Кубе, России, Китае и Коста-Рике.

Согласно трактату Александра Сака от 1927 года, долг можно считать одиозным, если он удовлетворяет двум условиям:

  • Население не пользуется льготами. Задолженность появилась не в интересах граждан или государства, а против их интересов и/или в личных интересах руководителей или лиц, обладающих властью.

  • Соучастие кредиторов. Кредиторы заранее знали или могли знать, что соответствующие средства не пойдут на пользу населения страны-должника.

На это правило не влияет природа режима – будь она деспотической или же демократической. Автор термина «одиозный долг» четко определяет, что «правительства могут брать на себя долги, которые неопровержимо одиозны». Речь идет о правительствах, которые Сак определяет следующим образом:

Верховная власть, которая эффективно существует в пределах данной теории. Является ли это правительство монархическим (абсолютным или ограниченным) или республиканским, работает ли оно «по милости Божьей» или «по воле народа», выражает ли оно эту волю или нет.

По словам Сака, как только два пункта, определяющие одиозный долг, будут установлены, обязанность доказывания того, что средства использовались для общих или особых нужд государства и не носили одиозного характера, ложится на самих кредиторов. На практике же эта доктрина применялась несколько раз.

 

Исторические примеры

Кредиторы – будь то влиятельные государства или банки – научились ловко навязывать свою волю должникам. С начала XIX века Гаити стала, можно сказать, первым испытательным полигоном для внедрения одиозного долга. Остров получил свободу от Французской империи в 1804 году, однако Париж не намерен был отказываться от своих притязаний на страну и получил от Гаити «королевскую выплату».

Согласно соглашениям 1825 года, Франция признала независимость Гаити, но наложила на страну огромную контрибуцию в качестве возмещения собственности, утраченной бывшими рабовладельцами в результате Гаитянской революции. На погашение долга стране понадобилось целое столетие – в таких условиях, разумеется, государство не могло развиваться.

Точно также долг был использован как инструмент для подчинения Туниса Францией в 1881 году и Египта англичанами в 1882 году. Державы-кредиторы использовали неоплаченный долг, чтобы навязать странам свою волю. Бремя долга держало Грецию во власти России, Франции и Великобритании с 1830-х годов.

 

Долги в 1960-х и 70-х

После Второй мировой войны практика повторилась. Латиноамериканские страны нуждались в капитале для финансирования своего развития, независимость получили сначала азиатские, а затем и африканские колонии. Долг стал главным инструментом навязывания неоколониалистических отношений. Более того, в практику вошло проявление силы против стран-должников.

Массовые кредиты, предоставленные с 1960 годов периферийным странам, нивелировали попытки власти стать полностью независимыми от колониальных держав. Речь идет и о тех странах, в отношении которых у Запада был стратегический интерес – Конго, Индонезия, Бразилия, Югославия и Мексика.

Три крупных игрока спровоцировали эти страны на долги, пообещав относительно низкие процентные ставки: западные банки, развитые страны, которые стремились стимулировать свою экономику после нефтяного кризиса 1973 года, и Всемирный банк, стремящийся усилить влияние США и отразить растущую экспансию частных банков. Кроме того, рост долга поощряли и местные элиты, получая от этого прибыль.

В неоклассической теории сберегательного поведения сбережения должны предшествовать инвестициям и являются недостаточными в развивающихся регионах. Из этого следует, что нехватка сбережений рассматривается как фундаментальный фактор, объясняющий, почему развитие остановлено. Требуется внешнее финансирование.

Американский экономист Пол Самуэльсон проанализировал историю задолженности США в XIX и XX веках и взял ее за основу определения четырех различных этапов, ведущих к процветанию:

  • молодая страна-заемщик в долгах (от войны за независимость в 1776 году до окончания гражданской войны в 1865 году);

  • зрелая нация-должник (с 1873 по 1914 год);

  • новая кредитная нация (от Первой до Второй мировой войны);

  • зрелая кредитная нация (1960-е годы).

Самуэльсон и его последователи наложили модель экономического развития США с конца XVIII века до Второй мировой войны практически на сто стран третьего мира – как они бы развивались, если бы могли перенять опыт Штатов.

Относительно необходимости прибегать к иностранному капиталу (в форме ссуд или иностранных инвестиций), австрийский экономист Пауль Розенштейн-Родан вывел формулу:

 

«Иностранный капитал будет чистым дополнением к формированию внутреннего капитала, то есть, все должно быть вложено – тогда инвестиции будут продуктивными и приведут к увеличению производства. Основная функция притока иностранного капитала заключается в повышении темпов накопления внутреннего капитала до уровня, который затем можно будет поддерживать без внешней помощи».

