Запрет на перезагрузку бизнеса после банкротства предложили сократить до года

Инициативу считают прогрессивной и видят в ней перспективы для предпринимателей, которые обанкротились из-за пандемии

3 минуты
Поделиться новостью:
Запрет на перезагрузку бизнеса после банкротства предложили сократить до года

Бизнес-объединение «Деловая Россия» выступило с предложением о сокращении срока запрета на ведение предпринимательской деятельности после исключения компании из ЕГРЮЛ за «токсичные» долги. Сейчас законодательство предполагает, что предприниматели не имеют права вновь начинать бизнес в течение трех лет с момента попадания в «черный список» ФНС РФ — это относится к компаниям и физическим лицам. Эксперты называют инициативу «Деловой России» прогрессивной идеей и видят в ней перспективы для предпринимателей, которые обанкротились из-за пандемии.

Представители бизнес-объединения считают, что не справедливо лишать предпринимателей возможности перезапуска на такой срок, вполне достаточно запрета на ведение деятельности в течение одного года с возможностью оплаты имеющейся задолженности. Письмо с таким предложением они направили на имя руководителя экспертного совета по вопросам малого и среднего предпринимательства и самозанятости Госдумы Рифата Шайхутдинова и отметили пользу для государства — если разрешить бизнесменам вновь регистрировать компании и вести предпринимательскую деятельность, бюджет получит взамен уплату долгов, которые ранее были признаны безнадежными.

Предложение «Деловой России» обосновано, особенно в текущей экономической и социально-политической ситуации, считает руководитель комитета по интеллектуальной собственности КБРО «ОПОРА России» Изабелла Атласкирова.

Уход в банкротство многих ИП и компаний весной–летом 2020 года был вынужденным из-за невозможности вести бизнес в условиях ограничительных мер. Речь в данном случае вовсе не о том, что люди не умели вести бизнес, а о том, что они не смогли в сложившихся объективных условиях его вести. Из-за этого и произошло накопление долгов, ряд из которых будет или уже сейчас невозможно вернуть.
«Для таких бизнесменов сокращение срока ограничения станет спасительной соломинкой, держась за которую они смогут выкарабкаться сами и обеспечить работой определенное количество людей. Кроме того, они действительно обеспечат и налоговые поступления в бюджет. Что же касается тех граждан и компаний, чье банкротство стало следствием ошибок, допущенных при ведении бизнеса, то им данная законодательная новация также пойдет на пользу», — уверен эксперт.
По ее мнению, снятие ограничений должно носить выборочный характер: снимать ограничения должны с тех предпринимателей, кто повысил уровень своей предпринимательской и управленческой подготовки и обладает адекватным планом для ведения или восстановления своей деятельности. В этом случае никаких препятствий быть не должно — года вполне достаточно, чтобы сделать выводы.
«Изначально ограничение на ведение предпринимательской деятельности вводилась как способ борьбы с недействующими фирмами и номинальными руководителями: чтобы их не могли многократно использовать нечистые на руку дельцы, торгующие подобной услугой», — объясняет Илья Софонов, член Ассоциации юристов России.
Нередко в список попадали обычные бизнесмены, оказавшиеся в безвыходной ситуации. В этом смысле закон нуждался в поправках, и самая разумная мера здесь — освобождение реальных руководителей от любых чёрных списков. Эксперт уверен, что это можно сделать, если такие руководители надлежащим образом оповестят налоговую о своих проблемах.

В целом снижение срока запрета должно положительно влиять на предпринимательский климат, соглашается руководитель Московского регионального отделения «Партии Роста», председатель правления ПАО «Совфрахт» Дмитрий Пурим. Эксперт отметил, что успешный бизнес-проект часто является далеко не первым по счету, множество прибыльных стартапов появились только после чреды банкротств.

Также, законодательством предусмотрена достаточно жесткая возможность по солидарной ответственности бенефициаров перед кредиторами. Чаще всего крупные кредиторы используют как раз этот путь, вбивая гвоздь в крышку гроба предпринимателей, которые оказались в сложном положении.

С другой стороны, банкротство может быть мошеннической схемой. Но чаще всего процедуры несостоятельности инициируются из-за задержки платежей государственных компаний бизнесу, а дальше все рассыпается, как карточный домик. По мнению Дмитрия Пурима, борьба с мошенниками — это удел правоохранительных органов, а снижение срока запрета на открытие новых бизнесов — прогрессивная идея.


Комментировали:
Изабелла Атласкирова
Генеральный директор ООО "СааС проект"
Илья Софонов
Управляющий партнер «Софонов, Романько и партнеры»
Читайте также