Интервью с Максимом Карповым. Выгодно инвестировать в суд: проблемы и перспективы правового финансирования

300
5 минут
Интервью с Максимом Карповым. Выгодно инвестировать в суд: проблемы и перспективы правового финансирования

Российский рынок правового финансирования существует чуть меньше трех лет и только начинает набирать силу. О том, что это такое и как рынок судебных инвестиций развивается в России, мы поговорили с управляющим партнером NLF Group Максимом Карповым.

Максим, внешнее финансирование судебных процессов для России продукт новый. Что это и зачем это компании, которая может обратиться за подобным финансированием?

Если говорить коротко, то судебное финансирование – это механизм привлечения участником правового конфликта инвестора, который покрывает его судебные расходы в обмен на часть присужденной судом суммы в случае принятия положительного решения.

Что касается вопроса «зачем», то внешнее финансирование позволяет снять бремя оплаты судебных расходов или сократить их, монетизировать «непросуженные» или «просуженные», но не исполненные требования. Все это означает переход рисков негативного исхода разбирательства с участника спора на инвестора. Иными словами, инвестор помогает участникам споров не бояться начинать потенциально прибыльные разбирательства и эффективнее использовать собственный капитал, а юридическим фирмам – хеджировать риски, гарантируя часть вознаграждения даже в случае работы по модели гонорара успеха.

Есть ли рост количества обращений в России за внешним финансированием?

Да, несомненно, рынок расширяется, растет осведомленность об этом институте, это отражается и на количестве поступающих заявок. Мы начинали с нескольких заявок в месяц, на сегодняшний день их количество исчисляется десятками.

Существует ли какая-то статистика по отраслям? Возможно, из каких-то отраслей обращаются чаще?

Если говорить о рынке в целом, то такой статистики не публиковалось. Что касается нашей компании, то мы часто получаем запросы от арбитражных управляющих, а также компаний, работающих в строительстве и недвижимости, энергетике. Ключевым объединяющим фактором для всех этих ситуаций является отсутствие у истца необходимых средств и опыта для сопровождения сложного судебного процесса, равно как и желание разделить с кем-то риски неблагоприятного исхода разбирательства. В некоторых случаях нашим партнерам проще продать нам права требования и полностью выйти из проекта, чтобы инвестировать вырученные средства в профильные активности.

При этом к нам обращаются участники споров разных типов. Их цена может варьироваться от нескольких миллионов до нескольких миллиардов рублей. Наиболее часто мы работаем со спорами из договорных отношений и банкротными делами, есть в нашем портфеле и дела, вытекающие из корпоративных конфликтов, споров об интеллектуальных правах, о правах на недвижимость и т.д.

Какие критерии отбора проектов для финансирования? Чем вы руководствуетесь при одобрении той или иной заявки?

При выборе проектов для инвестирования мы учитываем два ключевых фактора: качество правовой позиции истца и перспективы исполнения судебного решения, зависящие, прежде всего, от имущественного положения должника. Мы инвестируем, если видим, что шансы на победу максимальны и есть хорошая вероятность физического исполнения. Но даже когда ответчик находится в процедуре банкротства, тоже бывают небесперспективные ситуации, потому что есть субсидиарная ответственность руководителей и владельцев должника, у которых имеются активы. Это потенциально прибыльная модель, хотя и очень сложная.

Какой процент забирает компания инвестор?

Обычная доля инвестора в будущем взыскании составляет 20–40% в зависимости от цены спора, уровня рисков и иных факторов. При этом, безусловно, бывают случаи, где наша доля составляет и менее 10%, и более 60%, т.к. конечное распределение долей между клиентом и судебным инвестором определяется классическим правилом разумного соотношения критериев риск/доходность.

Какие сложности есть у отрасли финансирования судебных процессов в России?

В отличие от упомянутых стран англосаксонской правовой семьи, в России никогда не было явных препятствий для развития института судебного финансирования в виде законодательства или судебной практики, напрямую ограничивавших или запрещавших такую деятельность. Впрочем, и особо благоприятного для судебного финансирования климата в нашей стране по ряду причин пока не сложилось.

Ключевых проблем на сегодняшний день можно выделить две. Первая – это нынешнее положение соглашений о «гонораре успеха». Позиции ВАС РФ и КС РФ 1999 и 2007 г. соответственно фактически превратили его в натуральное обязательство. Сейчас суды постепенно отходят от такой необъяснимо жесткой позиции, встречаются даже случаи предоставления защиты требованиям о взыскании такого вознаграждения. Вторая проблема – это распространенная практика снижения суммы судебных расходов без каких-либо внятных объяснений, без учета сложности дела, которая нивелирует смысл положений закона о возложении расходов на проигравшую сторону.

Несмотря на это мы достаточно высоко оцениваем перспективы развития судебного финансирования в нашей стране. Грубо говоря - стартовые позиции в целом хорошие.

А как обстоят дела с этим механизмом в других странах?

Что касается иностранных юрисдикций, то там точкой отсчета принято считать середину 90-х годов, а первой страной, в которой институт получил настоящее развитие и принял знакомые нам очертания – Австралию. Чуть позднее – в нулевых годах, он пришел в США и Великобританию.

К слову, в этих странах институт демонстрирует впечатляющие темпы роста уже 7-й год подряд. В 2012 году, например, только 10% опрошенных в США говорили о том, что используют внешнее финансирование, в прошлом году об этом утверждали уже 70% респондентов. В сфере международного арбитража показатель еще выше – 97%.

К 2018 году объем инвестиций превысил в Великобритании 2 млрд. долларов, в США по самым скромным оценкам – 3 млрд. долларов. Капитализация лидеров отрасли показывает двузначные значения годового роста. Каждый год появляются новые продукты и предложения, из классического финансирования выросли appeal funding, enforcement funding, after event insurance, финансируемые споры объединяют в портфели и продают доли в них. Появилось и растет в объемах даже финансирование на стороне ответчиков. Мировой опыт показывает, что инвестирование в судебные процессы, это интересный и перспективный путь, уверен, что и Россия может пройти по этому пути.

Нравится 0
Ха-ха 0
Удивительно 0
Грустно 0
Возмутительно 0
Не нравится 0



Поделиться новостью:

Новости партнеров