Может ли должник заставить платить по своим обязательствам арбитражного управляющего

6 минут
Задайте Ваш вопрос в телеграм-чате:

Учредители североосетинского ООО «Жилье 2010» предприняли еще одну попытку взыскать часть своих долгов с арбитражных управляющих, в разное время занимавшихся банкротным делом компании. Несмотря на то, что первая инстанция и эксперты указали на неправомерность требований, истцы продолжают обвинять арбитражных управляющих в бездействии, которое якобы привело к убыткам в размере 13,5 млн руб.

Как развивалось дело

Как ранее писал ДОЛГ.РФ, представитель учредителей ООО «Жилье 2010» (в отношении компании с 2017 года введена процедура конкурсного производства), обратился в суд с требованием взыскать с трех арбитражных управляющих, занимавшихся делом общества, порядка 13,5 млн руб. убытков. Ответчиками по иску стали Сергей Павлов, Сергей Сергеев и Алексей Окатов, которые в разное время были конкурсными управляющими «Жилья 2010», но были отстранены от исполнения своих обязанностей по решению арбитражного суда. С сентября 2022 года конкурсным управляющим компании-банкрота является Дмитрий Татьянченко. По мнению учредителей, трое предшественников Татьянченко бездействовали, что привело к убыткам в размере 13,5 млн руб., которые могли быть обращены в конкурсную массу.

31 января 2022 года представитель учредителей «Жилья 2010» обратились в Арбитражный суд республики Северная Осетия с требованием взыскать с Павлова, Сергеева и Окатова 13,5 млн руб. «Жалоба мотивирована тем, что ввиду бездействия конкурсных управляющих, в настоящее время утрачена возможность взыскания дебиторской задолженности, согласно инвентаризации имущества от 18.08.2017», - говорилось в документах суда. В документах по инвентаризации, на которые ссылается представитель учредителя, говорится о том, что восемь компаний совокупно должны «Жилью 2010» около 13,5 млн руб. Большая часть долга приходится на ООО ПСО «Эстетика» - 6,55 млн руб.; ООО «Ормузд» - 4,68 млн руб. и ООО РСУ «Профстрой» - 1,8 млн руб. Любопытно, что в отношении первой компании в июле 2014 года «Жилье 2010» подавало Заявление о несостоятельности, но спустя год истец отказался от своих требований. Компании «Ормузд» и «Профстрой» ликвидированы.

В ответ на претензии учредителей должника Арбитражный управляющий Сергей Павлов объяснял, что срок истребования задолженности у компаний (по закону он составляет три года), указанных в инвентаризационных актах, истек еще до начала введения процедуры наблюдения в отношении «Жилья 2010». Этот факт подтверждается и экспертизой, которая установила, что «срок исковой давности для взыскания дебиторской задолженности должника пропущен по вине контролирующих должника лиц». Следующий – Сергей Павлов – реализовал эту задолженность на торгах за 97,9 тыс. руб. Столь низкая цена была обусловлена низким качеством долга и малыми шансами на его взыскание. Вероятно, если бы сами учредители «Жилья 2010» задумались о продаже своей дебиторской задолженности раньше, цена на такой лот могла бы быть заметно выше.

Таким образом, к моменту назначения конкурсным управляющим третьего ответчика – Алексея Окатова, вопрос по задолженности, которую, по сути, невозможно было взыскать, был закрыт в полном соответствии с регламентом процедуры банкротства.

Какой вердикт вынес суд

17 октября республики Северная Осетия рассмотрел Иск представителей учредителей «Жилья 2010», ознакомился с доводами ответчиков и не стал взыскивать 13,5 млн руб. с арбитражных управляющих.

В определении суд указал, что помимо того, что срок исковой давности взыскания задолженности истек, компании, которые должны быть выполнить эти обязательства, в большинстве своем оказались в процедуре ликвидации. «Даже при наличии не истекшего срока исковой давности, данная Дебиторская задолженность в любом случае являлась бы безнадежной к взысканию», - пришел к выводу суд.

А если бы арбитражные управляющие стали «бороться» за этот долг, то их действия могли бы быть расценены как нарушение п. 4 статьи 20.3 «Закона о банкротстве». В нем говорится, что должен разумно и добросовестно подходить к процессу взыскания.

«Возбуждение по инициативе арбитражного управляющего судебных производств по заведомо бесперспективным требованиям может указывать либо на его непрофессионализм, либо на его недобросовестность, влекущие для конкурсной массы дополнительные издержки. Уменьшение конкурсной массы, вызванное подобными неправомерными действиями, может являться также основанием для взыскания с арбитражного управляющего убытков», - говорится в документах суда.

не увидел нарушений и в процедуре продажи долга «Жилья 2010». Он указал на то, что ни один из кредиторов не оспорил итоговую оценку долга и не направил арбитражному управляющему требование о проведении независимой оценки задолженности. Из этого следует, что на момент продажи долга, в 2018 году, ни у кого из участников процесса претензий к процедуре не возникло.

Одновременно дал положительную оценку действиям управляющих по не взысканию задолженности. 

«Отказ от взыскания дебиторской задолженности с учетом необходимости трат на судебные расходы заведомо сомнительной задолженности с истекшим сроком исковой давности, напротив, являются добросовестными действиями, направленными на сохранение конкурсной массы. Процесс по взысканию дебиторской задолженности после истечения срока исковой давности нецелесообразен, что в свою очередь приведет лишь к необоснованному увеличению текущих расходов в процедуре», - подчеркнул суд.

Но представители учредителей «Жилья 2010» не согласились с вердиктом и направили апелляционную жалобу, рассмотрение которой запланировано на 30 ноября 2022 года.

Что говорят эксперты

Шансов на взыскание задолженности с арбитражных управляющих мало, следует из комментариев экспертов, с которыми ознакомится ДОЛГ.РФ. Так, страховая компания «Арсеналъ», где застрахованы ответчики, в отзыве на апелляционную жалобу «Жилья 2010» обратила внимание, что истец в нарушение ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ не представил доказательств, свидетельствующих о возможности фактического получения денежных средств от компаний-дебиторов. 

«[Представитель учредителей] не представил доказательств того, что дебиторы являлись или являются платежеспособными, и в случае обращения за взысканием дебиторской задолженности конкурсная масса была бы фактически пополнена», - указывает «Арсеналъ».

Кроме этого, истец в нарушение ст. 15 Гражданского кодекса РФ не доказал вероятность удовлетворения соответствующего заявления о взыскании дебиторской задолженности, возможные последствия, в том числе размер денежных средств, который подлежал бы возвращению в конкурсную массу, указывает в отзыве страховая компания.

Также «Арсеналъ» указал на отсутствие доказательств наличия причинно-следственной связи между действиями (или, как указано в жалобе учредителей «Жилья 2010» бездействием) арбитражных управляющих и возникших убытков. 

«Заявителю необходимо доказать, что нарушение обязательства является не просто одним из ряда необходимых условий возникновения убытков, а с неизбежностью их порождает. Усмотреть существование причинно-следственной связи между неправомерным поведением и вредом можно лишь тогда, когда данное неправомерное поведение является непосредственной причиной вреда», - объяснили в страховой компании. 

Но таких доказательств суду представлено не было, отменили в «Арсенале».

Еще там добавили, что взыскание дебиторской задолженности, безусловно, является одним из механизмов пополнения конкурсной массы. Однако, не всякое взыскание задолженности может привести к положительному для конкурсной массы результату, заключили в страховой компании.

Говоря о необходимости «расследования» арбитражным управляющим сделок с истекшим сроком исковой давности доцент кафедры предпринимательского права Юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, кандидат юридических наук, доцент Игорь Фролов указал, что деятельность конкурсного управляющего по формированию конкурсной массы должна носить рациональный характер, не допускающий бессмысленных формальных действий, влекущих неоправданное увеличение расходов на проведение процедур. По его словам, должен учитывать, что не всякое действие приведет к положительным для конкурсной массы результатам. То есть иногда на разбирательства средств может быть потрачено больше, чем в итоге взыскано.

Фролов также обращает внимание, что лицо, заявляющее требование о взыскании убытков, причиненных неправомерными действиями (бездействием) арбитражного управляющего, должно доказать сам факт причинения убытков и их размер, неправомерность действий (бездействия) ответчика и наличие причинной связи между действиями (бездействием) причинителя вреда и наступившими последствиями. Если доказательств нет – убытки взыскать невозможно.