 

Однако это утверждение противоречит фактам. Неверно, что иностранный капитал способствует формированию национального капитала и «все вкладывается». Большая часть иностранного капитала быстро покидает страну, куда он был временно направлен.

Главная ошибка помощника главы экономического департамента Всемирного банка Розенштейна-Родана в том, что он неверно спрогнозировал даты достижения странами самостоятельного роста. По его расчётам, Колумбия должна была прийти к этому к 1965 году, Югославия – к 1966 году, Аргентина и Мексика – в период 1965-1975 годов, Индия в начале 1970-х, Пакистан через три-четыре года после Индии, а Филиппины – после 1975-го. В действительности сроки оказались совсем иными.

Планирование развития, предусмотренное Всемирным банком и научными кругами США, представляет собой псевдонаучный обман, основанный на математических уравнениях. Предлагается придать легитимность и авторитет намерению поставить развивающиеся страны в зависимость от получения внешнего капитала. В 1957 году американские экономисты Макс Милликен и Уолт Уитмен Ростоу выдвинули такую теорию:

Страна может прекратить чистые внешние заимствования и поддерживать темп роста в 3 % за счет собственных ресурсов за 14 лет при условии следующих факторов:

  • начальный уровень внутренних инвестиций в стране составляет 5 % от национального дохода;

  • иностранный капитал поставляется с постоянной скоростью (одна треть первоначального уровня внутренних инвестиций)

  • 25 % всех поступлений в доход сохраняются и реинвестируются

  • коэффициент капиталоемкости равен 3;

  • процентные дивидендные услуги по иностранным займам и частным инвестициям выплачиваются по ставке 6 %.

Исследователь отмечает, что фактически авторы, выступавшие за капиталистическую систему, отказывались предусмотреть глубокие реформы, которые позволили бы форму развития, не зависящую от внешнего финансирования.

 

Долговой кризис 1980-х

В конце 1979 года США решили повысить свои процентные ставки, применяемые к южным странам-должникам. В сочетании с низкими ценами на экспортные товары (кофе, какао, хлопок, сахар, руда), которые привели к снижению доходов этих государств, нововведения стали настоящей ловушкой.

В августе 1982 года Мексика вместе с группой других стран объявила, что не в состоянии погашать огромную задолженность. Банки-кредиторы попросили Международный валютный фонд одолжить странам необходимые средства под высокие проценты при условии, что те продолжат погашение задолженности и применят политику, которую определили эксперты МВФ. В числе требований отказ от субвенции на товары и услуги первой необходимости, сокращение государственных расходов, введение высоких процентных ставок для привлечения иностранного капитала, ориентир сельскохозяйственного производства на экспортные товары и организация свободного доступа к внутренним рынкам для иностранных инвесторов. Кроме того, от стран-должников требовалась либерализация экономики, включая подавление контроля над капиталом, введение системы налогообложения, которая фактически усугубляла неравенство, повышение НДС, сохранение прироста капитала и приватизация прибыльных государственных предприятий. И это далеко не весь список.

Разумеется, что меры были направлены на подавление независимой экономической и финансовой политики в периферийных странах и привязку их независимости к мировым рынкам. Для обеспечения доступа стран с развитой промышленностью к сырью была спровоцирована конкуренция между развивающимися странами, что способствовало снижению цен и, как результат, более выгодные условия для импортеров.

Можно заявить о том, что возникла новая форма колониализма. Больше не было необходимости поддерживать администрацию и армию, чтобы поставить местное население на колени – эту работу выполнили розданные странам-жертвам кредиты. Конечно, колонизаторы продолжали вмешиваться в местную экономическую политику всякий раз, когда им было это удобно.

 

События 2000-х

Начиная с 2003-2004 годов, в условиях высокого мирового спроса цены на сырье начали расти. Страны-экспортеры улучшили свои валютные доходы. Некоторые развивающиеся страны увеличили расходы на социальный сектор, но больше всего предпочитали приобретать казначейские облигации США, предоставляя свои растущие средства в распоряжение основных экономических держав.

Сыграла свою роль и китайская экономическая экспансия. КНР стала главным потогонным предприятием в мире. Она накапливает важные финансовые резервы и использует их для значительного увеличения финансирования для развивающихся стран, конкурируя с предложениями финансирования от промышленно развитых стран.

Из-за финансового кризиса 2007-2008 годов в Северной Америке и Западной Европе огромные объёмы ликвидности были введены в финансовую систему, чтобы спасти крупные банки и корпорации, на которых висело слишком тяжелое долговое бремя. Правительства развивающихся стран обрели ложное чувство безопасности.

