Античный Рим: должник и кредитор в эпоху Республики и империи

1004
16 минут
Античный Рим: должник и кредитор в эпоху Республики и империи

Считается, будто первые банки появились в древнем Вавилоне около трех тысяч лет назад. Правда, рассматривать эти ростовщические конторы в качестве полноценных банков не следует — во-первых они обслуживали только и исключительно сограждан, не выходя на «международный рынок», а во-вторых не предоставляли никаких других услуг кроме одалживания средств под процент. Да и привычных нам денег по тем временам не существовало: эквивалентом выступали слитки драгоценных металлов или даже меди, что было не слишком удобно.

Революция в финансовой сфере произошла после воистину эпохального изобретения, сделанного в Лидийском царстве в середине VI века до нашей эры: при легендарном царе Крёзе в Лидии начали печатать монеты с твердо установленным содержанием золота или серебра. Это разумное начинание мигом поддержали многие соседи лидийцев, а в особенности обитатели Финикии, страны, находившейся на территориях нынешних Ливана и северного Израиля. Финикийцы, а так же их прямые потомки карфагеняне, были народом чрезвычайно предприимчивым. Они первыми сообразили, что если появился удобнейший в использовании эквивалент стоимости товаров и услуг, — монеты! — значит, с ними можно производить всевозможные финансовые операции и, разумеется, оказывать финансовые услуги.

Для человека современного это может показаться странным, но именно в Финикии и Карфагене, задолго до Рождества Христова, впервые появились такие знакомые нам термины: вклад, кредит, депозит, вексель, курс и обмен валют — содержание драгоценных металлов в монетах государств Древнего мира было различным, так почему бы не сыграть на разнице курсов? Наконец, карфагеняне изобрели ипотеку и ипотечные кредиты под залог недвижимого имущества. Если вы отправляетесь в далекое путешествие, например из Греции в Египет эпохи фараонов, то вовсе не обязательно возить с собой наличные — на дорогах встречаются разбойники, а на море пираты! Вполне достаточно заглянуть в отделение частного карфагенского банка, внести средства, получить чек и по прибытию в точку назначения обменять его на местную валюту. Тем более, что папирус куда проще спрятать, чем набитый серебром кошель.

Шли века, Карфаген исчез, доминирующей державой в Средиземноморском регионе становится Римская республика, позднее преобразовавшаяся в империю. Огромное и стремительно развивающееся государство нуждалось в устойчивой сети финансовых учреждений, как государственных, так и частных — требовалось финансировать армию и колоссальные стройки, от амфитеатров до акведуков и дорог, было необходимо стимулировать торговлю и обмен товарами на огромных пространствах. В Риме появляются собственные банки с самыми разными учредителями: частные лица, государство, храмы.

Римские банкиры назывались «аргентариями», от лаинского argentum, «серебро». Их функции опять же мало отличались от современных: размен денег, оценка подлинности и сортировка монет, прием и выдача вкладов, кредитование купцов, поручительство при заключении торговых сделок и так далее по десяткам категорий. Приходи, получай кредит, нанимай корабль и отправляйся за море в поисках редких и ценных товаров, которые можно выгодно продать в Вечном городе!

Ну а там, где есть кредитор и должник, обязательно возникает система регулирования их взаимоотношений, основанная прежде всего на законодательстве, а затем на общепринятых правилах, традициях и личных взаимоотношениях: зачастую кредиторами крупных римских политиков, военных или даже самого государства выступали частные лица.

Запомним самое главное: римляне полагали, что писаный закон и его неукоснительное исполнение отличает их от всех прочих народов. Закон это цивилизация, отсутствие закона — варварство. Поскольку древний Рим был аграрным государством, где 90 процентов населения трудилось в сельском хозяйстве, законы охранявшие право собственности (и прежде всего собственности на землю, как главную ценность!) были невероятно строги. Большая часть римского законодательства посвящена вопросам охраны собственности и использования этой собственности: продажа, аренда, наследование.

 

Долговое рабство

 долговое рабство.jpg

Самый первый известный нам законодательный акт Рима (знаменитые «Законы двенадцати таблиц», составленные около 450 года до нашей эры), уже в третьей таблице разъясняет, что полагается делать с несостоятельным должником — следовательно, этот вопрос был весьма актуален для общества и требовал абсолютно недвусмысленного толкования. Отметим, что социальное устройство былых времен проще всего изучать именно по законодательству: сразу становится очевидно, какие проблемы больше всего интересовали людей далекого прошлого.

Суровость римского долгового закона исключительная, но тут следует сделать скидку на то, что в Древнем мире к проштрафившемуся индивидууму всегда относились без ненужного либерализма: виноват — отвечай. Сперва должнику даются тридцать «льготных» дней для выплаты всей суммы, затем же истец вправе привести его в суд для окончательного решения. Если суд признает, что долг не выплачен, истец имеет полное право «наложить колодки или оковы весом не менее, а, если пожелает, то и более 15 фунтов» и заточить должника у себя в доме. Причем должник обязан за время отсидки в подвале или кладовке у кредитора кормиться за собственный счет, а если это невозможно, ему следует выдавать минимум фунт муки в день — прямо скажем, диета очень скудная. Максимальный срок такого «долгового заточения» был 60 дней, за которые должника трижды приводили к претору (судебному чиновнику) для нового оглашения суммы долга.

Третий визит к претору и неуплата заканчивались совсем плохо: по закону должника могли «продать за границу за Тибр», то есть изгнать из государства с продажей в рабство. Наказание — хуже не придумаешь, поскольку римское гражданство давало массу исключительных привилегий. Фактически, это гражданская смерть. Эта же статья закона предусматривала совсем экзотическое для нас наказание: должника могли предать смерти, разрубив на части, а руки-ноги раздать кредиторам в качестве «компенсации» за убытки. Однако, римский писатель и историк Авл Геллий, великий знаток древней истории своего государства, отмечает, что «никогда не читал и не слыхал, чтобы в старину кто-нибудь был разрублен на части» — видимо, эта крайне архаичная статья на деле никогда не применялась, а если и была однажды применена, то совсем уж в незапамятные времена, которые для римлян республиканской эпохи уже были очень далекой, баснословной древностью.

Предположительно казнь с «разрубанием на части» была ритуальной, носившей характер жертвоприношения — ведь должник клялся именем богов, обеспечивая их свидетельство при принесении обязательств. Должник обманул не только кредитора, но и богов, за что должно следовать самое строгое наказание. Вдобавок, эта жестокая мера заставляла любого сто раз подумать перед тем, как принимать безответственное и легкомысленное решение. Но мы все-таки поверим Авлу Геллию, поскольку он явно знал, о чем говорил. Однако, конфискация имущества в пользу кредитора и продажа должника (зачастую с семьей и детьми) в рабство была распространенной и вполне обычной практикой, о чем свидетельствуют множество античных авторов.

Заметим на полях, что институт рабства и обращение в рабы для человека той эпохи не носили экстраординарный и шокирующий характер: это была смена социального статуса с «лично свободного и пользующегося всеми гражданскими правами» человека на «лично не свободного» — в большинстве случаев долговой раб становился не-свободным вовсе не пожизненно, а лишь на время отработки долга. Время назначалось судом, а не кредитором, плюс несостоятельный должник после отработки возвращал себе статус гражданина Рима и все права — никто не скажет, что это несправедливо. Кредитор был не вправе перепродавать «долгового раба» другому лицу.

Здесь следует уточнить один крайне важный нюанс. Небогатый римлянин мог сходить к обеспеченному соседу, одолжить (при свидетелях!) у него определенную сумму для закупки посевного зерна, в случае неурожая разориться и попасть в долговое рабство. Глобальная проблема Римской республики состояла в том, что таких инцидентов были не один, не пять и не сто, а тысячи. Много тысяч. Мы помним, что Рим — это аграрное государство с сельскохозяйственной экономикой. До поры до времени пахотной земли у Республики было мало, мелкие собственники и арендаторы из числа плебеев залезали в долги к патрициям, что в итоге привело к системному кризису: большинство оказалось в должниках у меньшинства, а жесткость долгового законодательства позволила бы продать в рабство едва ли не две трети населения Республики. В итоге Рим бы попросту кончился, не начавшись.


Немецкий историк XIX века Карл Фридрих Бекер замечает:

«...Плебеи, лишенные всех прав, многократно бывавшие у патрициев в неоплатных долгах и, при жестокостях тогдашнего долгового права отданные вполне на произвол заимодавцев, находились, в противоположность полноправным патрициям, в безотрадном положении. Вследствие многочисленных войн, во время которых поля плебеев были опустошаемы, а усадьбы обращались в пепел, сами же плебеи отторгались от своих занятий безвозмездной военной службой, многие из них впали в несостоятельность. Суровым долговым правом заимодавцы пользовались самым беспощадным образом; Должников можно было не только выгонять из их домов и усадеб, обременять цепями, заключать в долговую тюрьму, но и принуждать телесными наказаниями к обязательной работе».

 

Впервые разоренные плебеи устроили т.н. «сецессию» в 494 году до Рождества: они демонстративно покинули Рим и удалились на Священную гору за пределами города, что мгновенно парализовало экономическую жизнь и подорвало обороноспособность: в армии служили именно плебеи. Государственные мужи Рима, осознав глубину проблемы, решили, что следует предпринять экстренные меры, чтобы разрушить порочный круг массовых долгов. Для плебеев учредили специальные должности трибунов с большими полномочиями, были приняты законы о списании долгов и отмене долгового рабства. Логично: эдак можно было обратить в рабы значительную часть населения государства — а кто в таком случае будет воевать?

Даже для очень краткого описания реформ, облегчающих положение плебеев потребовалось бы десять подобных статей, потому мы ограничимся главным. Был введен запрет на бесконтрольное расширение землевладений — не более 125 гектаров «в одни руки». Провели кассацию прежних займов, засчитав выплаченные проценты как погашение основного долга. Наконец, формально запретили вообще взимать проценты по кредитам, но, разумеется, этот закон никогда не исполнялся — тем не менее, по нему преторские суды не рассматривали иски ростовщиков за неуплату процентов. Ну и наконец был реализован закон введенный консулом Гаем Петелием Либоном — должник отвечает за свои долги не «своим телом», а лишь своим имуществом: это был прямой запрет продажи в рабство римского гражданина, допускалась лишь переуступка части имущества кредитору.

 

Заговор должников

заговор должников.jpg 

В I веке до нашей эры произошел новый виток «долговых войн», вызванных ухудшением финансовой ситуации в Риме. Полководец Гней Помпей Великий существенно расширил территорию Римского государства, включив в него Малую Азию, Сирию и Армению, а так же искоренив пиратство в восточной части Средиземного моря. Для римских банкиров открылись широкие возможности на востоке, что стало, во-первых, причиной оттока капиталов из Италии, а во-вторых массового взыскания долгов с римлян и прежде всего с весьма богатого сословия всадников. Когда восточные рынки были закрыты для римских финансистов, кредиторы предпочитали одалживать деньги собственно в Италии и дожидаться накопления существенных процентов (хоть это и противоречило закону), но едва появились новые возможности для инвестиций, прежние долги пришлось срочно погашать. «Бегство капиталов» достигло настолько критического уровня, что в 63 году до н.э. римский сенат ввел прямой запрет на вывоз из Италии золота и серебра.

В результате этого кризиса пострадали не только богатые должники, но и крестьяне, у которых за долги изымались наделы земли, что приводило к окончательному их разорению. Историки полагают, что эта ситуация в значительной мере привела к возникновению «Заговора Катилины» — попытке вооруженного мятежа в Республике под руководством патриция Луция Сергия Катилины (заметим, он и сам был несостоятельным должником). Ведущим пунктом политической программы мятежников было полное и окончательное списание всех долгов у всех до единого граждан — так называемые tabulae novae, «чистые таблички». Подразумевается, что все вощеные таблички в ростовщических архивах, на которые записывались долги и суммы процентов, должны быть стёрты.

Заговор разгромили, его руководители были казнены, но сам факт показателен — проблема накопления населением неподъемных долгов послужила одной из причин политического восстания против существующего республиканского строя, причем Катилину поддержали мелкие землевладельцы, стоявшие на грани разорения.

 

Самые знаменитые должники Древнего Рима

Самые знаменитые должники Древнего Рима.jpg 

Едва ли не самым знаменитым должником древнего Рима был Гай Юлий Цезарь — его суммарные долги исчислялись тоннами серебра и золота в прямом понимании этих слов. В начале своей политической карьеры, избираясь на различные государственные должности, Цезарь задолжал Марку Лицинию Крассу (одному из богатейших людей Республики) головокружительную сумму в 800 талантов серебром. Талант тогда составлял немногим больше 26 килограммов серебра, следовательно, Цезарю следовало вернуть почти 21 тонну драгоценного металла. Неизвестно, были назначены Крассом проценты или нет, в таком случае сумма бы существенно возросла. Расходовались эти колоссальные деньги для завоевания доверия и подкупа избирателей Цезаря — на организацию игр и бесплатную раздачу хлеба.

Надо заметить, что столь щедрые ссуды на молодого, но перспективного политика никак не являлись для Красса проявлением щедрости или беззаветной дружбы — это были долговременные вложения, за которые Цезарь негласно принимал обязательство расплачиваться политическими шагами в интересах кредитора или военными трофеями. Разумеется, Марк Лициний Красс, нуждался в вооруженной защите и, прежде всего, в выгодном вложении своих многомиллионных капиталов — например в получении подрядов на государственное строительство. Коррупция под видом ссуды? Да, можно сказать и так, но в поздней Республике это было совершенно естественным, повседневным явлением. Ведущие римские политики той эпохи от Цезаря ничуть не отставали — Марк Антоний наделал долгов на 40 миллионов сестерциев, а Цицерон на 60 миллионов.

Юлий Цезарь одалживался не только у Красса, но и у других римских «олигархов», что стало причиной крупных неприятностей. В 61 году до н.э. Цезарь получает должность пропретора (наместника) Испании, но кредиторы через суд воспретили ему выезд из Рима. Денег у Цезаря не было, а уплатить следовало 25 миллионов сестерциев. Его вновь выручил незаменимый Красс, переписав на себя долговые обязательства и твердо уверовав в восходящую звезду талантливого политика и полководца. В Испании Цезарь провел ряд блестящих военных кампаний против местных племен и по возвращению в Рим привез с собой такое количество трофеев, что не только существенно пополнил казну Вечного города, но и расплатился со всеми своими долгами. Это были фантастические деньги.

Более того, с этого времени Юлий Цезарь сам начинает «одалживать» кругленькие суммы — например своему будущему заклятому врагу Гнею Помпею. Во время войны в Галлии Цезарь из военной добычи финансирует избирательные компании друзей. Прежние вложения Красса себя оправдали: благодаря подкупу избирателей его выбирают консулом. Наследнику Цезаря, будущему императору Октавиану Августу, после убийства любимого дяди в сенате, досталось огромное состояние в 100 миллионов сестерциев, а мы помним, что в самом начале своей деятельности Цезарь жил в основном за счет кредиторов...

В политической и военной элите древнего Рима взаимоотношения между кредитором и должником выстраивались совсем на иных принципах, чем среди простонародья. Ссуда, во многих случаях беспроцентная, зачастую не оформлялась юридически, было достаточно слова, клятвы и дальнейшей поддержки кредитора — лоббирования его интересов. Однако, будь несостоятельный должник хоть самим Юлием Цезарем, на него всегда найдется законодательная управа: ему по суду могли ограничить свободу передвижений, конфисковать имущество, и что самое печальное — отказать в следующем крупном займе, что могло привести к краху политической карьеры.

