Виртуальная валюта в России стала реальной? Верховный суд признал ее предметом гражданских правоотношений

Ждать ли теперь взрывного роста сделок с цифровыми деньгами?

4 минуты
Виртуальная валюта в России стала реальной? Верховный суд признал ее предметом гражданских правоотношений

Пользователи системы платежей WebMoney Transfer заключили договор на переуступку требований. Как это часто бывает, деньги цедент (тот, кто уступил свое право на возврат долга — прим. ред.) получил, а требования передавать отказался. Тогда цессионарий (покупатель права на долг — прим. ред.) попытался привлечь его к ответственности через суд, но там посчитали, что валюты в реальности не существует, а значит, и взыскивать нечего. Верховый суд, рассмотрев жалобу, отметил — несмотря на то, что WebMoney не существуют физически, они используются для оплаты услуг и товаров, в том числе на территории РФ, поэтому являются предметом гражданских правоотношений. Эксперты называют вердикт ВС прецедентным и полагают, что он приведет не только к росту числа похожих исков, но и росту сделок с виртуальными активами.

Как следует из документов суда, летом 2019-го двое пользователей системы платежей WebMoney Transfer заключили договор на переуступку прав требований на общую сумму 5 тыс. WMZ (условное обозначение виртуальной валюты). Согласно действующему курсу, это эквивалентно примерно пяти тыс. долл. Цедент деньги получил, но свои обязательства по уступке требований не исполнил. Чтобы привлечь его к ответственности цессионарий обратился в Курчатовкий районный суд Челябинска.

Там отказались удовлетворить иск, ведь валюта, выступившая предметом спора, существует только в системе WebMoney Transfer. По мнению райсуда, она не является предметом материального мира и не обладает признаками вещи, в том числе денег или ценных бумаг, поэтому не является предметом гражданского оборота и не может выступать объектом договора. Апелляция и кассация эти выводы поддержали.

Однако в ВС РФ указали, — согласно ГК, к объектам гражданских прав кроме непосредственно физических денег относятся безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, цифровые права и прочие нематериальные блага.

В суде обратили внимание — электронная валюта, хоть и существует в пределах определенной системы, имеет долларовый эквивалент. Также, существует несколько реальных способов пополнения кошельков WebMoney: обмен на бирже, прямая транзакция с банковского счета клиента. Важным ВС посчитал и факт использования виртуальной валюты как полноценного платежного средства — для оплаты товаров и услуг, коммунальных платежей, налогов и штрафов во многих странах мира, в том числе в РФ. ВС направил дело на новое рассмотрение.

Это не первый спор, касающийся электронных валют, в том числе конкретно WebMoney, отмечает старший юрист юридической компании INTELLECT, кандидат юридических наук Анатолий Зазулин. Сложившаяся судебная практика ранее категорически отрицала возможность рассмотрения электронных средств расчета в качестве предметов сделок.

«Суды подходили к вопросу об объектности виртуальных валют, что называется, топорно. Во-первых, они связывали возможность виртуальных знаков выступать в качестве объектов гражданских прав с их ликвидностью — т.е. возможностью служить в качестве легальных средств платежа. Однако одно дело, когда мы просим признать допустимой оплату чего-либо виртуальными знаками, и совсем другое, когда просим взыскать реальные деньги за продажу таких знаков. Если руководствоваться логикой отмененных решений, то и вышедшие из употребления монеты, продаваемые нумизматам, не могут являться объектом гражданских прав, так как не являются сегодня средством платежа», — говорит эксперт.

Второй «тренд» в решениях судов по электронным валютам, на который обращает внимание Анатолий Зазулин, — придание особого значения тому факту, что знаки WebMoney не являются предметами материального мира и не существуют в физической форме, а значит, не могут считаться предметом сделки. Если трактовать данный вывод буквально, то можно решить, что и электронные книги тоже не могут быть объектами гражданских прав.

После вердикта ВС ситуация изменится, прогнозирует эксперт — будет больше подобных исков, активно начнут оспаривать ранее вынесенные решения. Эксперт не исключает, что новая позиция станет юридическим плацдармом для роста количества сделок, связанных с продажей и покупкой других виртуальных объектов.

Управляющий партнер юридической компании BARABOVA&LAWGROUP Александра Баранова и партнер юридической компании BARABOVA&LAWGROUP Денис Гамит уверены, что ВС своим решением фактически постарался заполнить те «пробелы», которые сегодня существуют в законодательстве, регулирующем цифровые активы. Над законодательством ведется работа в этом ключе: с 1 октября безналичные денежные средства (и цифровые права) отнесли к категории имущественных прав. Но ряд вопросов все еще остается.

«Новаторство ВС РФ в том, что он в большей степени сделал упор на действительность и мировой опыт, подтвердив широкое распространение соответствующей технологии в деловой практике, были также услышаны доводы истца относительного того, что титульные знаки WMZ используются и для приобретения объектов реального мира.   Да и важно отметить, что валюта может выступать не только средством платежа, но и непосредственно самим предметом договорных отношений между сторонами и соответственно выступать в качестве товара», — говорят Александра Баранова и Денис Гамит.

Нравится 227
Ха-ха 101
Удивительно 60
Грустно 70
Возмутительно 40
Не нравится 41




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики.

Поделиться новостью:
Читайте также