Андрей Терешонок: «Сегодня никому не известно, что продается в банкротстве и как это можно приобрести»

11 минут
Андрей Терешонок: «Сегодня никому не известно, что продается в банкротстве и как это можно приобрести»

Кроме основных «действующих лиц» - должника, кредитора и арбитражного управляющего – в процедуре банкротства участвует и множество других специалистов. Например, эксперты, занимающиеся оценкой. Именно от их вердикта зависит конечная стоимость лотов, выставляющихся на банкротные торги, а значит, и объем конкурсной массы, которая будет направлена на погашение обязательств перед кредиторами. Как сегодня работает институт оценки в России, в каких законодательных изменениях он нуждается и что ожидает от масштабной реформы банкротства ДОЛГ.РФ поговорил с генеральным директором оценочной компании «Юрдис», членом Совета Ассоциации специалистов по работе с проблемными активами и Комиссии по финансовой безопасности Совета по финансово-промышленной и инвестиционной политике ТПП РФ Андреем Терешонком.

— Приходилось ли Вам в вашей практике сталкиваться с оценкой активов компаний и физлиц, находящихся в банкротстве?

— Постоянно приходится: много работы с арбитражными управляющими, судебными приставами, проблемными активами банков. Эта работа включает в себя три основных этапа: классификация активов и выбор адекватного вида стоимости для каждой группы, оценка соответствующего вида стоимости по группам, установление начальной цены продажи на торгах в соответствии с рыночной стоимостью объектов. Основная сложность — правильная классификация активов.

Конкурсная масса — достаточно емкое понятие, которое объемлет практически весь имущественный комплекс предприятия, за некоторым исключением. Различные виды активов в составе комплекса обладают различными свойствами. Для их оценки нужно классифицировать имущество предприятия-банкрота и распределить его по группам, для каждой из которых подлежит определению свой вид (стандарт) стоимости. Вид стоимости определяет совокупность методов оценки.

Классификация активов предприятия-банкрота включает в себя следующие этапы: идентификация принадлежности имущества (в конкурсную массу попадают только активы, принадлежащие должнику на праве собственности или хозяйственного владения), выделение нетипичных активов (лицензии на определенные виды деятельности, гудвилл и проч.), выявление активов, для которых установлен особый порядок реализации (жилищный фонд социального использования, госпитали, школы), а также выявление специализированных активов. Последние обладают полезностью, ограниченной конкретным видом их использования или конкретными пользователями, и редко продаются (если продаются вообще) на открытом рынке как самостоятельные объекты.

Оставшиеся активы, назовем их типичными, самостоятельно обладают рыночной стоимостью. В рамках конкурсного производства существует два основных способа их продажи: на торгах и посредством публичной оферты. Однако для целей определения вида стоимости примем другую классификацию — рыночный и нерыночный способ продажи. Первый в большинстве случаев представлен продажей посредством публичной оферты или другими аналогичными способами, которые, по сути, соответствуют условиям рыночной продажи. В качестве исключения к нему можно отнести и продажи через торги, но только если объект экспонировался должным образом на открытом рынке, с адекватным уровнем маркетинга и в течение разумно долгого периода. Нерыночный способ продажи представлен обычно продажей на торгах посредством аукциона или конкурса.

Потенциальных покупателей, создающих спрос на объекты, можно разделить на две основные группы по инвестиционной мотивации: конечные покупатели и спекулянты. Первая группа ориентируется на открытые данные и может купить активы по вполне рыночной цене, вторая стремится «урвать» активы по ликвидационной стоимости и заработать на перепродаже.

— В каком состоянии в РФ сегодня находится рынок банкротных долгов? Кто и зачем покупает такие лоты?

— О том, сколько всего было продано имущества на торгах по банкротству, сказать сложно: торговые площадки не ведут подробный учет, а размер их прибыли не раскрывается. Основные каналы продажи — электронные площадки. На ЕФРСБ сейчас зарегистрировано 67 таких сервисов, крупнейшие — Российский аукционный дом, B2b-Center, «Коммерсантъ Картотека», «Фабрикант.ру». Часть долгов площадки, кстати, могут выкупить сами. Взаимодействие осуществляется через специализированных посредников или прямых переговоров с кредиторами. Кроме того, на рынке есть специализированные брокеры, которые работают как с несколькими площадками одновременно, так и с продавцами напрямую.

В то же время покупка долгов непубличных компаний — способ заработка для некоторых компаний, для других — возможность реализовать свои имущественные права при банкротстве или ликвидации, а также способ пополнить оборотные средства, уступив часть прибыли покупателю долга. Среди целей покупки долгов можно выделить следующие: для дальнейшей перепродажи с прибылью через публичные торги, для взыскания задолженности с прибылью через суд, для взыскания пеней, штрафов и неустоек с должника, а также для погашения своих обязательств купленным долгом кредитора.