 

Институт банкротства в Древнем Риме

институт банкротства в Древнем Риме.jpg 

Наконец, здесь следует упомянуть об институте банкротства — еще одном древнеримском изобретении. С частным, личным банкротством мы разобрались выше, но существовало и банкротство корпоративное. Сейчас распространено заблуждение, будто промышленность Древнего мира состояла лишь из совокупности мелких ремесленных мастерских — один делает горшки, другой куёт мечи, третий занимается ткачеством. Ничего подобного. Римская индустрия была весьма масштабной и высокоразвитой. Простейший пример — снабжение армии, экипированной по единому образцу. Легионам требуются однотипные шлемы и щиты, копья-пилумы, лорики, фляги наконец. Всё это необходимо поставлять в десятках и сотнях тысяч экземпляров: оружие изнашивается, ломается, его можно утратить на поле боя. Подряд на изготовление военного снаряжения могли взять на себя как частные предприниматели, так и государственные фабрики, причем на производствах работали тысячи людей — свободные мастера, а так же рабы.

 

Древнеримский кейс о банкротстве, или когда появились арбитражные управляющие 

Где производство — там и риски в области бизнеса. Представим, что вы владеете кузнечным производством среднего уровня: два десятка свободных наемных рабочих, полсотни рабов. Вы получили от государства заказ на несколько тысяч шлемов, взяли аванс, заказали металл в Испании, но вот какая незадача: корабли утонули в шторм. Больше материал взять негде, да и деньги все потрачены. Завтра объявится цензор и спросит — а где, собственно, снаряжение для доблестного IV Скифского легиона?! Что дальше?

А дальше начинается вполне цивилизованная даже по нашим меркам процедура банкротства. Во времена империи уже появилось юридическое различие должника не желающего расплачиваться (но имеющего при этом средства), а так же должника неспособного вернуть деньги, несостоятельного. К первому применялись уголовные меры, ко второму относились более снисходительно. Форс-мажор, в нашем случае утонувшие корабли, во внимание не принимался — если взял на себя обязательства, выполняй любой ценой. После объявления о несостоятельности к вам приходит специально назначенный претором чиновник — magister bonorum, который будет обязан оценить «конкурсную массу» должника, то есть всё наличное имущество, от кухонных горшков до наковален.

Magister bonorum так же выполняет и функции аудитора: проверяет договоры и условия контрактов, поскольку римское законодательство строго следило за тем, чтобы кредитору не было нанесено никакого ущерба в результате абстрактного «сговора во вред кредитору». После оценки имущества оно выставляется на аукцион, где и реализуется — средства идут в пользу кредитора, то есть Римской империи и её казны. Если должник попытается уйти от ответственности и скрыться, по решению претора его могут отправить в тюрьму до окончания торгов.

Можно сказать, что вы легко отделались — чтобы покрыть долг перед государством дело обошлось продажей двух десятков хорошо выученных кузнечному ремеслу рабов: профессионалы высоко ценятся. Однако, этот печальный инцидент сократил число ваших заказов и нанес удар по репутации, что у римлян считалось непростительным. В итоге, чтобы восполнить потери и заново нарастить производство вам придется идти к богатому дядюшке и снова просить деньги в долг.

В заключение мы можем сказать, что именно древнеримское частное право на много веков вперед, вплоть до нашего времени, заложило фундамент взаимоотношений между должником и кредитором. Мировое соглашение — так же римское понятие, причем заключение мирового соглашения судьями-преторами всячески приветствовалось: и им меньше работы, и конфликт улажен к обоюдному удовлетворению сторон. Применялись всевозможные отсрочки, льготы и послабления, которые при мировом соглашении фиксировались документально и отправлялись в судебный архив. За две тысячи лет осталось неизменным главное — принцип имущественной ответственности несостоятельного должника.

Остается лишь напомнить хороший древнеримский совет: никогда не проявляй безответственности в настолько серьезном вопросе, как долговые обязательства. На куски должника может быть и не разрубят, но неприятностей можно нажить немалое количество.

Андрей Мартьянов, специально для Долг.рф


Нравится 30
Ха-ха 0
Удивительно 0
Грустно 0
Возмутительно 0
Не нравится 0


Поделиться новостью: