«У кого-то резко снизились доходы, кто-то вовсе лишился их»: интервью с генеральным директором ID Collect Александром Васильевым

6 минут
«У кого-то резко снизились доходы, кто-то вовсе лишился их»: интервью с генеральным директором ID Collect Александром Васильевым

Александр Васильев, генеральный директор ID Collect (группа ID FEurasia) в интервью ДОЛГ.РФ рассказал о рынке взыскания после карантина, о проблемах, которые переживает отрасль, о ситуации с долгами в регионах, тенденциях и уголовной ответственности для «черных коллекторов».

Как рынок взыскания пережил карантин? С какими проблемами пришлось столкнуться?

– Рынок взыскания, как и все другие сектора экономики, столкнулся с такой проблемой впервые. Большинство игроков смогли быстро перейти на удаленный режим работы — чем более отлажены были бизнес-процессы в конкретной компании, тем легче было перестроиться. Например, нам удалось это сделать за один день. Мы перевели всех сотрудников, включая судебный отдел. Для него дополнительно требовалось настроить логистические процессы в части передачи документов и пр., но мы справились и смогли полностью обеспечить бесперебойность деятельности.

Главная проблема, с которой столкнулись, наверное, все участники рынка — падение собираемости задолженности. Например, мы у себя зафиксировали просадку результатов в апреле до 25% относительно марта. В мае ситуация стабилизировалась, удалось «отыграть» порядка 20%, то есть сейчас уже можно говорить о возвращении к докризисным показателям.

При этом компании шли навстречу должникам, которые оказались в сложной финансовой ситуации из-за пандемии. У кого-то резко снизились доходы, кто-то вовсе лишился их. При наличии у клиента документального подтверждения мы шли навстречу и разрабатывали лояльные индивидуальные условия. Так поступали и большинство коллег по рынку, считаю, что это хороший тон. Пострадавших должников, по нашим оценкам, было порядка 5% от общего числа.

Какие основные отличия на рынке взыскания до и после пандемии? Есть какая-то специфика по работе в регионах?

– Отличия до и после по большей части относятся к организационным моментам взыскания и работы сотрудников в целом. В объявленный нерабочим период коммуникацию с должниками нужно было осуществлять по расписанию выходного дня, как требует законодательство. В этой связи пришлось быстро перестраивать процессы с точки зрения соблюдения часового взаимодействия. Это полезный опыт, в дальнейшем можно будет оперативно переключаться на новый режим, если начнется вторая волна пандемии.

Для работников, которые сейчас вышли в офис (кстати, у нас это исключительно добровольное дело), мы обеспечили условия в соответствии с соблюдением санитарно-эпидемиологических требований: проводим термометрию, выдаем средства индивидуальной защиты, используем рассадку с минимальной дистанцией и пр. Думаю, что у коллег по рынку в целом аналогичная обстановка.

По специфике работы в регионах особенных отличий нет, но здесь мы видели тенденцию, – должники, проживающие в крупных городах, испытывали больше трудностей с возвратом, нежели жители менее населенных пунктов. Это можно объяснить тем, что пандемия и ограничительные меры в большей степени затронули густонаселенные локации, соответственно, в них падение экономической активности было наиболее ощутимым.

Что происходило с просуживанием долгов в условиях карантина?

– Суды работали только по упрощенным процедурам, не требующим личного присутствия обеих сторон, исковые заявления во время карантина не рассматривались. Также в связи с переводом службы ФССП на особый график возросла нагрузка на отдельного ее сотрудника. Соответственно, была задержка в вынесении судебных решений. Сейчас суды возвращаются к работе в полноценном режиме, ситуация стабилизируется.

Какие основные тенденции на рынке взыскания вы наблюдаете сейчас?

– Сейчас мы видим увеличение предложений от кредиторов по портфелям задолженностей при параллельном снижении их стоимости. Применительно к микрофинансовым компаниям в начале текущего года портфель в среднем продавался за 7-10% от его размера, сейчас это порядка 4,5-6,5%. Таким образом, можно говорить о падении цены на 30-50%. Также наблюдается рост количества предложений на ранних сроках задолженности, они сократились в два раза — до кризиса средний показатель здесь составлял 300+ дней просрочки, сейчас это 150+ дней. Тенденция объяснима: кредиторам невыгодно держать на балансе долги дольше 150 дней, из-за законодательных ограничений на предельный размер взыскания это становится нерентабельным. Что касается рынка банковской цессии, то, по нашим наблюдениям, стоимость портфеля здесь существенно не изменилась.

Ситуация на рынке: к чему она сейчас располагает? Консолидация, выход новых игроков, обострение конкуренции?

– По нашим наблюдениям, участники рынка сейчас ведут осторожную стратегию. Особенно те, кто в конце прошлого года и в начале текущего активно скупали портфели задолженностей по высоким ценам. Компании, которые стартовали после октября 2019 года, сейчас заработают минимум. В свою очередь выиграют те, у кого есть в работе крупные портфели, приобретенные по низкой стоимости. И уж тем более, сейчас не самое удачное время выходить на рынок новым игрокам — работать на условиях минимальной маржи и еще не накопленного опыта слишком рискованно, это мое личное мнение. Таким образом, конкуренция на рынке в целом снижается. В дальнейшем многое будет зависеть от качества менеджмента, отлаженности бизнес-процессов, экспертизы и гибкости в плане возможности быстро перевести бизнес на удаленное взаимодействие внутри себя при необходимости. Преимущество также будет у технологичных компаний, которым удалось оптимизировать те или иные процессы. Например, у нас есть собственная IT-разработка, которая автоматизирует работу с пакетом документов для судебного процесса, в результате сотрудник тратит на это в три раза меньше времени, чем при ручной подготовке.

Какую оценку можно дать развитию ситуации по рынку до конца года с учетом произошедших изменений. Чего стоит ожидать? Назовите основные прогнозы по сектору.

– С учетом понимания того, что возможна вторая волна коронавируса, можно предположить сохранение осторожной стратегии игроками рынка. Условно, пока что лучше не рисковать и работать с теми портфелями, которые уже есть. Это влечет за собой снижение спроса на покупку новых долгов, а значит, кредиторы будут вынуждены так или иначе идти на уступки по цене. При этом мы прогнозируем расширение агентского рынка: выросло количество должников, ушедших в просрочку диапазоном 60-90+ дней, это как раз «вотчина» агентского рынка. В целом мы видим 20% рост доли долгов, передаваемых в работу коллекторам по агентской схеме.

НАПКА часто говорит о так называемых «черных» коллекторах. Это незаконные компании, которые зачастую держат МФО, по словам Бориса Воронина, они дискредитируют участников рынка, так как работают без коллекторских лицензий. Согласны ли вы с НАПКА? Какие методы борьбы с «черными» коллекторами вы считаете наиболее эффективными?

– Мы являемся членами СРО «Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств» (НАПКА), находимся в постоянном диалоге с коллегами и полностью разделяем их мнение по этому вопросу. Деятельность нелегальных участников рынка действительно накладывает негативный отпечаток на всю отрасль, отражаясь, таким образом, на репутации и имидже добросовестных компаний. Это старая проблема, и, на мой взгляд, здесь может быть эффективным ужесточение наказания для «черных» коллекторов», вплоть до уголовной ответственности.

О специфике работы с просрочкой банков и МФО – в чем особенность?

– Основное отличие здесь заключается в «среднем чеке» должников. Для клиентов микрофинансовых организаций он составляет порядка 40 000 рублей, тогда как для банковских заемщиков данный показатель кратно выше. При этом уровень доходов у них примерно одинаковый. Соответственно, работа с банковским портфелем предполагает долгую оборачиваемость задолженности, с точки зрения бизнеса это более «длинные» деньги, в результате чего cashflow растягивается во времени.

Опишите портрет клиента/должника? Как он изменился в период пандемии?

– Применительно к социально-демографическим параметрам в портрете типичного должника МФО корректировок не произошло: это мужчины в возрасте 20-28 лет с доходом порядка 42 000 рублей в месяц и женщины в возрастной группе 25-30 лет, зарабатывающие в среднем 38 000 рублей в месяц. Однако налицо изменения в части сферы деятельности должников: ожидаемо увеличилось количество тех, кто занят в наиболее пострадавших от пандемии отраслях — общепите, сфере услуг и т.д.
Нравится 339
Ха-ха 120
Удивительно 132
Грустно 66
Возмутительно 79
Не нравится 26



Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики.

Поделиться новостью:
Новости партнеров