Если элитное жилье – единственное, то у банкрота его не отберут

2 минуты
Поделиться новостью:
Если элитное жилье – единственное, то у банкрота его не отберут

Спор между предпринимателем Олегом Назаровым из Челябинской области и банками стал прецедентным. Кредиторы пытались вернуть долги путем обращения взыскания на элитное жилье, принадлежащее бизнесмену. Однако после того, как апелляционная инстанция выяснила, что элитная недвижимость была единственным местом проживания несостоятельного гражданина, процедура взыскания была запрещена.

Суть дела:

  1. Олег Назаров задолжал банкам более 200 млн руб. Среди кредиторов предпринимателя числились ВТБ, «Локо-Банк» и «Газпромбанк».

  2. С 2016 года бизнесмен проходит процедуру банкротства. Дабы сберечь свое имущество, Олег Назаров продает его аффилированным лицам. Среди проданных активов: автомобили, земельные участки, элитный коттедж в Московской области (поселок «Барвиха Клаб») площадью 386 м2, три квартиры в Челябинской области. Арбитражному управляющему удалось оспорить сделки предпринимателя и вернуть имущество должнику. Часть активов удалось продать и рассчитаться с кредиторами.

  3. Вопрос о том, можно ли продавать элитный коттедж, дошел до суда. Бизнесмен сообщил, что это единственный дом для его несовершеннолетнего ребенка и супруги. В связи с этим продавать коттедж арбитражный управляющий не имел права.

  4. В Арбитражном суде Челябинской области доводы Олега Назарова посчитали неубедительными. Суд учел, что действия предпринимателя ранее были признаны недобросовестными. Должник намеренно зарегистрировал элитный коттедж на свою семью перед подачей банками иска о банкротстве. Также мужчина пытался «избавиться» от другого имущества. С учетом недобросовестности действий бизнесмена, челябинский арбитраж разрешил продать жилье из «Барвихи Клаба». Суд посоветовал банкроту переселиться в бюджетный вариант жилья.

  5. 9 августа 2019 года решение челябинского арбитража отменил 18-ый апелляционный суд. Он посчитал, что интересы несовершеннолетнего ребенка должны стоять выше интересов кредиторов. И потому не имеет значения, в каком именно жилье зарегистрирован ребенок – он имеет право на проживание в нем.

Не исключено, что кассационная инстанция в будущем может не согласиться с решением апелляции. Верховный Суд (ВС) РФ разъяснял, что при оценке того, подлежит ли элитная недвижимость продаже при банкротстве, требуется учитывать социальную норму на метраж. Потому рекомендация первой инстанции о переезде в дом или квартиру поскромнее вполне обоснованы.

Суды продолжают разделяться во мнениях, потому требуется законодательное регулирование данного вопроса.

 Данный вопрос был предметом рассмотрения Верховного суда, который в Пленуме № 48 от 25.12.2018 года, высказал следующую позицию. При оспаривании сделки в деле о банкротстве следует учитывать, какое имущество подлежит возврату в конкурсную массу.

Сделка не подлежит признанию недействительной, если в результате оспаривания будет возвращено единственное жилое помещение, в котором на момент спора проживает ребенок или сам должник, данная квартира защищена исполнительским иммунитетом.

Даже если представить, что в данном споре элитное единственное жилье будет выставлено на продажу, а должнику при этом рекомендовано переехать в бюджетную квартиру, кто и каким образом будет обеспечивать приобретение данного бюджетного жилья, ведь все денежные средства будут распределены между кредиторами, а должнику при этом не остается ничего. У него не будет средств для покупки себе бюджетной жилой площади.

На мой взгляд, правильно, что закон справедливо защищает единственное жилое помещение, даже если оно является элитным.

29 августа 2019
Андрей Жердев
Адвокат
Читайте также