Ситуация начала ухудшаться в 2016-2017 годах с повышением процентных ставок – с 0,25 % в 2015 году до 1,5 % в октябре 2019-го. Администрация президента США Дональда Трампа предоставляла налоговые льготы крупному бизнесу, чтобы привлечь иностранные инвестиции США обратно в страну. Кроме того, из-за снижения цен на сырье упали доходы страны-экспортеров.

 

Долги по регионам

В последние годы наблюдалось значительное увеличение постоянной стоимости госдолга. С 2000 по 2017 годы он утроился.

 

Внешний долг также вырос, но в меньшей степени.

 


Из Африки выкачивают последние ресурсы

Каким бы оптимизмом ни бравировал Всемирный банк и МФВ, долг развивающихся стран на глобальном Юге по-прежнему остается серьезным препятствием для удовлетворения основных потребителей их жителей и защиты человека. Неравенство резко возросло, а прогресс развития оказался слишком ограниченным. Особенно это касается стран «черного континента».

В странах Африки к югу от Сахары исходящий поток капитала через обслуживание долга и корпорации, получающие свою прибыль, незначительный. В 2012 году прибыль, репатриированная из беднейших районов земли, составила 5 % от ее ВВП против 1 %, которая идет на развитие экономики страны со стороны государства. В этом контексте правомерно задать вопрос: «кто кому в итоге помогает»?

Если принять во внимание разграбление природных ресурсов Африки частными корпорациями, утечку мозгов, растрату товаров правящим классом Африки, манипуляции с трансфертными ценами со стороны частных корпораций и другие незаконные присвоения, можно сказать, что Африка действительно высушена.

Отношения между ЕС и Африкой иллюстрируют продолжение неоколониальной политики. В настоящее время ЕС ввел в действие рамки отношений с Африкой. Многие европейские граждане не имеют представления о том, в какой степени условия и положения, налагаемые в соответствии с такими соглашениями, создают основу для нового долгового кризиса в развивающихся странах.

 

Можно ли погасить нелегитимный долг?

Противостоять кредиторам вполне возможно. Об этом свидетельствует пример Мексики при Бенито Хуаресе, который в 1867 году отказался погасить кредиты, взятые по контракту императором Максимилианом из Женского французского общества двумя годами ранее для финансирования оккупации Мексики французской армией.

В 1914 году в разгар революции, когда Эмилиано Сапата и Панчо Вилья одержали победу, Мексика полностью приостановила выплату своего внешнего долга, считавшегося нелегитимным. Мексиканское правительство выплачивало только символические суммы с 1914 по 1942 годы лишь для того, чтобы успокоить кредиторов. С 1934 по 1940 годы президент Лазаро Карденас национализировал железную дорогу и нефтяную промышленность без какой-либо компенсации. Он также экспроприировал свыше 18 миллионов гектаров земельных угодий, чтобы передать их местным общинам. Его упорство оказалось оправданным – в 1942 году кредиторы отказались от порядка 90 % стоимости долга и заявили, что они удовлетворены ограниченными компенсациями для компаний, влияние в которых они потеряли. В итоге Мексика получила серьезное социально-экономическое развитие с 1930-х по 1960-е годы.

Другие страны, такие как Бразилия, Боливия, Эквадор, успешно приостановили погашение долга с 1931 года. В случае с Бразилией выборочное приостановление погашения продолжалось до 1943 года, когда соглашение позволило сократить задолженность на 30 %.

В июле 2007 года в Эквадоре президент Рафаэль Корреа создал комитет по проверке государственного долга. Это заняло четырнадцать месяцев работы. В результате эксперты пришли к выводу, что значительная часть государственного долга была незаконной. В ноябре 2008 года правительство приняло решение в одностороннем порядке приостановить погашение долговых ценных бумаг, проданных на международных финансовых рынках и подлежащих погашению в 2012 и 2030 годах. Наконец, правительство этой маленькой страны выиграло дело против североамериканских банкиров, которые и держали эти самые ценные бумаги. Они были куплены за 900 млн долл. США хотя изначально их цена равнялась 3,2 млрд долл. Так казначейство Эквадора смогло суммарно сэкономить порядка 7 млрд долл. Без каких-либо последствий – международным репрессиям Эквадор, как известно, не подвергся.

Очевидно, что отказ от погашения незаконного долга является необходимой мерой, но этого недостаточно для развития. Должна быть реализована последовательная программа. Финансовые ресурсы должны генерироваться за счет увеличения государственных ресурсов.

Нравится 118
Ха-ха 53
Удивительно 35
Грустно 44
Возмутительно 27
Не нравится 25




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики. Как это сделать?

Поделиться новостью:
Читайте также
Новости партнеров