«Возможность переуступки долга самому заемщику приведет к потерям финансового сектора и экономики страны в целом»: Антон Дмитраков об инициативе Минэкономразвития, частных судебных приставах и будущем коллекторских агентств

5 минут
«Возможность переуступки долга самому заемщику приведет к потерям финансового сектора и экономики страны в целом»: Антон Дмитраков об инициативе Минэкономразвития, частных судебных приставах и будущем коллекторских агентств

Конец августа - начало сентября выдались богатыми на законодательные инициативы в сферах банкротства и взыскания долгов. Минэкономразвития РФ предлагает обязать банки делать предложение о покупке собственного долга заемщику.

Такие новости крайне негативно восприняли в профессиональных кругах, ведь это может подтолкнуть заемщика к образованию задолженности, чтобы в дальнейшем выкупить свой же долг по более низкой цене. О резонансном законопроекте, последних тенденциях на рынке взыскания и необходимых изменениях в отрасли портал ДОЛГ.РФ пообщался с Генеральным директором компании EOS в России Антоном Дмитраковым.

 Мир без долгов.jpg

8 правил коллекторского агентства EOS


Антон, EOS один из самых известных и крупных игроков на рынке взыскания, поэтому для Вас инициатива Минэкономразвития, вероятно, была словно гром среди ясного неба. Как Вы относитесь к такому предложению? Если его одобрят в нынешнем виде, то к чему это приведет?

Ряд заложенных в законопроект норм фактически побуждает должников намеренно затягивать процедуру урегулирования долга в ожидании возможности ее выкупа за символическую сумму.

Реализация законопроекта в предложенном виде спровоцирует скачкообразный рост просроченной задолженности, что приведет к потерям банковской системы, финансового сектора и экономики страны в целом. Банки лишаться возможности продавать портфели крупными лотами и быстро расчищать свои балансы, что приведет к росту финансовых рисков вплоть до отзыва лицензий.


А как такой законопроект коснется рынка? Удержатся ли коллекторские агентства на плаву?

Даже при принятии проекта в предложенном виде, коллекторский бизнес останется, хотя и понесет серьезные убытки. Вырастут цены на портфели, возрастут издержки для банков и для коллекторов. Однако для самих должников резко сократится «окно возможностей» по эффективному урегулированию долга на досудебной стадии. Уровень просуживания долгов на ранней стадии вырастет, банки будут продавать портфели уже с исполнительными листами, и должник не сможет, как раньше, получать от коллекторских агентств - покупателей хорошие дисконтные программы.

Кроме того, нельзя забывать о рынке просроченной задолженности в B2B секторе, который в настоящий момент составляет порядка 3 триллионов рублей. И профессиональные взыскатели, и покупатели долгов будут активно идти в этот сегмент, который еще нуждается в своем инфраструктурном развитии, прежде всего с точки зрения открытых и прозрачных процедур продаж в рамках торговых площадок.


Хорошо, с инициативной Минэкономразвития разобрались, но новости приходят не только от исполнительной власти, но и судебной. В начале августа Верховный Суд России постановил, что банк, в отличие от коллекторов, нельзя штрафовать за нарушения 230-ФЗ. На лицо двойные стандарты. Как отреагировали на такое решение арбитража коллекторские агентства?

Мы наблюдаем решение по фактическому действию Закона, не распространяющего одинаково свои требования на регулируемую сферу. Законодатель поделил субъекты права и поставил их в неравное правовое положение при ведении одной и той же, по сути, деятельности.

Решение создает негативный прецедент как для отрасли взыскания, так и для самого регулятора. Профессиональные взыскатели заинтересованы в однообразном применении закона 230-ФЗ ко всем участникам рынка без исключения. Не секрет, чтобы обвинить коллекторов в самых немыслимых преступлениях, особых усилий не требуется. В большинстве случаев достаточно заявить, что, скорее всего, это дело рук коллекторов - и для общества, и для СМИ это будет «железобетонным» аргументом. Таких фактов можно привести множество. Некоторые из них, как показало время, зачастую вымышленные. Но это уже другая история.


Насколько правильно давать банкам в руки карт-бланш, а коллекторов так ущемлять?

В данной ситуации вряд ли можно говорить о каком-то карт-бланше банкам на нарушение ФЗ-230. Это не так. Речь идет о правовой коллизии, которую необходимо устранить. Более того, большинство банков это сами понимают. Кредитные организации нацелены на соблюдение высоких стандартов взыскания, в основе которых заложены требования законности и уважения прав заемщиков.


Антон, нет ли у Вас опасения, что через некоторое время все банки перейдут на внутреннее взыскание, а коллекторские агентства станут просто бессмысленны?

Таких опасений нет. Как было сказано выше, соблюдение коллекторскими агентствами строгих стандартов ФЗ-230 стимулирует большинство банков продавать и передавать задолженность на аутсорсинг именно коллекторским агентствам, а не водружать их на свои плечи.

Коллекторские агентства играют важную роль в финансовой системе. Ежегодно коллекторские агентства возвращают в экономику страны не менее 40 млрд. рублей если говорить об аутсорсинге.

Объем ежегодно выкупаемых просроченных долговых обязательств составляет порядка 300 млрд. рублей и выше. То есть за счет переуступки банковская система страны ежегодно высвобождает до 500 млрд. рублей резервов, начисляемых на просроченные обязательства на балансах. И это если не говорить о том, что отрасль предоставляет тысячи рабочих мест, налоговые отчисления в бюджеты и пенсионные фонды.


Помимо резонансных законопроектов в отрасли достаточно проблем, одна из которых - загруженность ФССП. В профессиональном сообществе убеждены, что наиболее реальным и оптимальным решением проблемы было бы создание института частных судебных приставов. Разделяете ли Вы это мнение?

Полностью поддерживаю. Опыт Румынии, где с 2000 года функционирует институт частных судебных приставов, показывает, что данная модель может успешно функционировать. Приведу 2 цифры - сбор на исполнительном производстве до появления частных организаций составлял 15 %, а после - 45 %. В Чехии, где приставов также вывели из-под государственной опеки, показатели примерно такие же.

На сегодняшний день на одного судебного пристава приходится по 7-8 тыс. исполнительных листов в год. В итоге сотруднику ФССП необходимо закрывать одно дело за 15 минут, но мы же понимаем с вами, что это нереально физически. На одни запросы, которых надо сделать около 30, уйдет несколько дней. Другие дело, если бы система была полностью автоматизирована, но увы - все делается вручную.

Никто не говорит о полном замещении функций ФССП частными приставами. Можно разделить обязанности между частными компаниям и государством. Алименты, налоговые сборы, и все категории социально-значимых исполнительных производств, безусловно, должны остаться за ФССП, а всю «коммерцию»: задолженность по банковским кредитам, исполнительные листы по долгам в сфере B2B и прочие производства, обременяющие государственную службу - частным приставам. Они справятся, это входит в их профиль.

Нравится 3
Ха-ха 0
Удивительно 0
Грустно 0
Возмутительно 0
Не нравится 0



Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей раз в недельку.

Новости партнеров