Как заставить финансовый анализ «работать» на должников и кредиторов. Часть 2

11 минут
Автор: Владислав Цогоев
Как заставить финансовый анализ «работать» на должников и кредиторов. Часть 2

Общий смысл и ключевые правила финансового анализа

В этой статье цикла, посвящённого финансовому анализу в делах о банкротстве, мы поговорим об основных целях финансового анализа и ключевых принципах его проведения.

Как упоминалось в предыдущей статье цикла, финансовый анализ является инструментом «рекогносцировки» для арбитражного управляющего и кредиторов в деле о банкротстве должника, раскрывающим то, чего они не могли видеть ранее из-за режима коммерческой, налоговой и банковской тайны, а именно внутренние хозяйственные операции должника и изменение его финансового состояния во времени.

Основной вопрос, на который отвечает финансовый анализ: чем занимался должник, когда образовывалась и сохранялась задолженность перед кредиторами, впоследствии превысившая объём денежных средств? Стало ли это следствием изменения экономической ситуации, неправильно выбранной бизнес-стратегии или просто вывода активов?

Целесообразно начать с того, что заключения по результатам финансового анализа и проверки признаков преднамеренного (фиктивного) банкротства являются доказательством по делу.

Но преждевременно будет полагать, что представленный в материалы дела о банкротстве, документ под названием «Заключение по результатам финансового анализа», является доказательством, отвечающим признаку достаточности (п. 2 ст. 71 АПК РФ). Иногда судьи справедливо указывают, что содержащиеся в заключениях сведения являются исключительно субъективным суждением арбитражного управляющего.

Из субъективного суждения в полноценное доказательство, связывающее суд обязанностью полного и непосредственного исследования (п. 1 ст. 71 АПК РФ), заключение превращают пункты 3, 4 и 8 правил, утверждённых Постановлением №367.

Пункты 3 и 4 указанных правил устанавливают перечень документов, на основании которых проводится финансовый анализ. И, по сути, это такой объём документов, который должен дать управляющему и кредиторам исчерпывающее представление о том, что происходило на каждом этапе хозяйственной жизни должника. К ним относятся регистры бухгалтерского учёта, договоры, материалы инвентаризаций, проведённых как директорами, так и самим управляющим. Состав этих документов в идеальной ситуации их полной передачи руководителем (бывшим руководителем) должен обеспечивать возможность установить соответствие или несоответствие документов, которыми оформлены хозяйственные операции, показателям бухгалтерского учёта.

Наконец, п. 8 правил обязывает прикладывать копии вышеуказанных документов к заключению по результатам финансового анализа. Это является инструментом обеспечения возможности суду и кредиторам «перепроверить» субъективные суждения арбитражного управляющего. Ведь заключение с копиями документов должника в любом случае подлежат представлению в материалы дела о банкротстве, а также собранию кредиторов, каковая обязанность проистекает из правил подготовки отчётов арбитражных управляющих, утверждённых Постановлением Правительства РФ №299 от 22.05.2003 г., абз. 7 п. 3 ст. 13, а также абз. 10 ст. 7 Закона о банкротстве.

Если заключение содержит приложения в виде копий документов, указанных в пунктах 3 и 4 правил, значит, оно отвечает принципу достаточности доказательства (п. 2 ст. 71 АПК РФ) в тех случаях, когда лица, участвующие в деле о банкротстве и арбитражном процессе по делу о банкротстве, ссылаются на обстоятельства, указанные в заключении.

Конечно, не следует относиться к этой правовой конструкции утрированно и, например, при доказывании момента возникновения неплатёжеспособности, заявлять о недостаточности доказательства только потому, что к заключению не приложены регистры бухучёта, если при этом приложены выписки по счетам и кассовые документы, позволяющие установить отсутствие у должника денежных средств, достаточных для исполнения наступивших обязательств. Ведь сведения о денежных суммах должника, предоставленные банком, имеют больший доказательный вес, чем самостоятельное декларирование руководителем или бухгалтером должника в регистрах наличия или отсутствия этих денежных средств. В конце концов, регистры могли быть искажены именно с целью избежания оспаривания сделок и имитации наличия платёжеспособности на момент их совершения. Вместе с тем, в обратном случае, когда вместо выписок по счетам должника предоставлена выписка по бухгалтерскому счёту 51 («Расчётные счета»), признавать её копию равноценным доказательством неправильно, помня о том, что «Закон о банкротстве» имеет в виду возможность искажения бухгалтерской отчётности, ставя в зависимость от неё ряд предметов доказывания по обособленным спорам.

Очевидно, что для реальной, а не формальной работы механизма финансового анализа в арбитражном процессе по делу о банкротстве профессиональный арбитражный управляющий обязан понимать смысл и доказательный вес каждого документа, на основании которого составляется его заключение.

Правильное составление заключения по результатам финансового анализа с полным объёмом приложений заменяет бессистемную работу по доказыванию обстоятельств в отдельных обособленных спорах, что может привести к принятию судебных актов, создающих презумпцию в отношении неправильно истолкованных фактов хозяйственной жизни должника.

Надлежаще составленное заключение фиксирует ключевые обстоятельства, подлежащие доказыванию в спорах о признании сделок недействительными, о привлечении к субсидиарной ответственности, о включении в реестр требований кредиторов и т.д. В частности, момент возникновения неплатёжеспособности (недостаточности имущества), период её сохранения, искажение показателей бухгалтерского учёта, отсутствие неких обязательных для хранения документов, необходимость наличия которых усматривается из бухгалтерского учёта, неотражение в бухгалтерском учёте мнимых сделок, на основании которых заявлены требования в реестр требований кредиторов и т.д.

Исходя из структуры Постановления №367, финансовый анализ без учёта анализа признаков преднамеренного (фиктивного) банкротства сводится к анализу:

  1. коэффициентов финансово-хозяйственной деятельности должника (приложение №1 к постановлению);
  2. хозяйственной, инвестиционной и финансовой деятельности должника, его положения на товарных и иных рынках (приложение №2 к постановлению);
  3. активов и пассивов должника (приложение №3 к постановлению);
  4. возможности безубыточной деятельности должника (приложение №4 к постановлению).
Сам по себе такой анализ представляет собой тривиальный процесс расчётов, изучения экономических изданий по вопросу состояния рынков и макроэкономики, отраслевых нормативных актов и внутренних документов должника.

Но настоящий цикл статей направлен на решение проблемы, а таковой проблемой является непроницаемая стена между юристами, которые сосредоточены на процессуальной стороне дела о банкротстве, и экономистами, которые занимаются непосредственно расчётно-аналитической частью финансового анализа. Результат этого разграничения таков, что максимальная степень погружения судебного представителя, например, по вопросу введения следующей процедуры в деле о банкротстве, зачастую сводится к формулировке из последней страницы заключения по результатам финансового анализа: «Безубыточная деятельность должника возможна/невозможна». Если речь заходит о таких вещах как, например, причина возникновения неплатёжеспособности, то они и вовсе могут не быть чётко артикулированы в процессуальных документах, даже при десятке-другом рассмотренных обособленных споров о признании сделок недействительными.

Плохая новость заключается в том, что для разрушения этой стены банкротному юристу придётся погружаться в экономические аспекты деятельности должника. И первое с чего следует начать – это с усвоения пункта 5 Постановления №367, при неисполнении которого финансовый анализ можно и не продолжать. Согласно указанному пункту, при проведении финансового анализа арбитражный управляющий должен руководствоваться принципами полноты и достоверности, в соответствии с которыми:

  1. в документах, содержащих анализ финансового состояния должника, указываются все данные, необходимые для оценки его платежеспособности;
  2. в ходе финансового анализа используются документально подтвержденные данные;
  3. все заключения и выводы основываются на расчетах и реальных фактах.
Что это значит?

Если для оценки платёжеспособности недостаточно документов (например, затерялись сведения об остатках хотя бы на одном банковском счёте должника), вывод о платёжеспособности сделан быть не может, что и надлежит отразить в заключении. Причины, по которым документы отсутствуют не оставлены без внимания законодателем, который предусмотрел различные виды ответственности и презумпций для всех, кто может быть виноват в их непередаче/утрате/искажении, о чём мы поговорим, когда речь зайдёт о процессуальном значении финансового анализа.

Требование использовать документально подтверждённые данные превращает заключение по результатам финансового анализа в доказательство, отвечающее требованию ст. 68 АПК РФ (допустимость доказательств): «Обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами». Арбитражный суд оценивает заключение, подготовленное на основании определённых документов, как если бы он оценивал непосредственно данные документы. Если арбитражный суд рассматривает спор о взыскании задолженности по договору, он основывается на договоре, а не данных бухгалтерского учёта истца. Следовательно, все факты хозяйственной жизни должника, связанные с обязательствами, исследуются на основании документов, которые устанавливают эти обязательства, все расчёты – на основании документов, подтверждающих факт платежей (выписки по банковским счетам, расходно-кассовые ордеры) и т.д.

Требование основывать все выводы на расчётах и реальных фактах в комментариях не нуждается.

Подкрепляется всё это пунктом 3 Постановления №367:

«При проведении финансового анализа арбитражный управляющий, выступая как временный управляющий, использует результаты ежегодной инвентаризации, проводимой должником, как внешний (конкурсный) управляющий – результаты инвентаризации, которую он проводит при принятии в управление (ведение) имущества должника, как административный управляющий – результаты инвентаризации, проводимой должником в ходе процедуры финансового оздоровления, независимо от того, принимал ли он в ней участие».

Это на первый взгляд невзрачное «техническое» правило отсылает нас к Приказу Министерства финансов РФ №49 от 13.06.1995 г., которым утверждены Методические указания по инвентаризации имущества и финансовых обязательств.

На данном этапе не будем обременять своё сознание особенностями инвентаризации отдельных видов имущества и финансовых обязательств. Отметим лишь основные регламентации, имеющие особое значение для финансового анализа в деле о банкротстве.

Пункт 1.4.: «Основными целями инвентаризации являются: выявление фактического наличия имущества; сопоставление фактического наличия имущества с данными бухгалтерского учета; проверка полноты отражения в учете обязательств». Далее по тексту приказа данному пункту в отношении отдельных видов объектов инвентаризации корреспондируют пункты 3.10, 3.12, 3.17, 3.27, 3.40, 3.41, 3.51 и иные.

Пункт 5.1.: «Выявленные при инвентаризации расхождения фактического наличия имущества с данными бухгалтерского учета регулируются в соответствии с Положением о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации в следующем порядке:… (далее описаны способы отражения в бухгалтерском учёте – В.Ц.)».

Приказ также обязывает инвентаризационную комиссию подписывать инвентаризационные акты и описи. Возлагаемая на временного управляющего в рамках финансового анализа принимать во внимание данные инвентаризации является, в сущности, обязанностью учитывать только реальные факты хозяйственной жизни должника, каковые факты являются реальными постольку, поскольку никто из членов инвентаризационной комиссии не исказил результаты инвентаризации. Для конкурсного/внешнего управляющего всё проще, поскольку инвентаризацию он проводит сам как вновь назначенное материально-ответственное лицо (абз. 4 п. 27 Приказа Минфина России от 29.07.1998 №34н).

По сути, из совокупности рассмотренных правил следует, что арбитражный управляющий, получив от действующего или бывшего руководителя документы должника, не может основываться только на показателях бухгалтерского баланса. Он обязан воспроизвести на основании таких документов собственную версию бухгалтерского учёта. Уже на основании его показателей определяется момент возникновения неплатёжеспособности, недостаточности имущества и иные вещи, так необходимые юристу, отвечающему на вопросы суда.

В отсутствие документов, даже при наличии данных бухучёта, управляющий обязан сделать вывод о невозможности подготовки заключения. Ведь регистры бухучёта могут быть искажены, что является отдельным обстоятельством, подлежащим доказыванию в некоторых обособленным спорах. Например, для применения презумпции цели причинения вреда при оспаривании сделок (абз. 4 ст. 61.2 Закона о банкротстве) или презумпции вины контролирующего лица при привлечении к субсидиарной ответственности (подп. 2 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве). Признавая регистры бухучёта достаточным доказательством (п. 2 ст. 71 АПК РФ) на отдельных стадиях процесса, когда их показатели входят в предмет доказывания, суд может пресечь возможность ссылаться на их искажение в последующих обособленных спорах, имеющих ключевое значение при возврате активов.

Поэтому практика арбитражных управляющих основывать результаты финансового анализа на полученных от бывшего руководителя сводных сведениях, например, из базы «1С», не может быть признана правильной, если речь идёт о проведении реального финансового анализа. Впрочем, это является следствием избыточного количества процедур банкротств в целом, их нерезультативность и, как следствие, низкий уровень вознаграждения арбитражных управляющих, вынужденных вести большое количество процедур, вследствие чего не имеющих возможности проводить полноценный финансовый анализ.

Между тем, воспроизведение показателей бухгалтерского баланса на основе хозяйственных документов должника является необходимой стадией процедуры банкротства, потому что только так можно оценить соотношение отдельных сделок, решений и действий с общими масштабами хозяйственной деятельности. Как правило, по завершении этого процесса на руках у управляющего уже оказываются все сделки, которые подлежат оспариванию, и практически вся доказательная база по соответствующему спору.

Подводя итог, отметим следующее. В отношении Закона о банкротстве сегодня высказываются мысли о том, что для современных реалий концепция закона устарела. Но правила, утверждённые Постановлениями №367 и №855, в своей концептуальной основе (за некоторыми частными техническими изъянами) актуальны не только на момент их принятия, когда банкротное законодательство находилось на ранних стадиях развития, но и на сегодняшний день, когда в закон включены огромные вымученные практикой правовые механизмы (как-то главы III.1 и III.2). Степень проработанности этих правил проявляется в том, насколько подготовленное в соответствии с ними заключение, в сущности, заменяет работу по доказыванию обстоятельств в отдельных обособленных спорах, о чём мы поговорим в последующих статьях цикла, посвящённых процессуальной роли финансового анализа в деле о банкротстве.

А в следующей статье настоящего цикла мы рассмотрим вопрос о важнейшем, но неписанном принципе финансового анализа – о его непрерывности.

Нравится 45
Ха-ха 21
Удивительно 15
Грустно 13
Возмутительно 5
Не нравится 11



Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики.

Поделиться новостью:
Новости партнеров