Следующий год для европейцев станет годом банкротств

4 минуты
Поделиться новостью:
Автор: Саша Данилов
Следующий год для европейцев станет годом банкротств

Несколько недель назад международная консалтинговая компания JLL выпустила любопытный отчет о европейском рынке просроченных долгов. Поскольку по этой тематике выходит не так много аналитики, я прочитал его с большим интересом. Даже несмотря на максимально нейтральный, лишенный каких-либо эмоций тон этого документа, выводы после его прочтения напрашиваются далеко не радужные. Похоже, следующий год для европейцев станет годом банкротств, как личных, так и корпоративных.

С одной стороны, как замечают аналитики JLL, программы вакцинации вроде бы показывают скорый выход из COVID-кризиса, хотя бы с точки зрения эпидемиологической обстановки. Но вот влияние этого кризиса на экономику не закончится даже после того, как пик эпидемии будет пройден.

В JLL ожидают, что последствия COVID-кризиса сильно ударят по финансовому сектору, существенно увеличив в 2022 году долю кредитов, по которым клиентами будут остановлены платежи. Аналитики JLL мрачно предсказывают, что такие долги довольно быстро перейдут в еще более неприятную с точки зрения финансовых рисков категорию - невозвратные долги.

 вставка_1.png

Значительный рост невозвратных кредитов – это, конечно же, не единственная черта экономического ущерба, который, по их мнению, будет сопровождать выход Европы из кризиса. Это, скорее, одно из следствий ряда более значимых факторов, каждый из которых как сам по себе, так и все вместе вызовут целый набор больших и малых потрясений.

Первый фактор – это обесценивание рынка труда. Для того, чтобы выжить, многие компании сократят персонал, а это в свою очередь вызовет рост безработицы и, как следствие, – сокращение заработной платы.

Второй важный момент – бизнес-провалы и неплатежеспособность. “Просрочка” по кредитам и остановка платежей в конце концов вызовут цепь банкротств, которая приведет к потенциальной неплатежеспособности на годы вперед.

Третий фактор, который будет характеризовать пост-ковидный 2022 год, – рост потери жилья, что, конечно, разрушительно отразится на уровне «здоровья» домохозяйств в целом.

Но вернемся к “просрочке”. Рост объема невозвратных кредитов серьезно отразится на экономических показателях банков. Создается, как написано в отчете, «порочный круг», когда банки будут вынуждены, с одной стороны, ужесточить правила выдачи кредитов, а с другой стороны – усилить взыскание по долгам, чтобы компенсировать свои потери. Все в сумме очевидно вызовет сокращение кредитования как физлиц, так и организаций.

Дополнительно к этому, как считают в JLL, рост объема невозвратных кредитов будет усиливать и то, что восстановление экономик стран Европы будет неравномерным как в целом, так и по отдельным секторам. Меры поддержки, предпринятые в разных странах, будут вводиться не одновременно, поэтому и восстановление до «доковидных» уровней будет иметь разную скорость. А самое главное – финансовая поддержка компаний, которая помогла им выжить в кризис, вряд ли будет действовать после того, как формально коронавирус будет побежден. То есть, европейский бизнес окажется один на один с постковидным экономическим ландшафтом, который будет существенно отличаться от относительно спокойного 2019 года.

Но сам по себе рост объема невозвратных кредитов, по мнению JLL, произойдет достаточно плавно. В 4 квартале 2019 года (то есть прямо перед пандемией) объем «плохих» долгов в европейских банках был на уровне 2,7%. В первом квартале этого года, благодаря финансовым мерам поддержки бизнеса и кредитному мораторию, он даже упал до рекордных 2,5%. Однако уже скоро отказ от мер по спасению бизнеса вызовет массу проблем для банковского сектора.

Дело в том, что банки-члены Европейской Банковской Ассоциации вынуждены придерживаться определенного уровня «плохих» долгов. Под давлением регулятора они будут обязаны снизить их объемы, чтобы оздоровить балансы. То есть, если просто - выставить такие долги на продажу. И вот тут, по мнению JLL, наступит звездный час для инвесторов, специализирующихся на невозвратных долгах. График ниже наглядно демонстрирует страны, где объемы проблемных кредитов, выставленных на продажу, могут быть очень высокими.

вставка_2.png

Впрочем, предвкушая «большую охоту», инвесторы уже начали скупать европейскую “просрочку”. В частности, американский хедж-фонд Davidson Kempner недавно приобрел у греческого Alpha Bank проблемные кредиты на общую сумму в 10 млрд евро, и это стало крупнейшей подобной сделкой в стране. А греческий же Piraeus Bank уже объявил о готовности до конца года продать портфель просроченных долговых обязательств на 19,5 млрд евро.

Итак, уже скоро на европейский рынок “плохих” долгов выйдут “свежие” портфели с сотнями тысяч, а может и миллионами “коронавирусных” кейсов. А никем не учтенный “погодный” фактор (пожары в южной части Европы и наводнения в ее экономически развитых регионах) только увеличит их число.