Выбор за тобой: россиянам могут разрешить самим определять способ прохождения личного банкротства

4 минуты
Выбор за тобой: россиянам могут разрешить самим определять способ прохождения личного банкротства

Граждане смогут самостоятельно выбирать, как им проходить процедуру собственной несостоятельности: через суд или без его участия. Именно такую инициативу предлагает утвердить Министерство экономического развития РФ.

Для того, чтобы такой механизм заработал, необходимо объединить в единый документ 2 законопроекта, направленных на облегчение прохождения процедуры банкротства.

Первый проект также подготовлен ведомством и включает в себя положения об освобождении арбитражных управляющих от части обязательств при ведении дел с размером долга менее 700 тысяч рублей. Предполагается, что управляющих необходимо освободить от организации проведения собраний кредиторов и анализа материального состояния должника. Кроме того, розыск имущества будет организован на средства кредиторов и исключительно по их инициативе. Ведомство уверено, что таким образом возможно снизить затраты на ведение дела. Подробнее о данном законопроекте ДОЛГ.РФ писал ранее.

Вторая инициатива была вынесена на рассмотрение главой комитета ГД по собственности Николаем Николаевым. Его предложение о снижении затрат на процедуру заключается в том, чтобы сделать ее внесудебной и автоматизированной. Иными словами, долги будут списываться через один год после введения процедуры в случае нехватки имущества для реализации и удовлетворения требований кредиторов. При этом механизм будет бесплатен для гражданина, оказавшегося в тяжелой финансовой ситуации, а управляющий получит из специально сформированного фонда гонорар в размере 3 тысяч рублей. Такой фонд планируется пополнять через ежемесячные взносы в размере 15 тысяч рублей с каждой СРО.

Каким образом проекты собираются объединить на данный момент достоверно неизвестно, также, как и не уточняется инициатор внесения нового проекта на рассмотрение. Однако ранее уже упоминалось, что на совещании у министра финансов Антона Силуанова, представители ведомств договорились о целесообразности объединения положений об упрощении банкротного механизма для граждан.

Павел Сигал, первый вице-президент «Опоры России» отметил, что банкротство — один из самых серьезных способов избавиться от непосильных долгов, которые гражданин взял, но физически не может выплачивать в полном объеме. Зачастую к банкротству приводят большие кредиты, которые человек взял на развитие бизнеса, покупку дорогих гаджетов, недвижимости и техники. Заемщик может не рассчитать все риски, потерять источник дохода или заболеть. Второй вариант создания объемного долга — займ в микрофинансовой организации под огромные проценты.

«Сейчас, чтобы гражданин был признан банкротом, его долг должен превышать 500 тысяч рублей, а просрочка составлять не менее 3 месяцев. При этом стоит учитывать, что, избавив себя от долга, россиянин создает себе большие проблемы в финансовой сфере. Банки с большой опаской относятся к бывшим банкротам и очень редко выдают им новые займы или ипотеку. Кроме того, процедура банкротства занимает длительное время и для ее упрощения можно ввести новый законопроект, который будет предусматривать банкротство не только через суд, но и в досудебном порядке», — отметил Сигал.

Эксперт уверен, что инициатива Минэкономразвития и комитета Госдумы по собственности поможет сделать судебные издержки для заемщика минимальными, что позволит гражданину выйти из кредитной кабалы и наладить финансовую ситуацию. Однако в законопроекте стоит прописать четкие критерии ответственности физлиц, чтобы избежать злоупотребления.

Арбитражный управляющий Василий Горовенко отметил, что разговоры об упрощении процедуры банкротства граждан, особенно в его внесудебной части, ведутся уже не первый год. Однако до сих пор ничего внятного, соответствующего действующему законодательству, предложено не было. Под действующим законодательством эксперт подразумевает прежде всего его общее начало — Гражданский кодекс.

«Прежде всего суд — это орган контроля за соблюдением законности при прохождении процедуры банкротства. К данному органу можно обратиться за разрешением разногласий между управляющим, должником и кредиторами. Суд в принципе осуществляет правосудие и контроль за законностью отношений и принимаемых актов, — отметил эксперт. — Важно, что долги сейчас списываются на основании судебного акта при завершении процедуры банкротства. С точки зрения Гражданского кодекса, так называется прекращение обязательств. Соответственно, судебный акт является одним из оснований прекращения обязательств. Каким образом можно заменить судебный акт как основание прекращения обязательств и основание для освобождения должника от исполнения обязательств, когда должник не может или не хочет исполнять обязательства перед кредиторами, и не нарушить закон, неизвестно».

Также недоумение у Василия Горовенко вызвали вопросы финансирования внесудебной процедуры. 

«Такое ощущение, что инициатор законопроекта не знаком с порядком формирования фондов в саморегулируемых организациях. СРО существуют исключительно за счет взносов самих арбитражных управляющих. Поэтому в контексте нового законопроекта получается очень интересная ситуация: арбитражный управляющий уплачивает взносы в СРО, часть от этих денег сразу отправляется в Общероссийский фонд, который потом финансирует расходы арбитражного управляющего и выплачивает ему вознаграждение. Получается, что арбитражные управляющие за свой счет будут проводить процедуру банкротства и выплачивать себе вознаграждение. Предложение, мягко говоря, странное, поэтому мое отношение к упрощенной процедуре в части внесудебного порядка резко негативное», — подчеркнул эксперт.

Комментировали:
Василий Горовенко
Арбитражный управляющий

По первой законодательной инициативе я высказался в комментарии к статье «Упрощенное банкротство будет доступно не всем гражданам», и на настоящий момент считаю данную инициативу неприемлемой.

Что касается второй инициативы главы комитета ГД по собственности Николая Николаева, согласно которой процедуру банкротства физических лиц необходимо сделать внесудебной и автоматизированной, иными словами, долги будут списываться через один год после введения процедуры в случае нехватки имущества для реализации и удовлетворения требований кредиторов, то необходимо остановиться подробнее.

Не вызывает сомнения, что глава комитета ГД по собственности Николай Николаев, мягко скажем, не знаком во – первых с судебной практикой по данной категории дел, а во – вторых с положениями Закона О несостоятельности (банкротстве).
Как представляет себе господин Николаев Н. внесудебный порядок проведения процедуры банкротства физического лица, если некоторые процедуры банкротства физического лица идут свыше трех лет и содержат в себе ряд обособленных споров – признание сделок с движимым имуществом недействительными, признание сделок с недвижимым имуществом недействительными, выплата алиментов из конкурсной массы должника, признание долгов супругов общими, выплата доли совместно нажитого имущества супруге должника, предоставление доступа в помещения, принадлежащие должнику, признание имущества супруги должника как совместного нажитого имущества супругами, выплата денежных средств из конкурсной массы на содержание должника, и прочие сложные обособленные споры.

Суд по первой инстанции в данных вопросах затрудняется разобраться, поэтому данные споры рассматриваются в судах апелляционной, кассационной инстанций и Верховном суде, при этом выполняется условие, описанное господином Николаевым Н. не только нехватка имущества для реализации с целью удовлетворения требований кредиторов, а имущества вообще нет. Или господин Николаев Н. предлагает вообще лишить права кредиторов, должника, его родственников (которые тоже являются участниками процесса и их конституционные права очень даже затрагиваются) на обжалование судебных актов и права на судебную защиту? А как же без суда обособленные споры о включении в реестр требований кредиторов? Кто, как не суд, будет проверять законность включения в реестр? или господин Николаев Н. считает возможным заявляться всем кто желает?

Таковые найдутся, даже не имея законных оснований.
Если следовать логике господина Николаева Н., то статью 213.32 Закона О несостоятельности (банкротстве) «Особенности оспаривания сделки должника-гражданина» вообще нужно исключить в силу того, что имущества то нет для удовлетворения требований кредиторов, зачем оспаривать то, что было за три года до банкротства и прочее.

И какой орган если не суд будет делать вывод об освобождении или не освобождении должника от долгов в соответствии со статья 213.28 Закона О несостоятельности – системный администратор? Специалист по IT технологиям? Вывод которого куда обжаловать – в суд? Или старшему специалисту по IT технологиям? Напоминает фразу из недалекого советского прошлого «без суда и следствия…. расстрелять».

Это предлагает глава комитета ГД по собственности. Становиться страшно от такой некомпетентности на таком высоком уровне, да еще и с правом законодательной инициативы.
Далее по тексту статьи выразил свое мнение Павел Сигал, первый вице-президент «Опоры России», по его мнению, чтобы гражданин был признан банкротом, его долг должен превышать 500 тысяч рублей, а просрочка составлять не менее 3 месяцев. Что является в корне не правильным.

В силу пункта 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г. N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан" При реализации должником права на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом на основании пункта 2 статьи 213.4 Закона о банкротстве учитывается наличие обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что должник не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок, и признаков неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества у должника (пункт 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве). Размер неисполненных обязательств в этом случае значения не имеет.

При этом, продолжает Павел Сигал, стоит учитывать, что, избавив себя от долга, россиянин создает себе большие проблемы в финансовой сфере. Банки с большой опаской относятся к бывшим банкротам и очень редко выдают им новые займы или ипотеку.
Насущной проблемой является шаг первый – получить Определение об освобождении от долгов, у многих о новых обязательствах перед банками речи не идет, коллекторы в подъезде не сидят, родственников не донимают, жить можно с депозитной картой на свое имя и расплачиваться ей в магазине за хлеб и на этом спасибо Закону О несостоятельности (банкротстве).
Павел Сигал тоже считает возможным в досудебном порядке рассмотреть процедуру банкротства физического лица, в котором должник скажет коллекторам и банкам - кредиторам у меня ничего нет, а они с радостью согласятся. Конечно, верить в это можно, но не больше.

Считаю вторую законодательную инициативу не соответствующей духу Закона о банкротстве и такому сложнейшему механизму как банкротство.

Арсений Королев
Арбитражный управляющий
Нравится 2
Ха-ха 1
Удивительно 0
Грустно 0
Возмутительно 0
Не нравится 0




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей раз в недельку.

Читайте также

Новости партнеров

Новости партнеров