Кассация привлекает директора к СО наперекор нижестоящим судам

1093
Время чтения - 6 минут

Номинальный директор признался, что никаких решений не принимал, только подписывал документы и полностью раскрыл схему работы компании.

Суд первой инстанции и апелляция освободили номинала от субсидиарной ответственности. Ущерб кредиторам произошёл не по его вине. Но кассация потребовала пересмотреть дело.

На повторном рассмотрении первые два суда снова не нашли доказательств вины ответчика. Кассационный суд во второй раз возвратил дело.

Рассмотрим кейс в деталях в рамках спецпроекта ДОЛГ.РФ #субсидиарнаяответственность и попытаемся понять, почему судьи никак не могут договориться.

Нет реальной деятельности – нет документов

Казанское ООО «МетИнвест» признано банкротом. Татфондбанк требует привлечь к субсидиарной ответственности двух бывших директоров. Г-н Кашапов Р.М. руководил обществом до мая 2016 года, Демидова Н.Г. – с мая 2016 до банкротства.

Татфондбанк также находится в процедуре банкротства. Кредитора представляет конкурный управляющий – Агентство по страхованию вкладов.

Основание для привлечения к СО – не полная передача бухгалтерских документов. Дебиторская задолженность должника – почти 2 миллиарда рублей. Но взыскать её не удаётся. Пять дебиторов также объявлены банкротами. Конкурсный управляющий МетИнвеста хотел войти к ним в реестр. Но по всем пяти получил отказ. Суды признали договоры мнимыми.

Ответчики предоставили суду акт приёма-передачи документов. Из акта следует, что договоры поставки, универсальные передаточные документы, договоры уступки и новации по сделкам были переданы конкурсному управляющему. Последний получение подтвердил.

Однако заявитель считает, что не все документы были переданы. По этой причине управляющий получил отказ во включении требований МетИнвеста в реестры дебиторов.

Предыдущий руководитель – Кашапов – в разбирательстве не участвовал. Последний директор – Демидова – напротив, участвовала во всех заседаниях и отстаивала свои интересы.

Демидова сообщила суду, что МетИнвест деятельности не вёл. Документы поступали из Татфондбанка, руководитель их только подписывал. Это была схема работы с кредитными деньгами, в которой задействована группа юридических лиц. Реальной оптовой торговли не осуществлялось.

Судебные разбирательства с другими участниками группы подтверждают показания номинала. Каждое юрлицо состояло из одного человека. Реальной хозяйственной деятельности не было. Все указания поступали через аудитора Татфондбанка.

Таким образом, суды отказались включить МетИнвест в реестр его дебиторов не по причине отсутствия документов. Все сделки были мнимыми, реальной деятельности не велось.

Судья первой инстанции Ахмедзянова Л.Н. и апелляционная коллегия под председательством Колодиной Т.И. отказали заявителю в привлечении руководителей МетИнвеста к субсидиарной ответственности.

Апелляция дополнительно отметила, что заявитель требует привлечь к СО обоих директоров. Но никаких доказательств вины Кашапова вообще не представлено. Татфондбанк не объяснил, какие действия предыдущего директора привели к непередаче документов и ущемлению кредиторов.

Агентство по страхованию вкладов не согласилось с отказом и пошло в кассацию.

Кассации доказательств недостаточно

Кассационная коллегия под председательством Кашапова А.Р. встала на сторону заявителя и отменила решения нижестоящих судов.

Первая инстанция и апелляция признали ответчиков номиналами на основании других судебных актов. Но суды «не дали оценки указанным документам на предмет их относимости и допустимости в качестве доказательства».

Вместе с тем, независимо от наличия судебного акта, суд в каждом конкретном случае обязан самостоятельно дать оценку имеющимся обстоятельствам. Это играет существенную роль для правильного разрешения спора.

Также кассация отметила, что номинальность директора не снимает с него ответственности за деятельность предприятия. В силу п. 6 постановления Пленума ВАС РФ № 53 от 21.12.2017 формальный руководитель не утрачивает статус контролирующего лица. Номинальный и фактический руководители несут субсидиарную ответственность солидарно.

Кассация сочла, что нижестоящие суды не полностью исследовали обстоятельства дела, и отправила спор на новое рассмотрение.

Первая инстанция и апелляция отстаивают своё решение

Второй раз в первой инстанции дело рассматривала всё та же судья Ахмедзянова Л.Н. Апелляционная коллегия поменялась полностью. Но решение при этом не изменилось. И первая инстанция, и апелляция отказали АСВ в заявлении.

Судебные акты содержат по сути те же аргументы, что и в первый раз. Только выводы повторены трижды в разных вариациях. Видимо судьи сочли, что кассация не поняла с первого раза.

Отмечено, что конкурсный управляющий подтверждает получение первичных документов по спорной дебиторской задолженности и просит отказать в заявлении Татфондбанку.

При рассмотрении споров о включении требований ООО «МетИнвест» в реестры дебиторов, судами в соответствии с повышенным стандартом доказывания были затребованы дополнительные документы. Речь шла о подтверждении хранения товара на складах, его таможенном оформление, транспортировке в адрес покупателей. Однако в реальности таких поставок не осуществлялось, и предоставление ответчиком документов в указанной части невозможно.

Татфондбанк утверждает, что решения других судов, доказывающие мнимость сделок, не имеют преюдициального значения в рамках настоящего спора. Первая инстанция и апелляция с этим доводом соглашаются. Однако установленные судами обстоятельства можно использовать в качестве доказательств.

Кроме того, транзитный характер операций подтверждается выписками по расчетным счетам ООО «МетИнвест». Денежные средства поступали в счет оплаты за товар и в тот же день и в том же размере перечислялись аффилированным с Татфондбанком организациям.

Ответчиком представлены дополнительные подтверждения того, что контроль над совершением транзитных операций осуществлял Татфондбанк. Это распечатки электронных писем, в которых содержатся указания подписать документы с приложением схем движения денежных средств, таблиц распределения кредитных портфелей, реестров с суммами для погашения, рекомендаций по внесению изменений в отчетность. Приведенные выше обстоятельства заявителем в нарушение ст. 65 АПК РФ не опровергнуты.

Суд кассационной инстанции указал, что ответчиками не представлены доказательства передачи ООО «МетИнвест» документации в подтверждение дебиторской задолженности. При новом рассмотрении установлено, что такие доказательства отсутствуют в силу объективных обстоятельств. Сделки носили мнимый характер, что само по себе исключает наличие доказательств их совершения. Ответчики не обладают средствами доказывания отрицательного факта, лишены возможности передать документацию, которой в действительности не существовало.

В своих актах суд первой инстанции и апелляция отметили, что вышеуказанные доводы приводились ими и при первом рассмотрении. Эти доводы приводят к такому же решению: ответчики не виновны ни в банкротстве ООО «МетИнвест», ни в ущербе для кредиторов.

Агентство по страхованию вкладов решило довести дело до конца и опять пошло в кассацию.

Кассация продавливает субсидиарку

При новом рассмотрении два из трёх членов кассационной коллеги остались прежними. И кассация во второй раз настояла на субсидиарке.

Новых доводов судьи не привели. Только заявили, что руководители ООО «МетИнвест» не опровергли установленные законом о банкротстве презумпции.

Также кассация отметила, что ответчики не раскрыли конкретных лиц, чьи указания выполняли.

Видя, что нижестоящие суды упорствуют, кассационная коллегия сама приняла решение о привлечении руководителей должника к субсидиарной ответственности. Однако определить размер ответственности судьи не смогли. В этой части они направили дело на третье рассмотрение.

Данный спор демонстрирует решимость окружного суда привлечь номинальных руководителей к СО. Вероятно, такое отношение связано с тем, что ответчики не раскрыли реальных бенефициаров. В любом случае кейс показывает, что от субсидиарки не застрахован никто.

Другие материалы в рамках спецпроекта #субсидиарнаяответственность читайте здесь.