Добрые намерения придется доказывать в суде

ВС РФ, КС РФ и Европейский суд обязывают ответчиков самим предъявлять доказательства добросовестного поведения в деле об аресте имущества субсидиарных ответчиков

7 минут
Добрые намерения придется доказывать в суде

Внимание портала ДОЛГ.РФ привлекло дело № 305-ЭС19-16954 от 16 января 2020 года, которое рассматривал Верховный Суд (ВС) РФ. В его рамках Агентство по страхованию вкладов (АСВ) просило орган правосудия арестовать имущество 9 граждан, контролирующих лиц «Тайм Банка». Размер их субсидиарной ответственности государственная корпорация оценила в 589,1 млн руб. Суды первых трех инстанций поддержали контролирующих лиц финансовой организации, но ВС РФ счел требования Агентства обоснованными.

 

Основания привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности

27 декабря 2018 года московский арбитраж привлек к субсидиарной ответственности 8 из 9 заявленных АСВ ответчиков. 1 апреля 2019 года апелляция усомнилась в законности привлечения еще одного контролирующего лица «Тайм Банка» к «субсидиарке», и в итоге реальных ответчиков осталось 7 человек.

Государственная корпорация в качестве оснований для привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц финансовой организации выделила следующие:

  • с 1 июля 2013 года по 21 июля 2015 года экономическое положение кредитной компании под руководством указанных лиц существенно ухудшилось;

  • общий размер обязательств «Тайм Банка» превысил количество его активов;

  • выдача займов должникам, которые заведомо не собирались их возвращать;

  • неадекватная оценка кредитных рисков;

  • появление признаков объективного банкротства, с которыми директора финансовой организации не работали.

На основании решения столичного арбитража АСВ подало заявление об аресте имущества субсидиарных ответчиков и контролирующих лиц, не признанных судом таковыми, в пределах, предъявленных к ним требований.

 

Почему суды отказывали арестовывать имущество?

Суды вставали на сторону руководства финансовой организации, ссылаясь на главу 8 Арбитражного процессуального кодекса (АПК) РФ и постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда (ВАС) РФ «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» № 55 от 12 октября 2006 года. Они указали на то, что государственная корпорация не смогла доказать, что если имущество не будет арестовано, то решение московского арбитража о привлечении граждан к субсидиарной ответственности нельзя будет исполнить. Кроме того, у Агентства не было доказательств, что субсидиарные ответчики пытаются продать / передарить имущество или совершить с ним иные сделки, свидетельствующие о его отчуждении. Также АСВ не доказал, что непринятие обеспечительных мер причинит вред кредиторам и самому «Тайм Банку».

 

Позиция ВС РФ

Высшая инстанция сослалась на постановления Конституционного Суда (КС) РФ (например, № 35-П от 23 июля 2018 года или № 7-П от 10 марта 2016 года), в которых подчеркивалось, что исполнение судебного акта следует рассматривать как элемент судебной защиты. Также ВС РФ сослался на дело Хорнсби против Греции от 19 марта 1997 года, которое рассматривал Европейский суд. Последний указал, что исполнение решения, вынесенное любым судом, следует считать неотъемлемой частью судебной защиты, в противном случае права человека на эту самую защиту можно было бы считать иллюзорными.

Высшая инстанция сделала следующие выводы:

  1. Привлечение контролирующих лиц «Тайм Банка» к субсидиарной ответственности следует считать судебным актом, принятым в пользу кредиторов.

  2. Принятие решения о привлечении к «субсидиарке» не приводит к восстановлению прав кредиторов.

  3. Суды обязаны дать взыскателям гарантии того, что их денежные требования будут реально удовлетворены. Одной из таких гарантий является арест имущества должников.

  4. Ситуация, когда суды фактически лишают кредиторов правовых инструментов для противодействия недобросовестным деяниям должников, а сами ответчики могут скрыть имущество, недопустима.

ВС РФ также дал детальные разъяснения по постановлению Пленума ВАС РФ № 55, указав на то, что суды неверно его трактуют. Органы правосудия требуют от кредиторов представления неоспоримых доказательств совершения (или намерения в совершении) недобросовестных действий со стороны ответчиков. Высшая инстанция подчеркнула, что взыскателям достаточно обосновать разумные подозрения возникновения обстоятельств, препятствующих исполнению судебного решения в соответствии с ч. 2 ст. 90 АПК РФ.

При применении упрощенной процедуры ареста имущества должника, последний обязан самостоятельно доказать свою добросовестность. И именно ему потребуется направить ходатайство в суд для отмены обеспечительных мер (ст. 95 АПК РФ и п. 22 постановления Пленума ВАС РФ № 55).

Поскольку контролирующие лица «Тайм Банка» не представили суду доказательств, что они начали добровольно возмещать причиненный ими ущерб, сотрудничать с АСВ, раскрывая информацию об активах финансовой организации, то у ВС РФ отсутствуют основания предполагать, что ответчики будут действовать добросовестно.

Высшая инстанция, изучив отчеты государственной корпорации, потребовала арестовать имущество на сумму в 480 млн руб. 6 из 9 граждан, аффилированных с «Тайм Банком» (поскольку остальных двоих суды освободили от субсидиарной ответственности, а еще один причинил незначительный вред финансовой организации в сравнении с другими контролирующими лицами).

