ВС РФ объяснил, как проходит взаимозачет требований, делится имущество супругов и кем контролируется расход бизнес-субсидий

Еженедельный обзор судебной практики от ДОЛГ.РФ

5 минут
ВС РФ объяснил, как проходит взаимозачет требований, делится имущество супругов и кем контролируется расход бизнес-субсидий

В Верховный Суд (ВС) РФ поступили иски с требованием разъяснить следующие вопросы:

  • С компании взыскали долг и компенсацию за судебные расходы. Выяснилось, что кредитор также обязан исполнить требования должника, по которым есть судебное решение. Должник настаивал на зачете требований. Однако долги были переуступлены новым кредиторам. Можно ли в этом случае требовать зачем? И если да, то достаточно ли решения суда для этого, или нужен исполнительный лист? 
  • Супруги во время брака приобрели недвижимость. Имущество было зарегистрировано на праве собственности на мужа и двоих детей. Впоследствии супруги развелись. Является ли доля мужа во владении недвижимостью совместно нажитым имуществом?
  • Некоммерческая организация получила субсидию для поддержки малого / среднего бизнеса. По договору финансовый контроль над расходованием бюджетных средств осуществляет региональное министерство экономики. Однако фактически надзор осуществило казначейство и вынесло представление об устранении нарушений получателем субсидии. Правомерно ли это?

Взаимозачет требований

В апреле 2016 года компания «ГК Стилком» смогла взыскать с фирмы «Скания Лизинг» 1,1 млн руб. неосновательного обогащения и 59,6 тыс. процентов за пользование чужими финансами. В феврале 2017 года задолженность была передана производственному кооперативу «Таврия», ставшего новым кредитором. В апреле 2017 года «ГК Стилком» «опомнился» и решил взыскать с должника компенсацию за судебные расходы по первому делу. В апреле 2017 года суд удовлетворил требования истца частично и взыскал с ответчика 50 тыс. руб. В марте 2019 года «ГК Стилком» решил передать по цессии долг в 50 тыс. руб. новому кредитору – гражданину Медведеву Игорю Владимировичу.

В апреле 2019 года «Скания Лизинг» также «опомнилась», заявив, что хочет погасить долг перед «ГК Стилкомом» взаимозачетом однородных требований. В январе 2017 года должнику удалось взыскать с кредитора 1,3 млн руб. долга и компенсацию в 27,3 тыс. руб. за государственную пошлину. С этим условием «Скания Лизинг» обратилась в суд.

Суды нижестоящих инстанций отказались удовлетворять иск «Скании Лизинга». Они сослались на то, что кредиторы в обязательствах уже поменялись, потому зачитываться с «ГК Стилкомом» компания не имеет права. Вдобавок, у заявителя нет доказательств, что по своему делу он возбудил исполнительное производство. Наличие исполнительного листа также не доказано. Свое решение суды обосновали ст. 88.1 закона «Об исполнительном производстве».

ВС РФ с мнением нижестоящих инстанций не согласился. Он подчеркнул, что ст. 88.1 закона «Об исполнительном производстве» устанавливает лишь порядок получения зачета, но не устанавливает запрет на него при отсутствии исполнительных документов. Также было обращено внимание на п. 24 постановления Пленума ВС РФ № 54 от 21 декабря 2017 года. В нем прописано, что должник имеет право заявить о взаимозачете требований даже после того, как долг был переуступлен новому кредитору. Но при условии, если его требование возникло по уже существующему основанию, и срок его исполнения наступил. И потому следует отказать в процессуальном правопреемстве сторон, если судебный акт исполнен путем взаимозачета требований.

Судам, чтобы понять, какое решение принять, нужно выяснить, состоялся ли реальный зачет между первоначальным кредитором и должником и на какую сумму. И только после этого говорить о процессуальном правопреемстве.

Дело было передано на повторное рассмотрение в московский арбитраж.

Определение ВС РФ по делу № 305-ЭС19-22240 от 11 марта 2020 года

 

Раздел имущества после развода

Идрисов Магомед Кайбуллаевич и Курбанова Маржанат Ахмедовна состояли в браке с ноября 1999 года по март 2016 года. В браке у них родилось двое дочерей. В октябре 2015 года супруги купили земельный участок и дом на нем. Право собственности на недвижимость было зарегистрировано в следующих пропорциях: 1/3 доля была зарегистрирована на отца семейства, и еще по 1/3 было оформлено на каждую из дочерей.

После развода имущество было поделено. Соответственно, 2/3 дома и земельного участка были переданы несовершеннолетним дочерям, а 1/3 перешла к Идрисову М.К. Курбанова М.А. решила, что доля в 1/3, перешедшая полностью к ее бывшему мужу, является совместно нажитым имуществом. Она обратилась в суд с требованием, чтобы за ней признали право на 1/6 доли при разделе земельного участка и дома.

Суды первой и апелляционной инстанции отказались удовлетворять требования истицы. Они указали на то, что супруги намеренно разделили имущество таким способом, учитывая интересы несовершеннолетних детей. А потому Курбанова М.А. не может требовать долю в 1/6 от имущества.

ВС РФ с мнением нижестоящих инстанций не согласился. Сославшись на ст. 34 Семейного кодекса (СК) РФ, он напомнил, что имущество, приобретенное супругами во время брака, считается совместно нажитым. Исключение будут составлять случаи, когда муж и жена предварительно заключили брачный договор, который бы определял порядок владения имуществом. При покупке недвижимости супруги вправе также заключить иной гражданско-правовой договор, который бы закреплял право собственности на земельный участок и дом за мужем или женой.

В материалах дела не было представлено ни брачного договора, ни иного соглашения, которое определяло бы особенности владения имуществом, нажитом во время супружества. В соответствии со ст. 39 СК РФ, имущество супругов при разводе делится в равных долях. А потому требования Курбановой М.А. о получении доли в 1/6 от недвижимости подлежат удовлетворению.

Дело направлено на пересмотр в Кировский районный суд Махачкалы.

Определение ВС РФ по делу № 20-КГ19-13 от 25 февраля 2020 года

 

Надзор за тратами субсидий

Центр координации поддержки экспортоориентированных субъектов малого и среднего предпринимательства Ростовской области в 2016 году получил субсидию, которую он должен был распределить между представителями бизнеса. Контроль над расходованием бюджетных денег по договору осуществляет Министерство экономического развития Ростовской области. Однако фактически надзор осуществило Управление Федерального казначейства по региону.

В 2018 году казначейство проверило деятельность некоммерческой организации и выяснило, что она допустила ряд нарушений. Ведомство попросило Центр устранить нарушения. Ответчик не собирался исполнять предписание казначейства потому, что найденные им нарушения не соответствовали действительности. Вдобавок, надзор должно было осуществлять ростовское Минэкономики, а не казначейство.

Дело дошло до суда. Все инстанции, включая ВС РФ, согласились с позицией некоммерческой организации. Казначейство указывало, что в договоре прописано согласие Центра на проведение мероприятий финансового контроля в отношении истца. Однако суды сочли, что такое право не должно быть «выше» по значению контрольных мероприятий со стороны Минэкономики Ростовской области. Представление казначейства оставили недействительным.

Определение ВС РФ по делу № 308-ЭС19-24715 от 11 марта 2020 года

Нравится 206
Ха-ха 73
Удивительно 57
Грустно 49
Возмутительно 32
Не нравится 16




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики.

Поделиться новостью:
Читайте также
Новости партнеров