Валерия Герасименко: «Балльная система лишь усилит зависимость арбитражных управляющих»

7 минут
Валерия Герасименко: «Балльная система лишь усилит зависимость арбитражных управляющих»

Тема реформы института банкротства в РФ рождает все новые споры. В июне арбитражные управляющие вновь подняли этот вопрос на Втором всероссийском Совещании, куда был приглашен замминистра экономического развития Илья Торосов. По части противоречий федеральные власти и банкротные специалисты пришли к консенсусу (например, по вводу механизма cram down), но некоторые пункты законопроекта все еще остаются спорными. Введение балльной системы, уменьшение численности членов СРО, решение вопроса со страховкой и другие наиболее дискуссионные положения реформы ДОЛГ.РФ обсудил с генеральным директором Союза арбитражных управляющих СРО «Северная столица» Валерией Герасименко.

— Так сложилось, что с самого начала новый законопроект о банкротстве принято критиковать, а есть ли в нем какие-то положительные новации?

— Сложно отмечать какие-либо положительные новации, когда столько негативных отзывов. Я позитивно отношусь к ликвидации процедур финансового оздоровления и внешнего управления, так как они фактически не работают. Будет ли работать и принесет ли ожидаемый эффект новая процедура реструктуризации — покажет время.

— Недавно ваши коллеги на Съезде арбитражных управляющих обсуждали возможность принятия профессионального кодекса этики. Вы знакомы с этим документом? Насколько он необходим профессиональному сообществу?

— К сожалению, авторы кодекса не показали его даже руководителям всех саморегулируемых организаций до Съезда, не то что всем арбитражным управляющим, которых у нас более 10 тыс. Получается, что кодекс увидели только участники Съезда, а это чуть более 100 специалистов. Не думаю, что данный документ может внести что-то новое в работу арбитражных управляющих. Скорее он, в лучшем случае, будет просто дублировать то, что есть уже в Законе и нормативно-правовых актах.

— На Втором Всероссийском совещании арбитражных управляющих замминистра экономического развития отметил необходимость введения в новый законопроект положения о механизме cram down. Сможет ли этот механизм способствовать увеличению числа случаев успешного «оздоровления» бизнеса или только затянет процедуру банкротства, к которой должники в РФ традиционно приходят с уже полностью разрушенным бизнесом?

— В текущей редакции Закона о банкротстве предусмотрены такие реабилитационные процедуры как финансовое оздоровление и внешнее управление. Но внешнее управление вводится крайне редко и в абсолютном большинстве случаев заканчивается признанием должника банкротом, а процедур финансового оздоровления я на своей практике вообще не встречала. Это статистика и, в данном случае, с ней не поспоришь. Поэтому, как бы ни хотелось, не могу спрогнозировать, что введение механизма cram down будет способствовать увеличению числа случаев успешного «оздоровления» бизнеса.

— Насколько балльная система, за которую выступает Минэкономразвития, будет способствовать повышению независимости арбитражных управляющих? Среди профсообщества есть мнение, что арбитражный управляющий в принципе не может быть независимой фигурой.

— На мой взгляд, балльная система лишь усилит «зависимость» арбитражных управляющих. Сейчас они в силу закона действуют в интересах должника, кредиторов и общества. А при введении балльной системы у него появится свой отдельный интерес — заработать баллы. Так как именно от того сколько арбитражный управляющий заработает баллов будет зависеть возможность его дальнейшей профессиональной деятельности. Так уж написан законопроект: чем больше баллов, тем больше шансов у арбитражных быть назначенным на процедуру банкротства.

— А что тогда, на ваш взгляд, будет способствовать независимости арбитражных управляющих? И нужно ли вообще за нее бороться или текущее положение дел в этом ключе приемлемо?

— Бороться, безусловно, нужно. Сейчас деятельность арбитражных управляющих и так более чем «зарегулирована». Они должны иметь больше свободы действий в части получения информации о должнике. В большинстве случаев сами должники от предоставления информации уклоняются, а норма закона о том, что госорганы и иные инстанции должны предоставлять арбитражным управляющим документы по его запросам в течение 5 дней, к сожалению, не работает. Коллеги постоянно получают отказы на свои запросы. Это блокирует деятельность. Необходимо расширять полномочия арбитражных управляющих в этой части и делать ответы на запросы обязательными и безусловными. Сейчас эффективность работы арбитражных управляющих находится, в том числе, и в зависимости от наличия у него информации о должнике.

Также необходимо повышать вознаграждение. Сейчас это всего 30 тыс. руб. в месяц по юридическим лицам, по физическим и того меньше. Финансовая независимость управляющих крайне важна.

