ВС допустил банк-гарант в реестр кредиторов и обязал контрагентов прописывать все претензии в мировом соглашении

Еженедельный обзор судебной практики от ДОЛГ.РФ

3 минуты
Поделиться новостью:
ВС допустил банк-гарант в реестр кредиторов и обязал контрагентов прописывать все претензии в мировом соглашении

Верховный Суд указал, когда банк, выплативший средства контрагенту банкрота по гарантии, может попасть в реестр кредиторов, несмотря на то, что он закрыт. Также высшая инстанция указала, когда продавец недвижимости не компенсирует покупателю ипотечные проценты, если договор расторгнут.

Включение в реестр кредиторов банка-гаранта

В отношении компании Э. возбуждено дело о банкротстве, кредиторы предъявили к ней свои требования, и реестр был закрыт. После возбуждения дела о несостоятельности банк, выступавший гарантом по обязательствам организации-банкрота, выплачивает в пользу его контрагента 2,1 млрд руб. Финансовая организация выплачивает крупную сумму по банковской гарантии не добровольно: контрагенту пришлось обратиться в суд и добиться возбуждения исполнительного производства. Только после действий судебных приставов банк-гарант расплатился с бенефициаром.

Оплата контрагенту прошла 25 июня 2019 года, и Банк обратился в суд 30 июля 2019 года, чтобы его регрессное требование было включено в реестр кредиторов компании Э. Сумма требования — 1,8 млрд руб.

Суды первых трех инстанций отказались включать в реестр кредиторов требования банка. Они указали, что в нарушение абз. 3 ч. 1 ст. 142 Закона о банкротстве финансовая организация подала Заявление уже после закрытия реестра кредиторов компании. Также суды сочли, что лишился права на регресс, поскольку как Гарант повел себя недобросовестно. Он не сам выплатил деньги контрагенту банкрота, а только после инициации исполнительного производства. Потому, несмотря на то, что подал в течение 2 месяцев после возникновения права на регресс, он не вправе взыскивать средства.

ВС РФ с позицией нижестоящих судов не согласился — суды неверно оценили критерий добросовестности гаранта. В рассматриваемом деле не было видно недобросовестности в отношениях между принципалом (компанией Э.) и гарантом (банком). Принудительное взыскание средств проводилось в другой цепочке обязательств между гарантом и бенефициаром. Именно Бенефициар имеет право привлечь гаранта к ответственности за несвоевременное перечисление денежных средств, что он и сделал в рамках данного дела, взыскав с банка дополнительно проценты за пользование чужими денежными средствами. в регрессном требовании просит компанию Э. выплатить лишь сумму по гарантии, без «штрафных» процентов, что, напротив, говорит о его добросовестности.

В связи с этим высшая инстанция не установила недобросовестности поведения гаранта с принципалом, не усмотрела поводов оставлять требования банка вне реестра кредиторов.

Определение ВС РФ по делу № 305-ЭС18-293(5) от 11 мая 2021 года

Компенсация ипотечных процентов

В ноябре 2017 года двое граждан заключили договор купли-продажи земельного участка и жилого дома. Чтобы рассчитаться с продавцом, покупатель внес оплату как за счет собственных средств, так и за счет кредитных, заключив договор ипотеки с банком. Впоследствии покупатель обнаружил у недвижимости скрытые недостатки, которые невозможно было установить в момент приобретения, и потребовал расторжения договора купли-продажи.

В январе 2019 года суд утвердил между продавцом и покупателем мировое соглашение, которое регулировало порядок расторжения договора. С продавца было взыскано 5,4 млн руб. совместно с процентами за пользование чужими денежными средствами и компенсацией понесенных убытков. С мая по июль продавец рассчитался с покупателем в полном объеме.

Однако покупателю пришлось выплатить банку проценты по ипотеке, а также купить страховку имущества и жизни. В связи с этим покупатель решил взыскать у продавца дополнительные 323,2 тыс. руб., не считая компенсации за оплату госпошлины, поскольку проценты он уплатил из-за недобросовестного продавца.

Хотя суд первой инстанции удовлетворил иск, апелляция, кассация и ВС РФ встали на сторону продавца. Они указали, что между сторонами было заключено мировое соглашение, и после его исполнения граждане не имеют претензий друг к другу. А потому уплату ипотечных процентов стоило изначально включать в мировое соглашение.

Определение ВС РФ по делу № 57-КГ21-3-К1 от 27 апреля 2021 года
Читайте также