Особенности применения пункта 11 статьи 25.1 федерального закона «О банкротстве»

6 минут
Поделиться новостью:
Автор: Игорь Фролов
Особенности применения пункта 11 статьи 25.1 федерального закона «О банкротстве»

На кафедру предпринимательского права Юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова поступил запрос от СМИ с просьбой дать юридическое толкование применения пункта 11 ст. 25.1 Закона о банкротстве, которая регулирует использование средств компенсационного фонда саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.

ИЗ ЗАПРОСА:

«Просим разъяснить, какую редакцию данной статьи Закона следует применять и на какие правовые события ориентироваться в делах, которые относятся к разным периодам времени. Дело в том, что за период с 2012 по 2019 год пункт 11 статьи 25.1 Закона о банкротстве менялся трижды. В частности, менялся размер предельный размер компенсационной выплаты из фонда применительно к одному случаю причинения убытков. В 2012 году он составлял 25% от суммы фонда, далее это была фиксированная сумму в размере 5 млн рублей и с 1 января 2019 года он составляет 50% от суммы фонда.

Судебные споры возникают из-за того, какую именно редакцию применять при рассмотрении дел о взыскании компенсации. Например, если дело о компании было открыто в 2013 году, Арбитражный управляющий совершил противоправные действия в 2016 году, убытки от них появились в 2017-2018 годах (важно - возместить убытки не может и страховки тоже не хватает, потому что сумма убытков – более 300 млн рублей), а Арбитражный суд рассматривает это дело в 2020 году, по какой редакции Закона взыскивать компенсацию с СРО?»

ОТВЕТ:

photo_2021-12-14_12-52-38.jpg 



Игорь ФРОЛОВ, доцент кафедры предпринимательского права Юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, кандидат юридических наук:


—  Статьей 12 Федерального закона от 29.12.2015 № 391-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в пункт 11 статьи 25.1 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 43, ст. 4190; 2005, N 44, ст. 4471; 2006, N 30, ст. 3292; 2008, N 30, ст. 3616; 2009, N 1, ст. 4; N 29, ст. 3632; N 51, ст. 6160; 2010, N 31, ст. 4188; 2011, N 1, ст. 41; N 19, ст. 2708; N 29, ст. 4301; N 30, ст. 4576; N 49, ст. 7015, 7024, 7068; 2012, N 31, ст. 4333; N 53, ст. 7619; 2013, N 27, ст. 3481; N 51, ст. 6699; N 52, ст. 6979; 2014, N 11, ст. 1095; N 49, ст. 6914; 2015, N 1, ст. 10, 29, 35; N 27, ст. 3945, 3977; N 29, ст. 4362) были внесены следующие изменения:

Во-первых, в абзаце первом пункта 11 статьи 25.1 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ранее изложенном в редакции:

а3.png

слово «пять миллионов» было заменено словами «пятьдесят процентов компенсационного фонда саморегулируемой организации арбитражных управляющих», в итоге окончательный вид пункта 11 статьи 25.1. приобрел форму следующей редакции:

 а4.png

Указанной нормой предусмотрено, что компенсационный фонд саморегулируемой организации в целях определения компенсационной выплаты устанавливается на последнюю отчетную дату, предшествующую дате принятия решения суда о взыскании с арбитражного управляющего убытков (См. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.04.2021 № Ф01-1982/2021 по делу № А43-44915/2019).

Во-вторых, ранее в соответствии со статьей 20 Федерального Закон от 29.12.2015 N 391-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» абзац второй пункта 11 статьи 25.1. Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» изложенный в следующей редакции:

а1.png

признан утратившим силу с 1 января 2017 года.

Для исключения вопросов, связанных с началом применения положений новой редакции пункта 11 статьи 25.1 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», внесенных статьей 12 Федерального закона от 29.12.2015 N 391-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», в части установленного законодательством предельного размер компенсационных выплат из компенсационных фондов саморегулируемых организаций арбитражных управляющих федеральным законодателем было четко определено, что правила новой редакции применяются в отношении компенсационных выплат, осуществляемых в связи с причинением убытков вследствие действий и (или) бездействия, совершенных в делах о банкротстве, производство по которым возбуждено после 1 января 2019 года, о чем прямо указано в пункте 5.2 статьи 23 Федерального закона от 29.12.2015 № 391-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»:

а2.png

 Таким образом, в ситуации при которой:

  • дело о компании было возбуждено в 2013 году;
  • арбитражный управляющий совершил противоправные действия в 2016 году;
  • убытки возникли (появились) в 2017-2018 годах;
  • арбитражный суд рассматривает это дело в 2020 году.

действующая редакция пункта 11 статьи 25.1 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в части ограничения возложения на арбитражного управляющего обязанностей в деле о 50% компенсационного фонда саморегулируемой организации арбитражных управляющих по требованию о компенсационной выплате применительно к одному случаю причинения убытков не может быть применена, при условии, что определение о привлечении управляющего к ответственности было вынесено до конца 2018 года, так как в пункте 5.2 статьи 23 Федерального закона от 29.12.2015 № 391-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» прямо указано на то, что установленный пунктом 11 статьи 25.1 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предельный размер компенсационных выплат из компенсационных фондов саморегулируемых организаций арбитражных управляющих применяется в отношении компенсационных выплат, осуществляемых в связи с причинением убытков вследствие действий и (или) бездействия, совершенных в делах о банкротстве, производство по которым возбуждено после 1 января 2019 года.

Вместе с тем необходимо учитывать ряд обстоятельств:

  1. Если производство по делу о банкротстве, в которым действиями и (или) бездействием арбитражного управляющего были причинены убытки, ранее было прекращено по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (например: абзац второй пункта 3.5 статьи 9.1; статьей 45; пункт 3 ст. 48; статьей 57; абзац второй пункта 6 статьи 88; статьи 116; абзац второй пункта 6 статьи 119; абзац второй пункта 2 статьи 120; пункт 4 статьи 125; пункт 3 статьи 174; по основаниям пункта 1 статьи 159; статьи 189.70; пункт 2.7. статьи 201.1; абзац 4 пункта 1 статьи 213.6; пункт 1 статьи 213.31), а в последствии (после 1 января 2019 г.) вновь было возбуждено по основаниям, предусмотренным действующим законодательством, то система ограничений возложения на арбитражного управляющего обязанностей в деле о 50 % компенсационного фонда саморегулируемой организации арбитражных управляющих по требованию о компенсационной выплате применительно к одному случаю причинения убытков может применяться.
  2. Анализ судебной практики свидетельствует о том, что на окончательное решение о применении редакций пункта 11 статьи 25.1 Федеральным законом от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» оказывают влияние обстоятельства конкретного дела, а именно: анализ судом типа и характера противоправного действия или бездействия арбитражного управляющего в конкретном деле о (например, если указанные деяния арбитражного управляющего носили длительный характер, вплоть до принятия арбитражным судом определения о привлечении его к ответственности уже после 1 января 2019 года), которые могут свидетельствовать о противоправности в период действия последней редакции указанного пункта. В указанных случаях суды выносят решения на основании последней действующей редакции комментируемого пункта.
Комментировали:
Игорь Фролов
Доцент кафедры предпринимательского права Юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, кандидат юридических наук