Наследственная ответственность: эксперты о мотивировочной части определения ВС РФ

Мнения юристов разделились

7 минут
Наследственная ответственность: эксперты о мотивировочной части определения ВС РФ

Если топ-менеджер компании, которого пытались привлечь к субсидиарной ответственности, умер до момента окончания разбирательства, его жена и дети вполне могут «получить в наследство» многомиллионные долги своего родственника. К такому выводу пришла Экономическая коллегия ВС РФ 9 декабря в рамках дела № 303-ЭС19-15056 о банкротстве ООО «Амурский продукт» и отправила его на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Портал ДОЛГ.РФ уже рассказывал о состоявшемся прецеденте, когда ВС РФ посчитал, что субсидиарная ответственность передается по наследству, а сегодня мы узнали у экспертов, насколько этично привлекать к субсидиарной ответственности наследников должника.

 

Кратко по делу

ООО «РН-Востокнефтепродукт» подало жалобу в ВС РФ на решения нижестоящих судов об отказе в привлечении к субсидиарной ответственности наследников умершего Шефера Михаила Александровича по делу о банкротстве ООО «Амурский продукт».

Должник специализировался на хранении нефтепродуктов. Четыре года назад компания организовала хищение продукции, которую получала от ООО «РН-Востокнефтепродукт». Противоправные действия привели к невозможности возврата переданных на хранение продуктов, поэтому кредитор попытался взыскать убытки с мошенника. Требования «дочки» «Роснефти» были включены в третью очередь реестра кредиторов.

Изначально истец был намерен пополнить конкурсную массу должника на 273,5 млн руб., взыскав указанную сумму солидарно в субсидиарном порядке с бывших топ-менеджеров: экс-директора Руденко С. М. и его заместителя Шефера М. А. Бывший директор в процессе разбирательства подтвердил, что его заместитель являлся контролирующим должника лицом и организовывал хищения.

Руденко был привлечен к ответственности по решению судов, но его коллега Шефер погиб в дорожно-транспортном происшествии. Уголовное дело в его отношении закрыли, к субсидиарной ответственности не привлекли.

В этой связи истец попытался взыскать долг с наследников должника, принявших наследство после его смерти. В материалах дела содержится информация, что наследникам Шефера перешли все его активы. Соответственно, истец настаивал на том, что долги также должны были быть унаследованы, тем более что убытки от незаконной деятельности ООО «Амурский продукт» возникли до смерти топ-менеджера.


Практика сложилась из-за низкой эффективности ФССП

Экс-член Общественного совета при ФССП РФ, заведующий кафедрой искового и исполнительного производства РГАИС, председатель Экспертного совета Комиссии Мосгордумы по законодательству Алексей Кравцов считает, что такая практика сложилась из-за низкой эффективности ФССП.
«Низкие показатели судебных приставов по исполнению судебных решений, подвигают взыскателей искать более сложные виды имущества должников. Например, имущество супругов, дебиторскую или кредиторскую задолженность, доли в фирмах, мнимые сделки и т.д. Обращать взыскание на такое имущество можно только по решению суда. Пристав здесь будет проводить только изъятие и реализацию имущества», – отмечает спикер. 
Экс-член Общественного совета при ФССП РФ подметил, что наследственная масса всегда была лакомым кусочком для взысателей, но до нее было сложно дотянуться. Суды часто отказывали взыскателям, ссылаясь на то, что это личный долг наследодателя и на наследников он не распространяется, однако это противоречит законодательству.
«Наследники наследуют не только имущество, но и долги наследодателя. 
В этом деле, Верховный суд привёл к единому знаменателю вопросы наследования долгов. И открыл дорогу взыскателям к наследуемому имуществу. 
Остался лишь один вопрос, а переходят ли долговые обязательства наследодателя на личное имущество наследника, не входящее в наследственную массу?», – задается вопросом Алексей Кравцов

У наследства нет иммунитета

Суды нижестоящих инстанций в удовлетворении требований истцу отказали, основываясь на том, что его требования неразрывно связаны с личностью Шефера. Однако ВС РФ посчитал, что такой подход не дает кредиторам шанса компенсировать свои убытки, которые возникли ввиду умышленного причинения вреда действиями контролирующего должника лица, так как автоматически прекращает обязательства последнего после его смерти.

Субсидиарная ответственность – один из видов гражданско-правовой ответственности, указал ВС РФ, поэтому долг, который образовался из СО подчиняется правовому режиму, регламентирующему возмещение вреда имуществу участников оборота, и входит в наследственную массу. Если толковать закон иным образом, то появляется возможность передачи наследственного имущества наследникам в обход закона и в ущерб кредиторам. Подобный иммунитет недопустим.

Также ВС отметил, что факт незнания о наличии долгов в момент открытия наследства никаким образом не препятствует передаче субсидиарной ответственности «по наследству». Риски взыскания долгов, возникших из СО, несут наследники.

 

За любым юридическим лицом стоит бенефициар

Марат Джакупов, арбитражный управляющий, не согласен с позицией ВС РФ. Он отметил, что в ст. 1112 ГК РФ содержится прямой запрет на не включение в состав наследства прав и обязанностей, неразрывно связанных с личностью наследодателя.

Эксперт обратил особое внимание и на то, что за любым юридическим лицом в конечном итоге всегда стоит человек – бенефициар. В этой связи, субсидиарная ответственность лица является самой что ни на есть обязанностью, связанной с личностью наследодателя, и она не должна включаться в состав наследства, а значит и не должна распространяться на наследников.

«Ст. 418 ГК РФ предусмотрено прекращение обязательства смертью гражданина, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. Наследники не могут отвечать за наследодателя, за принятие им в свое время определенных решений лично, пусть и касавшихся его деятельности, даже если она в итоге привела к банкротству. Это очень негативная практика, ее сложно оценивать без полного текста определения ВС РФ, но в целом тон задан очень не здоровый», — рассуждает Джакупов.

 

Наследники могут быть не осведомлены о долгах

Юрист Оксана Комарова, напротив, подчеркнула, что противоречия в решении ВС РФ нет. Если наследнику выгодно принять наследство, то он может расплатиться и по долговым обязательствам.

«Если наследники не считают себя выгодоприобретателями, за ними всегда остается право отказаться от наследства и к субсидиарной ответственности их никто привлекать не будет. Единственный нюанс в том, что иск может быть предъявлен уже после смерти должника, когда наследники успеют вступить в наследство, не будучи осведомленными о наличии иска», — комментирует ситуацию юрист.

 

На имущество «эффективного» управленца вправе претендовать и кредиторы

Арбитражный управляющий Павел Замалаев, пояснил, что речь идёт не о классической субсидиарной ответственности наследников, а о компенсации задолженности по субсидиарной ответственности контролировавшего должника лица, причём только в пределах и за счёт наследственной массы, которая появляется после смерти такого лица.

«Логика в решении Верховного Суда есть, так как наследственная масса лица, возглавлявшего компанию или собственника бизнеса, формируется именно в привязке к результатам его управленческой деятельности и отражает её результат», — подчеркнул Павел Замалаев.

По мнению эксперта, абсурдна ситуация, когда у владельца или топ-менеджера бизнеса, доведенного до банкротства, полно дорогостоящего имущества. Поэтому представляется логичным, что на активы такого «эффективного» управленца вправе претендовать не только наследники, но и кредиторы.

«Взыскивать долги по субсидиарной ответственности за счёт наследственной массы допустимо, только в случае доказанности заявителем факта знания наследниками на момент вступления в наследство сведений о наличии вероятности привлечения лица, наследство которого принимается, к субсидиарной ответственности», — отметил Замалаев.

 

Прецедент, созданный Экономколлегией ВС РФ, стал хайпом

По мнению арбитражного управляющего Андрея Полякова, требования по субсидиарной ответственности — это обычные денежные требования, и они никак не связаны с личностью должника, а вопрос этичности привлечения детей-наследников к ответственности в принципе отсутствует.

«Долги и ранее переходили на наследников будь то супруги или дети. Я считаю, в этом вопросе сейчас больше хайпа, чем реального и взвешенного подхода, подкрепленного ссылками на нормы права», — объяснил свою точку зрения Поляков.

По данным Федресурса, только за I квартал текущего года было удовлетворено в 1,5 раза больше заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, чем в аналогичном периоде прошедшего года. Размер ответственности увеличился в 2,9 раза, до 75,4 млрд руб. В августе был установлен рекорд по размеру субсидиарной ответственности в одном деле - 41,5 млрд рублей. Вполне возможно, что дверь открытая ВС РФ, к наложению субсидирной ответственности на наследников умершего виновника, поспособствует еще большему увеличению роста показателей.

Комментировали:
Павел Замалаев
Основатель проекта #банкротсвопочестному
Андрей Поляков
Эксперт в области банкротства физических лиц
Оксана Комарова
Руководитель Центра бесплатной юридической помощи г. Истра. Судебный юрист
Алексей Кравцов
Председатель Арбитражного третейского суда города Москвы
Нравится 248
Ха-ха 81
Удивительно 54
Грустно 38
Возмутительно 44
Не нравится 14




Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики. Как это сделать?

Поделиться новостью:
Читайте также
Новости партнеров