— При использовании балльной системы не будет ли злоупотреблений со стороны СРО, которые (согласно новому законопроекту) будут сами выдвигать кандидатуры арбитражных управляющих? Могут ли наряду с «карманными» СРО (о риске появления которых говорилось ранее) появиться и «карманные» арбитражные управляющие?

— СРО и сейчас сами предлагают кандидатуры арбитражных управляющих на основании выбора соответствующего коллегиального органа СРО. Будет все то же самое, только теперь будет предлагаться не одна кандидатура, а от 2-х до 5-ти, а также указывать баллы каждой кандидатуры. Затем уже среди всех поступивших кандидатур будет проводиться отбор: сначала отсеют всех, у кого балл ниже среднего, а далее случайный выбор среди оставшихся. Вопрос о «карманных» СРО не относится к балльной системе. Когда профсообщество говорит про «карманные» СРО, оно говорит о нецелесообразном снижении минимального числа арбитражных в одной СРО. Сейчас это 100 человек, законопроект предлагает снизить порог до 10. Отвечая на ваш вопрос про «карманных» арбитражных управляющих — не вижу таких предпосылок. Законопроект предусматривает вычитание баллов арбитражников за каждое назначение. То есть это ограничение для специалистов. Назначился на процедуру — баллы вычли, завершил процедуру — баллы начислили. И так далее.

— Как вы оцениваете предложение своих коллег (также высказанное на Совещании) о введение госпошлин за подачу жалоб на арбитражных управляющих? Поможет ли эта мера снизить поток бессмысленных «анонимок от Сталиных, Брежневых» и проч.? Или же, на ваш взгляд, есть какое-то другое решение этой проблемы?

— С этим предложением я абсолютно согласна. К сожалению, Росреестр вынужден проводить проверки по всем жалобам независимо от того, кто их пишет. Это не только существенным образом увеличивает нагрузку на аппарат Росреестра, но и создает возможности для злоупотреблений со стороны, как вы их называете, Сталиных, Брежневых и проч. Закон о банкротстве строго очерчивает круг лиц, которые могут подать жалобу в суд. Полагаю, и Росреестр должен рассматривать жалобы того же круга лиц, то есть тех, кто непосредственно в конкретном деле о банкротстве участвует.

— Зачем тогда вводить денежные пошлины, раз есть установленные круг лиц? Может тогда стоит просто усилить контроль за этим аспектом? Ведь у банкрота может и не найтись средств на жалобу, а повод для нее окажется вполне реальным.

— Денежные пошлины более чем целесообразны. Их наличие так же снизит количество злоупотреблений при подаче жалоб. Сейчас слишком много жалоб подается лишь с целью завалить АУ бумагами и отвлечь от реальной работы. В случае отсутствия средств всегда можно применить инструмент отсрочки уплаты госпошлины.

— Еще одна новация, которую предлагает новый законопроект о банкротстве — введение корпоративных арбитражных управляющих для определенных категорий должников. Как вы, в целом, оцениваете инициативу корпоративного арбитражного управления? Стоит ли распространить ее на все категории должников и привлекать к управлению негосударственные компании (как это предлагает сейчас закон), а частные?

— Это вполне рабочая новация, но хотелось бы, чтобы она была доступна открытому перечню компаний, а не узкому кругу, как сейчас в законопроекте. И главный вопрос — отсутствие заинтересованности. Это замечание было услышано и в последнюю редакцию законопроекта было внесено положение о том, что перечисленные в законопроекте организации (Ростех, Росатом, ПСБ и др.) не могут быть арбитражными управляющими своих должников и дочерних структур. Но кого они тогда будут банкротить?! Должников друг друга?

— На Совещании также был поднят вопрос о страховании ответственности АУ. Илья Торосов заявил, что решать его будут в отдельном порядке, через Минфин, в новом проекте такой нормы не предусмотрено. Не затеряется ли инициатива? Логичнее, на ваш взгляд, было бы отразить этот вопрос в новом законопроекте?

— Конечно, правильнее было бы урегулировать эту проблему в рамках рассматриваемого законопроекта. Но пока нас не слышат. В такой конструкции шансы того, что инициатива затеряется, профсообщество крайне беспокоят.

Нравится 160
Ха-ха 77
Удивительно 41
Грустно 35
Возмутительно 23
Не нравится 12



Ненавязчивая и удобная отправка главных новостей пару раз в недельку

Добавьте "ДОЛГ.РФ" в предпочтительные источники в Яндекс.Новостях, чтобы Вы могли первыми узнать о главных новостях банкротства, долгов, финансового сектора и судебной практики.

Поделиться новостью: