Судить, но не смешивать: директор ушел от ответственности, потому что арбитраж смешал нормы права

Гражданско-субсидиарный подход не сработал

3 минуты
Судить, но не смешивать: директор ушел от ответственности, потому что арбитраж смешал нормы права

Директор заключил невыгодную для предприятия сделку. Убыток составил 9 млн руб. Через 2 года предприятие становится банкротом. Конкурсный управляющий хочет привлечь директора к ответственности. Доказательств достаточно, но директор отбивается. ДОЛГ.РФ разбирался в кейсе и выяснял, что пошло не так и где была допущена ошибка.

Суд признаёт сделку недействительной

Директор ОАО «Стройград» Желаев Э.Е. в сентябре 2013 года продаёт нежилые помещения за 3 млн руб. Рыночная цена объектов недвижимости составляет 12 млн.
В июне 2015 года Стройград становится банкротом. Арбитражный управляющий оспаривает сделку по продаже помещений. Суд обязует покупателя возместить продавцу рыночную стоимость отчуждённого имущества, то есть 12 млн руб. Покупатель не исполняет решение суда. Деньги в конкурсную массу не поступают.

Конкурсный управляющий подаёт заявление о привлечении Желаева к субсидиарной ответственности. Раз убыточный договор подписал – должен отвечать. Первая инстанция и апелляция поддерживают управляющего.


Директора привлекают к субсидиарке

Судья Гиргушкина Н.А. справедливо применила ст. 10 закона о банкротстве в редакции от 28.06.2013. Именно она действовала на дату совершения сделки. Контролирующее лицо привлекается к субсидиарной ответственности, если в результате заключения этим лицом сделки причинён имущественный вред кредиторам.

Постановления Пленума ВС РФ № 53от 21.12.2017 предписывает судам выяснять, был ущерб существенным или нет. Сумма договора должна быть значима в масштабах деятельности должника, и убыток от сделки также должен быть существенным.

Суд исследовал балансовые отчёты ОАО «Стройград». В 2013 году активы предприятия упали с 38 до 18 млн. На конец года убыток составил 7,6 млн, а кредиторская задолженность 14 млн руб. Вывод – причинение существенного вреда очевидно.

Согласно ст. 10 закона о банкротстве ответчик может опровергнуть тот факт, что спорная сделка нанесла ущерб кредиторам. Но подобных доказательств Желаев суду не представил.
По букве закона привлечённое к субсидиарной ответственности контролирующее лицо обязано погасить все требования кредиторов, непогашенные в процедуре банкротства. Если ответчик докажет, что ущерб от совершённой сделки значительно ниже этой суммы, суд имеет право уменьшить размер взыскания.

Ущерб от недействительной сделки составил 9 млн. Это разница между рыночной стоимостью отчужденного имущества и фактически уплаченной суммой. Поэтому судья Гиргушкина взыскала с ответчика 9 млн руб. Апелляция полностью подтвердила доводы первой инстанции и оставила определение в силе.


Кассация отменяет взыскание

Бывший директор не согласился с таким решением и подал кассационную жалобу. Желаев утверждал, что не имел цели нанести ущерб предприятию. Также он заявил, что суды не доказали причинно-следственную связь между его действиями и дальнейшим банкротством должника.

Кассационная коллегия под председательством Парской Н.Н. прислушалась к доводам ответчика. Суды правильно сослались на постановления Пленума ВС РФ № 53от 21.12.2017. Они выявили сделку, которая нанесла убытки кредиторам. Размер ущерба был признан существенным. Вывод, что контролирующее лицо несёт субсидиарную ответственность, был сделан в рамках законодательства о банкротстве.
Но определяя размер взыскания, судьи перешли на гражданское законодательство. Они применили ст. 53.1 ГК РФ – руководитель предприятия обязан возместить убытки, причинённые по его вине.

 При рассмотрении ответственности контролирующего лица судьи выбирают, какое законодательство применять: общегражданское или банкротное. Если действия руководителя привели предприятие к банкротству, его привлекают к субсидиарной ответственности. Если ущерб был не настолько значителен, применяется ст. 53.1 ГК, и взыскиваются прямые убытки.
Смешивая два подхода, судьи впадают в противоречие. Они не установили характер правонарушения ответчика, не определили существенность ущерба.

Кассация отменила обжалуемые судебные акты и отправила дело на новое рассмотрение.
Теперь у директора есть шансы избежать ответственности. Ему нужно доказать, что к банкротству предприятие привело что-то другое, а не спорная сделка. А привлечь его по ст. 53.1 ГК, скорее всего не получится, т.к. прошёл срок исковой давности.
Нравится 305
Ха-ха 162
Удивительно 95
Грустно 67
Возмутительно 67
Не нравится 84




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики.

Поделиться новостью:
Читайте также
Новости партнеров