Долговой кризис в эпоху Средневековья

1291
13 минут
Долговой кризис в эпоху Средневековья

Осенью 1340 года по Рождеству в Лондоне произошло событие, имевшее для средневековой Европы глобальные последствия. Английский король Эдуард III, встретившись в Тауэре с Бонифацио ди Томмазо, главой банкирского дома «Барди и Перуцци» из Флоренции, объявил о том, что королевская казна пуста и расплатиться по внешним займам Англия не в состоянии. Разумеется, его величество весьма сочувствует своим давним флорентийским друзьям, но... Но увы, ничем не может помочь.

Сеньор ди Томмазо после беседы с королем вернулся на постоялый двор, где этим же вечером умер от сердечного приступа. Немудрено: Англия задолжала «Барди и Перуцци» гигантскую сумму – 1 миллион 700 тысяч флоринов, что в эквиваленте составляло немногим больше шести тонн чистого золота. Чтобы понять масштабы проблемы, укажем, что эта сумма составляла примерно одну десятую часть от общеевропейского золотого запаса.

Эдуард III, начав войну за корону Франции (она потом получит название Столетней) и ввязавшись в конфликт с Шотландией, финансировал свои авантюры за счет флорентийских кредитов, а когда шотландская военная кампания была проиграна, из них же выплатил немалую контрибуцию. Доход госбюджета составлял всего 60 тысяч фунтов, и чтобы расплатиться с итальянцами Англии потребовалось бы несколько столетий или две-три победоносные войны, однако короля преследовали военные неудачи. Было принято решение одним махом разрубить гордиев узел и объявить то, что в наши времена называется «суверенным дефолтом». Англия обанкротилась, потянула за собой Флоренцию, а когда и король Франции (чем он хуже англичан, в конце концов?!) отказался платить по долгам, экономика Европы рухнула, завершив трехсотлетний период процветания.

Заметим, что экономический крах 1340-х годов оказался лишь еще одним системным кризисом XIV века – наряду с чудовищным неурожаем 1315-17 годов, вызвавшем Великий голод, начавшейся Столетней войной и эпидемией Черной смерти периода 1348-52 годов, которые окончательно подвели черту под эпохой Средних веков и дали начало переходному периоду к Новому времени.

Давайте попытаемся проследить самые важные этапы развития банковского дела Европы той эпохи и понять, как бесконечный водоворот кредитов и невозвратных долгов привел к бедствию, затронувшему весь континент.

 

Должники и кредиторы после Рима: «одолжите мне меч, воевать пойду»

Ростовщик_01.jpg 

Несколько слов об отношениях должника и кредитора в средневековую эпоху. Существенных различий с Древним Римом не было – должник отвечал своим имуществом. Однако, имелось несколько важных отличий, которые человеку современному могут показаться непонятными и странными.

После крушения Римской империи исчезло и массовое товарное производство, поставленное римлянами на широкую ногу. В имперские времена работали крупные фабрики с многочисленным персоналом как из рабов, так и свободных людей, в свободной продаже находились любые вещи, необходимые человеку: от посуды и тканей, до оружия и сельскохозяйственных инструментов. Рим сгинул, его промышленность исчезла вместе с государством, и практически сразу в Европе образовался острейший дефицит товаров, а главное – профессиональных ремесленных кадров, эти товары производящих. Вещи (особенно металлические!) становятся огромной ценностью, и такое положение дел продолжается вплоть до финала Средневековья и наступления Нового времени, с появлением первых мануфактур.

Ситуацию с хроническим дефицитом всего и вся лучше всего отражают многочисленные средневековые завещания (достаточно почитать хоть последнюю волю Уильяма Шекспира), сохранившиеся до наших дней. В этих документах старательно перечисляются все предметы находящиеся в доме – швейные иголки, кухонная утварь, прикроватные принадлежности, носовые платки, одежда и так далее. Сейчас никому и в голову не придет завещать банку из-под соленых огурцов, а тогда этот стеклянный сосуд представлял бы немалую ценность!

Соответственно, раннесредневековое законодательство («варварские правды») обращало особое внимание на охрану движимого имущества – покушение на собственность иногда приравнивалось к убийству свободного человека, а это о многом говорит: необходимых для существования человека предметов настолько мало и они настолько редки, что компенсация за кражу влекла за собой неподъемный штраф.

В отсутствие нормальных товарно-денежных отношений в долг начали давать... вещи. Например, можно было одолжить ценнейший металлический плуг, а процент выплатить частью урожая. Идешь на войну, а безумно дорогого снаряжения нет? Возьми в долг меч, расплатишься военной добычей. С постепенным восстановлением денежного оборота и появлением на рынке каких-никаких товаров городских ремесленников, в долг начали давать и монеты, но ответственность несостоятельного должника была поистине страшной – имущественной.

Римлянин после конфискации имущества за долги мог без затруднений потом купить новый хомут или набор горшков, а вот человек раннего Средневековья лишался всего: купить невозможно или цена запредельна. Плюс ко всему на него накладывался дополнительный штраф за просрочку – трижды на протяжении восьми дней по «Салической правде» франков долг увеличивался на три солида. Казалось бы, девять солидов не самая большая сумма, но тем не менее это в общей сложности 40 граммов чистого золота, а драгоценные металлы тоже были в изрядном дефиците и взять из где-нибудь в Париже или Аахене было негде...

В случае с одалживанием ценных вещей штраф за просрочку долга был еще выше:

«Если кто даст другому взаймы что-либо из своих вещей, и тот не пожелает ему возвратить, он следующим образом должен вызвать его на суд. Со свидетелями пусть он придет к дому того, кому дал взаймы свои вещи, и пусть заявит следующее: «Так как ты не пожелал вернуть мне мои вещи, которые я тебе дал, то в эту ночь ты можешь еще удерживать их, согласно Салическому закону». И пусть назначит ему срок (для возврата). Если и тогда он не пожелает вернуть, должен еще назначить ему отсрочку на 7 суток. И по истечении 7 суток подобным же образом пусть заявит, что он может держать вещи, в течение ближайшей ночи, согласно Салическому закону. Если и тогда не пожелает вернуть, то по истечении других 7 суток пусть подобным же образом придет к нему со свидетелями и пусть просит вернуть то, что ему следует. Если и тогда не пожелает уплатить, пусть назначит ему определенный срок. Если он трижды назначит ему определенный срок, то каждый раз к долгу прибавляется по 120 денье, т.е. по 3 солида. Если он и тогда не пожелает ни возвратить, ни дать обязательства в уплате, то сверх долга и тех 9 солидов, которые наросли вследствие трех напоминаний, должник присуждается к уплате 600 денье, что составляет 15 солидов».

Впрочем, патриархальные времена раннесредневековых «варварских королевств» быстро прошли, благодаря возрождающейся торговле с Византией и арабским востоком в Западную Европу потек золотой ручей, постепенно превращающийся в полноводную реку, началось накопление капитала в Италии, а там уже случилась и «финансовая глобализация», о которой мы рассказали выше. Внезапно выяснилось, что простейший способ заработать – это не создавать и расширять товарное производство, а давать деньги в рост под безбожный процент, причем совершенно не просчитывая возможные последствия.

 

«Сбербанк» тамплиеров

Ростовщик_02.jpg

В отличие от Древнего Рима, где ростовщичество формально осуждалось, а проценты по долгам было запрещено взимать законодательно, в раннем Средневековье профессия ростовщика становится уважаемой. Во-первых, банковское дело стимулировало морскую торговлю, почти прекратившуюся после падения Рима, во-вторых, когда в 1096 году начались Крестовые походы против сарацин, Европе понадобилась устойчивая финансовая система для снабжения и финансирования крестоносцев в Сирии и Палестине.

Созданный в 1119 году рыцарский орден тамплиеров-храмовников, со временем обзаведшийся собственным флотом, обширными землями и командорствами на пространствах от Пруссии до Португалии, начинает оказывать кредитные услуги, что стало основой невероятного богатства тамплиеров. Для тех времен уровень сервиса в банках храмовников был невероятным, а их надежность считалась абсолютной. Именно тамплиеры, припомнив древнеримский опыт, возродили банкирское ремесло и сделали множество полезных изобретений в этой сфере: текущий счет и безналичный перевод между счетами, аккредитивы, ссуды под залог. Зачем физически перевозить золото с места на место, когда достаточно письмом казначея списать нужную сумму с одного счета и добавить на другой, причем абсолютно все равно, где находится клиент – в Иерусалиме, Париже или Генуе? Банки в современном виде первыми создали рыцари-храмовники.