 

Исполнение решения суда добровольно позволит избежать ареста имущества

Арбитражный управляющий Константин Суныгин рассказал о практике принятия обеспечительных мер в отношении имущества субсидиарных ответчиков. В случае, если заявленные кредитором требования признаются обоснованными, то автоматически можно говорить и об обоснованности ареста имущества контролирующих лиц компании. Субсидиарная ответственность контролирующих лиц банков наступает тогда, когда они отказываются раскрывать информацию об активах финансовой организации и препятствуют проследить судьбу ее имущества. Недобросовестное поведение ответчиков презюмируется тем, что у банка аннулировали лицензию ЦБ РФ.

Гарантированный способ избежать принятия обеспечительных мер в отношении субсидиарных ответчиков – добровольно начать исполнять решение суда и начать сотрудничать с кредиторами, возмещать им убытки.

«Само предъявление обоснованного заявления о привлечении к субсидиарной ответственности уже предполагает доказанность того, что непринятие обеспечительных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности», – делает вывод арбитражный управляющий.

Предъявление заявления о привлечении к субсидиарной ответственности уже предполагает недобросовестное поведение ответчиков. В данном случае обеспечительные меры принимаются в «упрощенном порядке».

 

Подозрения в недобросовестном поведении ответчиков достаточно для ареста их имущества

Джамиля Садыкова, специалист по субсидиарной ответственности «Рыков Групп», обратила внимание на то, что в вышеуказанном деле ВС РФ обязывает самих ответчиков доказывать, что они поступают добросовестно. Эксперт подчеркнула, что вопрос доказывания недобросовестности ответчиков стоит очень остро, так как крайне трудно предоставить прямые доказательства осуществления контролирующими лицами действий по отчуждению и сокрытию имущества.

«Суд округа по данному делу указал, что «не были приведены доводы о недобросовестности ответчиков и доказательства, подтверждающие, что после принятия судом первой инстанции определения о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности ими принимаются или уже предприняты меры по сокрытию имущества». Однако ВС РФ указал, что именно ответчики должны доказать свою добросовестность: «ответчики не представили свидетельств того, что начали принимать меры к добровольному возмещению вреда, сотрудничать с агентством, например, на предмет раскрытия информации, позволяющей проследить судьбу имущества банка. При таких обстоятельствах, существует высокая вероятность того, в дальнейшем упомянутые лица продолжат действовать недобросовестно», – резюмирует Джамиля Садыкова.

Такая же позиция высшей инстанции прослеживается и в определении ВС РФ об обеспечительных мерах от 27 декабря 2018 года № 305-ЭС17-4004(2).

Специалист по субсидиарной ответственности «Рыков Групп» обратила внимание и на иные судебные решения со схожими позициями:

  1. Доводов конкурсного управляющего лишь о возможном отчуждении активов с баланса организации оказалось достаточно, чтобы арестовать имущество руководителей юридического лица. Поскольку их привлекли к субсидиарной ответственности, сложившаяся судебная практика показывает, что таких лиц следует считать недобросовестными (Определение Арбитражного суда Забайкальского края от 29 октября 2019 года по делу № А78-8539/2017).

  2. Из-за того, что руководители предприятий-банкротов, которых привлекли к субсидиарной ответственности, часто пытаются вывести активы несостоятельной организации, требования кредиторов редко удовлетворяются (Определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 22 августа 2019 года по делу № А65-10385/2017).

  3. Сам по себе принятие обеспечительных мер в отношении имущества контролирующих лиц должника всегда носит вероятностный характер. А потому суды, отказывающие конкурсным управляющим в аресте имущества из-за того, что они лишь предполагают, что руководители компании выведут активы юридического лица, действуют неправомерно (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15 ноября 2019 года по делу № А55-28163/2017). Почти идентичная позиция содержится и в постановлении Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 ноября 2019 года по делу № А65-27461/2016.

  4. Конкурсным управляющим необязательно представлять суду весь перечень имущества, которое нужно арестовать. Обеспечительные меры принимаются судами исходя из общей суммы задолженности, и они накладываются на все имущество контролирующих лиц в соответствии с законом «Об исполнительном производстве в РФ», даже если его нет в списке конкурсного управляющего (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 октября 2019 года по делу № А75-16608/2016).

 

Выводы от решения высшей инстанции

ВС РФ в очередной раз продемонстрировал, что кредиторы не должны брать на себя обязанность доказывать обстоятельства, о которых могут знать только контролирующие лица обанкротившейся организации. Одного подозрения кредиторов о том, что руководители, бухгалтеры, юристы, учредители или акционеры компании могут вывести активы юридического лица, достаточно, чтобы у них арестовали имущество. Не хочется обеспечительных мер – сам доказывай, что ты хороший и помогаешь взыскателям восстановить их права. А привлечение контролирующего лица фирмы к субсидиарной ответственности уже свидетельствует о том, что он «попался» на недобросовестном поведении.

Комментировали:
Константин Суныгин
Арбитражный управляющий, эксперт по субсидиарной ответственности
Джамиля Садыкова
Обозреватель ДОЛГ.РФ, юрист

Учитывая последние тенденции в судебной практике по привлечению к субсидиарной ответственности, сложно было предположить иное решение арбитражных судов. Гарантии кредиторов - это самое важное в таких делах. Плюс к этому стоит добавить не такой высокий стандарт доказывания для кредиторов, в отличие от самих ответчиков по таким делам.

11 Февраля 2020
Алексей Жуков
Управляющий партнер ООО Джей энд Кей Лоерз
Нравится 232
Ха-ха 102
Удивительно 67
Грустно 51
Возмутительно 44
Не нравится 26




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики. Как это сделать?

Поделиться новостью:
Читайте также
Новости партнеров