Коллектор – друг человека?

Чего же хотят коллекторы сегодня и каким они видят свое будущее

6 минут
Коллектор – друг человека?

Коллектор – как много в этом слове! Ведь первые ассоциации отнюдь не понятия «закон» и «порядок», «легальный возврат долга» и прочее. Перед глазами сразу заголовки СМИ: коллекторы затравили должника, черные коллекторы, террор звонками и угрозами.

Коллекторские агентства работают в нашей стране с 2000 года. Но так получилось, что довольно долгое время их деятельность не регулировалась законом. Они ориентировались по общим нормам Гражданского кодекса и руководствовались собственными представлениями об инструментах влияния на должника, форматах прямого контакта. А уж сбор данных, стоит признать, они и сегодня осуществляют так, как посчитают нужным, ведь часть баз находятся в открытом доступе, а часть всегда можно «пробить». Тут, как говорится, было бы желание.

А чего же хотят коллекторы сегодня и каким они видят свое будущее? Все прогнозы на эту тему сейчас находятся в своеобразном «тумане». Судите сами: на законодательном уровне поле для деятельности коллекторов уже сужается. Летом этого года им запретили заниматься работой с долгами за услуги ЖКХ. Несколькими годами ранее ограничили количество допустимых звонков и встреч с должником, а также ужесточили ответственность за различные нарушения, прописав в том числе и уголовную для конкретных случаев. И процесс «воспитания» отрасли таким образом идет именно запретительными мерами. Но возникает вопрос: помогут ли запреты и ограничения на уровне закона «смыть» с этой профессии народный «знак качества» и тяжелые ассоциации?


Ой, ошибочка вышла

Пресловутый «человеческий фактор», который в наше время всё чаще проникает в различные сферы несмотря на глобальную цифровизацию, в работе коллекторов может сыграть очень плохую шутку. Агентство из-за чьей-то ошибки начинает свою «работу» не с тем человеком, и признавать свою неправоту не торопится. Так, в начале октября 2019 года в Балашихе коллекторы запечатали дверь должника холодной сваркой и разрисовали подъезд в доме надписями ожидаемого содержания. Вот только должник уже не проживает по указанному адресу, и совершенно непонятно, по какой причине сотрудники агентства не удосужились даже проверить эти данные. В итоге: испорченное общедомовое имущество, неисправный дверной замок в квартире совершенно постороннего человека. Совсем не похоже на цивилизованные методы в работе, не так ли?

Ранее в Екатеринбурге одно из коллекторских агентств переусердствовало с рассылкой сообщений по базе должников. А точнее, сообщения высылались человеку, который уже давно погасил свой долг и не имел никакой задолженности. На каком этапе закралась ошибка: при передаче данных от банка агентству или еще ранее, при работе с базами данных внутри банка – этого мы уже не узнаем. Но есть результат: агентство было оштрафовано на 50 тысяч рублей. За что? За 22 текстовых сообщения и телефонных звонков в день. При этом, по закону разрешены не более 2 смс и не более 2 звонков в сутки в рабочие дни с 8:00 до 22:00.

Создается впечатление, что при подобных методах и вседозволенности со стороны руководства сотрудники агентств с намного большим рвением принимаются за техники устрашения и запугивания, а не за выяснение точных адресов и контактных данных должников.


Полный охват

Не менее изощренные способы коллекторы могут применять при воздействии на должника через его окружение. Самые распространенные техники – это рассылка по листу друзей в социальных сетях сообщений с уведомлением в стиле «ваш друг скрывается от уплаты долга в размере….".

И несмотря на то, что такая активность в публичном пространстве на самом деле является грубым нарушением сразу нескольких законов, многие склонны считать это «мелочью». На самом же деле эта мелочь тянет на незаконное разглашение сведений, касающихся коммерческой, налоговой и банковской тайны, а также нарушение неприкосновенности частной жизни. А уже если коллектор начинает писать о том, что друг вполне может помочь своему другу, если поучаствует личными финансами в решении проблемы, то это уже и вовсе вымогательство.

Но сборщики долгов идут дальше! В 2016 году более 300 сотрудников ОАО «Белзан» в башкирском городе Белебее были экстренно эвакуированы после сообщения о заложенной взрывчатке. Сотрудника предприятия, который ранее взял кредиты в офисах двух МФО, неизвестный голос по телефону назвал террористом, намеревающимся взорвать завод. В голове звонившего причудливым образом сложилась взаимосвязь между клеветой, созданием опасной ситуации и возможностью должника погасить просроченные платежи.


Опасное напряжение

Совершенно невообразимые случаи произвола коллекторов до сих пор попадают в СМИ. Инцидент с поджогом дома в Ульяновске и пострадавшими невинными людьми – это самое громкое дело, связанное с превышением не просто полномочий, но и уровня неадекватности специалистов по долгам.

Периодически в новостных лентах описываются новые инциденты: нападения на должников в подъездах жилых домов, порча личного движимого и недвижимого имущества, кража домашних питомцев, изощренные способы общения методом угроз и даже подброшенных «анонимок» из газетных букв.

Стоит все-таки отвлечься от перечисления откровенно противных и позорящих профессию случаев, чтобы взглянуть на ситуацию со стороны, под другим углом. Как вы назовете человека, который тратит несколько часов на вырезание букв из газет или журналов, чтобы подбросить записку неприятного содержания должнику? Нет других слов, кроме как как «садист» и «псих». А если этот человек покупает красящие аэрозольные баллоны, маску, неприметную накидку и отправляется в чужой дом, чтобы оставить там «след в памяти поколений»? Мы ведь тоже легко найдем определение: вандал, хулиган.

Не создается ли таким образом под прикрытием работы с должниками альтернативная сеть «группировок» из лиц с деструктивными наклонностями и преступным мышлением?


Доколе?

Вместе с тем, все чаще от представителей общественности, экспертов и даже различных представителей властных структур звучит мнение о необходимости полного запрета деятельности коллекторских агентств, так как они, по сути, не помогают цивилизованно решить проблему, а различными способами из суровых 90-х загоняют должников в депрессию, паранойю и психозы.

Единое мнение складывается у профессионалов не просто так: если оценить самые резонансные случаи с применением физического и психологического насилия против должников, то общая оценка не оставляет сомнений. Так работать в этой сфере точно нельзя!

Долги физических лиц растут, но подобные методы не помогут с ними справиться, а только сгущают краски. В целом проблема с нарастанием долгов во всех сферах – в сегменте крупных компаний, среди малого бизнеса, а также по физическим лицам – требует системного решения. Речь идет не просто о пересмотре механизма работы с должниками или о технологиях ведения переговоров. В этих вопросах требуется создание новых институтов и возможностей, с системой мотивации для персонала, задействованного в этих процессах. Конечно, очень может помочь опыт других стран, в том числе соседа-Казахстана, в котором уже внедрен институт частных судебных приставов, например. Но при этом нужно признать, что реформы, которые требуются нашей стране сегодня, предусматривают не просто создание новых названий и сегментов, в которые вольются «старые» кадры. 

Речь о полном переосмыслении и переформатировании деятельности, и коллекторам в современном понимании и в свете всего вышесказанного, в этом новом мире просто не найдется места. Потому что их методы и тактика не имеют ничего общего с законом и адекватными переговорами. Это принуждение к оплате, которое проходит не через осознание возможностей, инструментов и путей дальнейшего решения проблем, а через создание страха и паники. Работать в XXI веке методами взывания к базовым инстинктам выживания и стыду – это совсем не та практика, которую можно отнести к современному подходу и продуктивным переговорам.

С одной стороны, место в правовом поле, нормативная и социальная база деятельности коллекторов до сих пор окончательно не ясна (исполнением судебных актов у нас занимаются судебные приставы-исполнители, да и возможность принудительного взыскания возникает только после вынесения решения суда – а чем тогда занимаются коллекторы? Досудебным урегулированием споров? В принципе уже хорошо, что законодатель вообще признал их существование). С другой стороны, услуги по взысканию проблемных долгов в настоящее время остаются востребованными рынком. По-хорошему, на место коллекторов должны прийти как раз частные судебные приставы, с четкой и понятной нормативной базой деятельности, с понятными требованиями, заинтересованные и мотивированные, с регламентированными возможностями по взысканию долга и ответственностью за свои действия.

13 Декабря 2019
Константин Суныгин
Арбитражный управляющий, эксперт по субсидиарной ответственности
Нравится 6
Ха-ха 3
Удивительно 5
Грустно 5
Возмутительно 2
Не нравится 3




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку
Поделиться новостью:

Читайте также

Новости партнеров