Впрочем, от тамплиеров не отставали и гражданские банкиры, особенно в северной Италии. Купцы Венеции получили крупные контракты в торговле с Византией, золотой поток из Константинополя способствовал процветанию города. Деньги требовались крупным феодалам на ведение войн и содержание дворов, в долг у итальянцев начали брать короли, епископы и даже римские папы. Начиная с XII века в Европу начинают поступать товары с востока, специи, благовония, шелк. Международная торговля и благоприятный климат до XIV века способствуют небывалому процветанию аграрной экономики Средневековья, банки Флоренции даже получают право на сбор церковной десятины, поскольку церковная администрация не всегда справлялась с объемами денежных потоков.

При внешнем благополучии практически никто не замечал, что надувался огромный долговой пузырь. Казалось, что будущему ничто не угрожает. Приведем запись Д. Виллани, одного из представителей «совета директоров» торгового дома Перуцци из Флоренции:

«Наши компании ныне ведут своими средствами большую часть европейской торговли и питают почти весь мир. Англия, Франция, Италия и многие другие, прежде преуспевающие государства оказались от нас в непокрываемой долговой зависимости, и, поскольку их годовых доходов не хватает даже на выплату процентов по займам, они вынуждены предоставлять нашим торговцам и банкирам все новые и новые привилегии. Наши представители взяли под свою руку сбор налогов, таможню и скупку сырья во многих государствах».

Фактически, это была средневековая глобализация, под контролем нескольких крупных торгово-финансовых корпораций, опутавших «золотой сетью» все до единого государства Европы и все сферы жизни: обмен товарами, церковь, политику. Мало кто осознавал, что если выдернуть из сложившейся системы один крупный сегмент, всё это плохо кончится. В долгах были все – короли и города, епископы и крестьяне, бароны и купцы. Золотая сеть могла порваться в любой момент.

Однако, в истории предприимчивых флорентийцев был один пикантный нюанс, о котором не упоминается в учебниках истории экономики. Фактически семейства Барди и Перуцци впервые в истории человечества предприняли попытку подчинить ростовщическому капиталу экономику, получить через высокопоставленных должников политическое влияние и, соответственно, манипулировать внешне- и внутриполитическими делами тогдашних европейских держав.

В Англии их бизнес-проект вырос на благодатной почве – в 1290 году король Эдуард I совершил непростительную экономическую ошибку, изгнав евреев ( их было всего-то около двух тысяч) с Британских островов, а поскольку именно евреи держали на Альбионе все до единой ростовщические конторы, в королевстве предсказуемо возник финансовый вакуум. Одалживаться стало попросту не у кого. Конечно, рыцари-тамплиеры давали небольшие ссуды под 10% годовых, но этого не хватало – храмовники разумно предпочитали безналичные операции.

Прослышав об этих обстоятельствах, в Англию с восторгом примчались итальянские ростовщики, обладавшие огромными запасами «живого» золота и вот тут-то англичане пожалели о евреях, дававших кредиты под сравнительно вменяемые проценты. Барди и Перуцци подняли ставку до 40%, и набросили «золотую сеть» на всё государство, от короля, до распоследнего свинопаса. Флорентийские бесчинства привели к тому, что в 1326 году лондонская толпа разгромила и сожгла центральный офис успешных предпринимателей.

Королевские банкротства

Ростовщик_04.jpeg

Эдуард III, при всех своих недостатках и авантюрной жилке, был сильным и умным правителем, он отлично понимал, в какую ловушку попало его государство при предыдущих королях, пустивших итальянского козла в английский огород. Он осознавал, что Барди точно так же финансируют его военных противников в Шотландии и Франции, что внешняя политика неприятеля диктуется в том числе и интересами ростовщиков...

Так почему бы не избавиться от флорентийцев самым простым и не затратным способом? Денег нет, господа. И не будет. Выкручивайтесь как хотите. Я тут король и я решаю, кому платить, а кому нет.

Это был очень важный политический шаг: Эдуард, бесспорно, представлял, какие последствия вызовет его демарш – крах Барди и Перуцци утянет в небытие увязанные на них более мелкие ростовщические компании, разорит вкладчиков и акционеров, но Италия слишком далеко для того, чтобы короля Англии беспокоили её проблемы. Главное, что исчезнет ростовщическая петля на шее королевства, сгинут рычаги влияния иностранных банкиров на внутригосударственную политику (включая сбор налогов, таможню, скупку сырья за бесценок), а вместе с этим обанкротившиеся флорентийцы не смогут давать взаймы враждебным Англии государствам.

Так и произошло. Английское королевство в сущности ничего не потеряло, вовсе наоборот – избавилось от критической зависимости, что позволило сравнительно безболезненно далее вести Столетнюю войну. А вот Флоренции и Северной Италии очень крепко досталось – достаточно упомянуть, что годовой оборот сотни крупнейших итальянских компаний к 1320 году составлял 6 миллионов флоринов (в 100 раз больше чем совокупный доход казны Англии! В среднем одно предприятие зарабатывало за год столько, сколько целое королевство! ) а доход самой Флоренции как города составлял 300 тысяч. По меркам Средневековья это было запредельное богатство.

Золотая сеть с треском лопнула. Когда к 1344 году на компаниях Барди и Перуцци был поставлен жирный крест (они пытались спастись, даже попробовав устроить государственный переворот во Флоренции), началась цепная реакция банкротств по всей южной Европе, существенно пострадало даже столь солидное ведомство, как папская курия. Барди получили по заслугам:

«...Все дворцы и дома Барди от Санта Лючия до площади Старого моста были подчистую разграблены простым людом за два дня и лишились всего убранства и утвари; даже соседние дома невозможно было отстоять от народного неистовства. Разграбленные дома подожгли, и в пожаре сгорели двадцать два больших и богатых дома и дворца. Нанесенный пожаром и грабежом ущерб оценивался в шестьдесят тысяч золотых флоринов. Так народный гнев положил конец борьбе между народом и Барди, причиной чего были их великая гордыня и стремление к превосходству».

«Финансовая глобализация» Средневековья сколлапсировала, вызвав глобальный кризис. Экономической науки в строгом понимании этого термина тогда не существовало (хотя средневековые банкиры неплохо разбирались в своем ремесле и понимали суть экономических процессов), а потому никто не подозревал, что схема развития, основанная на ростовщичестве с многочисленными паразитарными секторами исходно обречена на крах – прибавочный продукт не создается, да и перераспределяется отнюдь не в пользу общества, а лишь в пользу нескольких семей. «Пирамида ГКО» итальянских ростовщиков была обречена на катастрофу с самого начала, короли Англии и Франции только ускорили ее падение.

Согласимся, что положение, когда значительная часть населения, включая средний класс и высшую феодальную элиту, залезли в долги, проценты по которым были значительно выше, чем общий запас драгоценных металлов Европы, абсолютно ненормально. Выплатить эти займы было физически невозможно никому и никогда. Это очень тревожный сигнал и для нас, обитателей XXI века – совокупный государственный и частный долг Земли в текущий момент составляет около 185 триллионов долларов, то есть 225% мирового ВВП, а каждый обитатель нашей планеты формально сейчас должен 86 тысяч долларов.

Прогнозы неутешительны – уроки времен Барди и Перуцци не выучены, только в нашу эпоху глобальный крах будет носить куда более устрашающий характер. Вопрос лишь в том, когда он произойдет – но произойдет обязательно.

* * *

Сейчас, в эпоху массового кредитования, критические ошибки прошлого не учитываются не только банками, но и потребителями кредитов, берущихся на совершенно абсурдные нужды наподобие незабываемых свиданий или покупок породистых кошек – то есть на потребности, далекие от жизненно необходимых. И потому придя в банк за очередным кредитом, следует помнить, что вы не только рискуете своим будущим, но и приближаете неминуемую катастрофу, рядом с которой финансовый крах средневековой Европы покажется детскими играми в песочнице.

А потому – принимайте такие решения ответственно, тщательно взвесив все «за» и «против».


Андрей Мартьянов, специально для Долг.рф


Нравится 0
Ха-ха 0
Удивительно 0
Грустно 0
Возмутительно 0
Не нравится 0

Следить за новостями в ВК
Поделиться новостью: