Со временем все самое «вкусное» уйдет в онлайн

5 минут
Задайте Ваш вопрос в телеграм-чате:

Рекордные объемы кредитования 2021 года вызывают серьезную обеспокоенность у Центробанка и аналитиков. Надутый «кредитный пузырь» рискует лопнуть в любой момент, резко увеличив выставленные на продажу объемы долговых кейсов. Какие сценарии рассматривают участники рынка и как каждый из них отразится на развитии рынка? Об этом в интервью Марата Брука, коммерческого директора Debex.  

— В прошлом году был установлен рекорд по выдачи кредитов. Как это отразится на рынке «просрочки»?

— Если не учитывать глобальные кризисы, государственные дефолты и т.д., рекордная выдача кредитов – это главный генератор «плохих» долгов. Ситуация понятная: заемщики сегодня хотят купить то, что завтра станет дороже. То есть, с одной стороны, большой спрос на кредиты. А с другой стороны - очень хорошие условия. В начале прошлого года ситуация дополнительно разогревалась относительно низкими процентами по кредитам, что было вызвано низкой ставкой рефинансирования ЦБ (на уровне 4,5%). В прошлом году банки чуть ослабили оценочные модели и весь год выдавали кредиты тем, кому еще несколько лет назад они бы отказали. В итоге, пазл сложился: установлен абсолютный рекорд в кредитовании. Как следствие, думаю, что к середине года все мы увидим рекордный рост кредитной «просрочки».

— Насколько вырастет предложение?

— Это главный вопрос. Если незначительно, до 10%, то рынок его переварит и не заметит. Если больше, то могут быть самые разные сценарии. Много «просрочки» означает, что цена на портфели снизится. Теоретически можно порассуждать и об очень плохом сценарии, когда долгов будет так много, что у отрасли просто не хватит денег, чтобы все выкупить.

— Ты думаешь, такой сценарий возможен?

— Возможно все что угодно. То есть, с одной стороны, на рынке много «просрочки», цена на нее падает и хорошо бы закупиться. Но с другой стороны – недостаточно оборотных средств, чтобы выровнять этот дисбаланс. В этом, наверно, ключевое отличие от других рынков, где работает Debex. В Европе и США большое количество инвестиционных фондов буквально спит и видит, когда банки начнут выбрасывать на рынок огромные пакеты. Эти фонды в похожих ситуациях вкладывают миллиарды и, грубо говоря, вынимают из оборота лишние портфели. Ни одно коллекторское агентство (ни у нас, ни в Европе) не сможет выложить за портфели 10-15 млрд евро. Если бы у нас были похожие фонды, ситуация на рынке была бы более предсказуемой.

— Ты говоришь о фондах как о самостоятельных игроках рынка. Речь ведь не идет о прямом финансировании коллекторов?

— Верно. Фонды санируют излишек долгов. Да, они покупают сразу много и дешево, но они не дают системе обвалиться. Потом огромные пакеты дробятся, сегментируются и продаются. Либо передаются по «агентской модели». При этом, кстати, условия разделения прибыли для коллекторов могут быть очень привлекательными. Если же говорить о финансировании коллекторов, это скорее о банковских продуктах. Я думаю, в наступившем году кредиты для коллекторов из-за роста «просрочки» могли бы стать очень востребованными.

— У вас есть подобный проект с ТКБ.

— Да, для тех, кто покупает портфели на Debex. Проект набирает обороты. Уже есть определенные результаты, думаю, что во второй половине этого года он выйдет на очень хорошие показатели.

— Каковы перспективы онлайн-продаж долгов в целом?

— Онлайн-продажи растут и будут расти. В 2021 только наша площадка в шести странах продала долгов на 100 млн долларов. А два с половиной года назад, напомню, ее просто не существовало. Если же говорить о России, то на момент нашего старта 35% долгов продавалось онлайн. В прошлом году уже 56%. В этом году, думаю, приблизимся к 65%. Дело не в том, что все «цифровое» удобнее или же современнее, чем «аналоговое». Это вообще не важно. Просто продавцы считают деньги, которые складываются из цены продажи портфеля и суммы затрат на его продажу. При продаже через онлайн-площадку этот баланс максимально интересный.

— Будет постепенная миграция в онлайн?

— Там, где рынки сложились давно, этот процесс идет медленнее. В ряде стран, где еще два-три года назад рынка продажи долгов не было, онлайн-продажи – это вообще синоним каких-либо продаж. Везде основным драйвером диджитализации становятся продавцы долга, для которых факторы удобства, скорости, приемлемой цены и снижения трудозатрат при продаже долговых портфелей становятся ключевыми. Если по-простому – хочешь купить у нас долг? Добро пожаловать на онлайн-площадку. Думаю, что через пару лет все самое «вкусное» уйдет в онлайн. Там продавать быстрее, прозрачнее и выгоднее. Наиболее ликвидные свежие лоты будут продаваться онлайн, а сложные позиции – по традиционной схеме.

— Не нужно сбрасывать со счетов и антикоррупционный фактор.

— Мы долгое время этому фактору не придавали значения, будучи уверенными, что скорость и удобство важнее. Но, начав работу в США, поняли, что на самом деле фактор комплаенс входит в тройку важнейших. В США цена вторична, важнее, чтобы у продавца долга не было проблем при взыскании.

Если же говорить о России, то после появления онлайн-площадок, продажа долга уже не воспринимается как личная заслуга сотрудника банка, теперь это обычная технология. Раньше важны были связи или коммуникативные способности менеджера, который занимался продажей. Сейчас ценятся другие компетенции. Да и руководству сложнее объяснить, откуда берется цена, если она сформирована вне рыночных инструментов.