Около 60% обеспеченных долгов выставляются с дисконтом менее 10%, для необеспеченных долгов такой процент от количества достигается только при увеличении разбега дисконтов до 50%. Каждый седьмой необеспеченный долг выставляется продавцом со скидкой более 75%. Обеспеченные долги практически в двух третях случаев продавцы выставляют по номиналу. Фактически их продают с дисконтом в 45-50%.

— Как Вы оцениваете идею Министерства экономического развития о создании маркетплейса для активов банкротов? Вам лично, как специалисту, интересно было бы поработать с таким сервисом?

— Вопрос в том, как будет удобнее арбитражным управляющим, какие будут введены тарифы. С точки зрения оценочного бизнеса надо анализировать условия совместной работы, условия аккредитации, сроки, пакеты активов. С точки зрения оценщика, составляющего отчет — мнение положительное, если это будет общедоступно и открыто. Плюсы очевидны: все активы на одной площадке, большой выбор, открытая информация о ценах предложения и сделках, если будут хорошо разработаны фильтры и поиск.

На сегодняшний день никому не известно, что продается в банкротстве и как это можно приобрести. В этой связи необходим маркетплейс по банкротству, на котором конкурсная масса будет выставлена в понятном виде. Всю конкурсную массу нужно продавать так же, как в настоящее время реализуются товары на популярных онлайн-площадках. Причем она должна быть представлена в таком же виде: сопровождаться картинками и пользовательскими характеристиками, а также указаниями на то, где это находится и как посмотреть. Кроме того, важную роль играет простой и понятный функционал: важно, чтобы можно было в один клик продемонстрировать заинтересованность и купить.

Правительство должно определить порядок, в соответствии с которым будет назначен оператор будущего маркетплейса. Причем, стать им может и негосударственная структура. Таким образом, речь идет о создании ресурса, который будет максимально удобен для потенциальных приобретателей имущества банкротов.

С наступлением цифровой эры неизбежен переход от вертикально интегрированных услуг к модульному, максимально клиентоориентированному подходу при построении бизнес-процессов. Таким образом, электронные площадки по продаже долгов банкротов, разработанные с учетом специфики сектора, — эффективный инструмент по реализации долгов.

Преимущества для продавца: легитимные тендеры, автоматизированная работа с большим количеством контрагентов, снижение операционных расходов, повышение цены портфеля за счет уникальных данных, снижение коррупции. Преимущества для покупателя: снижение рисков за счет более полной картины по реестру, юридическая защита от «серых» портфелей, регулярный поток цессий, упрощенный вход на рынок.

Кроме того, торговую площадку, на которой будет размещаться информация об имуществе, продаваемом в рамках процедур о банкротстве, можно интегрировать в действующий Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, чтобы сократить финансовую нагрузку для бизнеса и государства.

— Также федеральный центр продвигает идею о создании корпоративного арбитражного управления, частью которого в том числе являются оценщики. Что думаете по поводу этой инициативы?

— Ст. 102 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предоставляет конкурсному управляющему возможность привлекать для оценки имущества должника оценщиков (причем для оценки недвижимости обязывает привлекать независимых оценщиков), если иное не будет установлено собранием кредиторов. При этом ст. 112 подчеркивает, что продажи имущества должника производятся только после его соответствующей оценки.

Представляется важным положение закона о банкротстве об удовлетворении требований кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника (ст. 109). Требования таких кредиторов подлежат удовлетворению за счет всего имущества должника, в том числе и не являющегося предметом указанного залога. То есть в таких ситуациях результаты оценочной деятельности будут очевидным образом играть решающую роль.

Таким образом, в принципе, можно ставить вопрос и о новой роли профессиональных объединений оценщиков и арбитражных управляющих с точки зрения повышения объективности определения рыночной стоимости активов предприятий-банкротов и улучшения структуры и содержания специальных знаний своих членов. Сотрудничать интересно и с частными, и с государственными управляющими.

— Приходилось ли в Вашей практике сталкиваться с оценкой дебиторской задолженности? Насколько это вообще ценные и пользующиеся спросом активы?

— Постоянно работаем с оценкой дебиторской задолженности. В плане спроса все зависит от ликвидности.

Рынок корпоративных долгов как минимум в 5 раз больше, чем рынок долгов физических лиц. Соответственно, это перспективный сектор. Всего за год проходит порядка 3,5 тыс. торгов по дебиторской корпоративной задолженности. Притом продажа проходит в рамках закрытых площадок, отсутствуют понятные стандарты и подходы к ценообразованию, отсутствует информация о результатах торгов и объемах совершенных сделок, сформированные торговые процедуры. Все это тормозит развитие сектора.

Больше всего инвесторов интересуют долги юридических лиц от 500 тыс. руб. до 2 млн руб. Важными критериями для принятия решения о покупке долга являются основание возникновения долга и его просуженность.

По данным Росстата, объем просроченной дебиторской задолженности в 2020 году на балансе компаний в Российской Федерации составил 5 трлн руб., из них 2,7 трлн — у коммерческих кредиторов.

На 1 января 2020 года российскими арбитражными судами было вынесено более 30 тыс. решений, по которым было взыскано более 5 млн руб., и 93 тыс. решений на сумму около 1 млн руб. По статистике, ежегодно суды выносят решения о взыскании около 2 млрд руб. (без учета кредитов и займов).

Одним словом, несмотря на «коронакризис», ситуация на рынке долговых обязательств складывается удачно. Процент ликвидной дебиторской задолженности крупных компаний значительно вырос в течение 2020 года. Из-за сложного финансового положения компании-кредиторы не могут долго ожидать оплаты от контрагентов-дебиторов, а те в свою очередь, не очень хотят расставаться с деньгами в столь неопределенное время. Что приводит кредиторов к выбору — продать долг с дисконтом и быстро вернуть деньги в бизнес.

— И с каким дисконтом обычно продается такая задолженность?

— Анализ информации о продажах прав требования (дебиторской задолженности) на территории РФ в январе 2019 — июле 2020 года показал, что соотношение цены продажи и номинальной (балансовой) стоимости задолженности в январе 2019 — июле 2020 года находится в диапазоне от 0,01% до 70,68% и составляет в среднем 6,83%.

Простые средние арифметические значения дисконтов в целом по выборке для обеспеченных долгов составляют 23%, для необеспеченных – 48%. Показательным являются более высокие значения средневзвешенных (по размеру долга) размеров дисконта. Они превышают простые средние арифметические значения дисконтов примерно вдвое в первом случае и на треть во втором. А по итогу составляют, соответственно, 42% и 65%. Данное расхождение свидетельствует о снижении ликвидности долгов по мере увеличения размера их номинала. Эту зависимость также необходимо учитывать при оценке задолженностей.

Обеспеченные долги практически в двух третях случаев продавцы выставляют по номиналу. При этом очевидно, что в итоге цена сделки может быть меньше анализируемой нами цены предложения за счет наличия скидки на торг. Чаще всего, как показывает практика, обеспеченные долги продаются с 45-50% дисконтом.

— Как Вы можете оценить эффективность действующего в РФ законодательства, регулирующего оценочную деятельность?

— Новая редакции ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» имеет некоторые нестыковки с положениями ряда действующих федеральных законов. Два нововведения, появившихся в законе, привели к двум основным проблемам. Во-первых, данным законом упразднена «обязательность» получения экспертизы на отчет оценщика, которая тем не менее сохранилась в ряде других законов и документов. Например, такое требование упоминается в ст. 130 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» или в ст. 77 ФЗ «Об акционерных обществах». Во-вторых, введение обязательных экзаменов на подтверждение квалификации оценщиков в существующем виде парализовало деятельность экспертных советов СРО оценщиков, которые должны выдавать такие заключения. 

Каждому оценщику теперь предстоит сдавать три обязательных экзамена на подтверждение своей квалификации, если они претендуют на проведение оценки всех видов имущества и прав.

Эксперт, не имеющий квалификационного аттестата, также не вправе подписывать экспертное заключение СРО оценщиков. Так, для экзамена по оценке бизнеса рекомендован учебник иностранного автора. Это идет вразрез с требованиями действующего в РФ законодательства, согласно которому международные нормы являются для оценщиков рекомендательными, опираться же в своих суждениях и выводах необходимо на положения законов и федеральных стандартов оценки. 

Кроме этого, в законодательстве есть ряд противоречий, не позволяющих однозначно установить ответственного — оценщика или лицо, привлекшее данного оценщика. Яркий пример такой коллизии — ст. 24.6 «Закона об оценочной деятельности». Анализ первой ее части позволяет предположить, что ответственность юридического лица и оценщика является солидарной. С другой стороны, при учете положений указанных в ч. 2 смысл ч. 1 приобретает иное значение и основным субъектом ответственности становится оценщик. Ответственность юридического лица носит субсидиарный характер при условии соответствующего договорного регулирования, нарушая тем самым интересы оценщика.

Одновременно с этим ст. 402, 1068 ГК РФ говорят нам о том, что ответственность должна возлагаться на юридическое лицо. Оценщик, осуществляющий профессиональную деятельность по трудовому договору, не состоит в прямых договорных отношениях с заказчиком, в пользу которого проводит оценку, и не должен нести полную имущественную ответственность перед заказчиком. Размер ответственности такого лица должен быть ограничен. В связи с чем, представляется необходимым ст. 24.6 Закона об оценочной деятельности привести в соответствие с положениями ст. 402, 1068 ГК РФ. И таких противоречий в законодательных актах достаточно много.

Нравится 76
Ха-ха 41
Удивительно 24
Грустно 24
Возмутительно 20
Не нравится 13



Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики.

Поделиться новостью: