Валютный контроль больше не УКаз

Из уголовного кодекса планируют исключить две статьи

5 минут
Валютный контроль больше не УКаз

Министерство финансов РФ собирается облегчить жизнь бизнесу путем декриминализации двух статей Уголовного кодекса (УК) РФ. Речь идет о ст. 193 и 193.1. Первая из них влечет наказание за нерепатриацию денежных средств, а вторая предусматривает санкции за совершение денежных переводов по подложным документам на счета нерезидентов. О нововведениях в УК РФ сообщило издание Legal.Report.

Причинами для декриминализации ст. 193 и 193.1 УК РФ стала ситуация на внешних рынках. В частности, у российских компаний возникают сложности с возвратом валютной выручки. Зарубежные контрагенты и банки часто задерживают платежи. Действующие статьи уголовного законодательства расцениваются Минфином РФ как тормоз для развития международных экспортных отношений. Более того, чаще всего деяния российских предприятий подпадают под состав преступления, предусмотренный ст. 193 или 193.1 УК РФ, если они находятся в санкционных списках зарубежных стран.

По данным Министерства внутренних дел, к ответственности по ст. 193 УК РФ в 2017 году привлечено 31 лицо (для сравнения: в 2016 году к ответственности по указанной статье было привлечено всего 19 лиц). При этом реально осужденных по ст. 193 УК РФ лиц совсем невелико: по итогам 2017 года наказание понесло всего 11 человек (согласно данным Верховного Суда РФ). При этом большинство граждан «отделывались» лишь штрафами, а не реальными сроками.

Минфин РФ считает несправедливым тот факт, что уголовные дела по ст. 193 УК РФ возбуждаются на основании следующих «повседневных факторов»:

  • нарушения контрактного срока поставки запасных частей или комплектующих к дорогостоящему зарубежному оборудованию нерезидентом;

  • просрочки контрактного платежа иностранным контрагентом.

Также известно, что многие российские компании отказываются торговать на международном уровне как раз из-за опасений уголовного преследования. А из-за необходимости снижать риски, обусловленные привлечением к уголовной ответственности, растет себестоимость товаров. Вдобавок, преступление считается совершенным в особо крупном размере, если в Россию не вернулись средства в сумме от 9 млн руб. однократно в течение 1 года. Минфин РФ отмечает, что большинство международных контрактов заключается на суммы значительно выше 9 млн руб., но при этом все участники международного экономического оборота будут вынуждены нести более жесткое наказание.

По мнению финансового ведомства, декриминализация ст. 193 и 193.1 УК РФ позволит:

  • реализовать национальный проект «Международная кооперация и экспорт»;

  • качественнее соблюдать Договор о Евразийском экономическом союзе;

  • не препятствовать реализации указа Президента РФ «О национальных целях и стратегических задачах РФ на период до 2024 года» № 204, в котором указана цель о необходимости экспорта несырьевых товаров в зарубежные страны на сумму от 250 млрд долл. США ежегодно.

Банк России поддерживает инициативу Минфина РФ о декриминализации ст. 193 и 193.1 УК РФ. Однако Министерство юстиции РФ не спешит с выводами. Ведомство согласно отменить или смягчить наказание по вышеуказанным статьям, но лишь в случае, если их положения частично будут перенесены как квалифицирующие признаки в статьи о преднамеренном банкротстве, мошенничестве и незаконном ведении бизнеса.

Инициатива также противоречиво оценивается экспертами. Так, адвокат Николай Суховский, специализирующийся на уголовно-правовых делах, считает, что для бизнеса декриминализация ст. 193 и 193.1 УК РФ принесет большую пользу и облегчит ведение предпринимательской деятельности. Однако устранение ответственности чревато негативными последствиями.

«Однозначно будет затруднен контроль над денежными средствами, поступающими как из России на счета зарубежных контрагентов, так и из иностранных государств на счета отечественных предприятий. Наша страна так активно борется за то, чтобы вернуть выведенные за рубеж средства, вводит налоговые послабления, создает специальные административные районы. А теперь хочет отменить «уголовный надзор» над незаконными, по крайней мере сейчас, валютными операциями. Идея хороша, но все же есть опасения, что решение декриминализации указанных статей может негативно отразиться на нашей экономике», – считает Николай Суховский.

Свое мнение высказал также Евгений Гарифянов, старший преподаватель кафедры уголовного права и процесса Нижнекамского филиала Казанского инновационного университета им. В.Г. Тимирясова. Он указал на то, что ст. 193 и 193.1 УК РФ можно назвать «нерабочими», поскольку судебных разбирательств по ним действительно мало. Но они выполняют не столько карающую, сколько предупредительную функцию. Благодаря их наличию в УК РФ можно надеяться, что российские экспортеры не попытаются скрыть прибыль или заключать нелегальные сделки с иностранными контрагентами.

«В России крупным экспортом занимается не так много компаний. Большинство из них – газово-нефтяные холдинги, металлургические предприятия, инновационные фирмы. Предложение Минфина РФ больше выглядит как лоббирование интересов главных экспортеров страны: они попросили о правовой льготе, и ведомство готово ее предоставить. Однако, если изучать положения ст. 193 и 193.1 УК РФ, можно увидеть, что привлечь к ответственности по ним очень сложно. Придется доказывать факт прямого умысла, реальные убытки. Эти преступления относятся к деяниям небольшой тяжести, и реальный срок преступникам грозит в крайне редких случаях. Большинство злоумышленников платили только штрафы», – отмечает Евгений Гарифянов.

По мнению преподавателя уголовного права, декриминализация вряд ли принесет ожидаемые Минфином РФ результаты. Евгений Гарифянов считает, что было бы куда лучше, если бы российское правительство создало механизм, согласно которому просрочки платежей от иностранных контрагентов, порядок уведомления налоговой инспекции и другие добросовестные действия со стороны экспортеров исключали бы уголовную ответственность. Действующие сейчас наказания в ст. 193 и 193.1 УК РФ можно смягчить, но исключать их из кодекса было бы нерационально.

Наталья Залюбовская, кандидат юридических наук, доцент Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ, считает, что декриминализация валютных статей УК – это огромный шаг навстречу развитию международных торговых отношений.

«Избыточное регулирование и ограничения, существующие в настоящее время, представляют собой действительно репрессивные меры, которые создают некоторые барьеры в данной области. Это связано, прежде всего, в разном подходе к квалификации тех или иных международных сделок: если государственные органы формально оценивают действия сторон, то бизнес больше ориентируется на существующие мировые экономические тенденции», – анализирует Наталья Залюбовская.

Кандидат юридических наук обращает внимание на то, что сами по себе составы преступлений, предусмотренные ст. 193 и 193.1 УК РФ в нынешних экономических условиях не являются преступлениями, которые влекут за собой крайнюю опасность для всего общества, что позволяет говорить о возможности их перевода в форму административного правонарушения.

Ранее ДОЛГ.РФ писал о том, как и почему вклад малого и среднего предпринимательства в ВВП страны снизился до критического уровня.

Комментировали:
Нравится 17
Ха-ха 1
Удивительно 1
Грустно 1
Возмутительно 1
Не нравится 0




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей раз в недельку
Поделиться новостью:

Читайте также

Новости партнеров